Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Главное

Павшие гарнизоны

«Хочешь мира, готовься к войне»… «Не желаешь кормить свою армию, будешь кормить чужую»… «У России нет друзей, а только союзники: ее армия и флот»… Ряд можно продолжить: боеспособная армия во все времена - залог существования любого государства. Нашего – тем более. Для повышения боеспособности и проводится в России который год масштабная армейская реформа. Так, по крайней мере, убеждают нас высокие официальные лица. Хотя многие профессиональные военные сомневаются в ее эффективности. Не сочтите за увлечение цитатами, но приведу еще одну. Точнее, древнее китайское проклятие, немного его перефразировав: «Чтоб вам жить в эпоху реформ!» Многие вполне боеспособные воинские части Приморья перемен не пережили.
«Хочешь мира, готовься к войне»… «Не желаешь кормить свою армию, будешь кормить чужую»… «У России нет друзей, а только союзники: ее армия и флот»… Ряд можно продолжить: боеспособная армия во все времена - залог существования любого государства. Нашего – тем более. Для повышения боеспособности и проводится в России который год масштабная армейская реформа. Так, по крайней мере, убеждают нас высокие официальные лица. Хотя многие профессиональные военные сомневаются в ее эффективности. Не сочтите за увлечение цитатами, но приведу еще одну. Точнее, древнее китайское проклятие, немного его перефразировав: «Чтоб вам жить в эпоху реформ!» Многие вполне боеспособные воинские части Приморья перемен не пережили.

Платоновская депрессия

Военные гарнизоны приграничного Ханкайского района – из их числа. Платоновский гарнизон стали уничтожать одним из первых, во второй половине девяностых. Решение Москвы о выводе Северного и Южного полков из Платоново-Александровского было громом среди ясного неба. Для всех - и военных, и гражданского населения. Офицеры поначалу считали, что это ошибка, которую обязательно исправят, местные понимали, что грядут черные времена. С уходом военных в некогда процветающем совхозе возможности заработать практически не оставалось. Одно время пробавлялись разборкой богатых построек частей и жилого городка, потом и это сошло почти на нет. В остатках пятиэтажек, вполне могущих служить декорациями к фильмам о ядерной войне, сейчас рискуют зарабатывать на пропитание немногие смельчаки. Добывают арматуру из стен зданий для продажи «металлистам». - А что, - рассказывает молодой парень по имени Игорь, - килограмм железа стоит два рубля. За день могу навыдергивать кило сто-сто двадцать. Где у нас взять такие деньги? Правда, опасно – месяц назад опять пацана насмерть задавило - перекрытия обвалились. Гибнут и калечатся добытчики металла регулярно. Но альтернатива такому заработку небогатая. Либо в город - шабашить, либо коноплю разводить. Что, кстати, многие и делают, выращивая «маньчжурку» порой прямо в личных огородах, да нанимаются в сезонные «работники» к наркодельцам… Интересный момент. В конце семидесятых – начале восьмидесятых годов в Платоновке служили аж два будущих президента: Южной Осетии – Руслан Аушев и «Ичкерии» - Аслан Масхадов. Последний мечтал уничтожить Россию вообще и ее армию – в частности. Чего воевал? Подождал бы «масштабного реформирования»…

Конечная остановка

В Троицкий гарнизон рейсовый автобус из райцентра заезжает разве что перед очередными выборами. Торжество демократии случается нечасто, и жители военного городка добираются домой от трассы пешочком. Километр разбитой дороги, занесенной снегом зимой и в непросыхающих лужах в остальные времена года. Воинские части – танковый полк и зенитно-ракетный полк (ЗРП) из Троицка уже выведены. А в пятиэтажках еще живут люди. Даже дети встречаются. Разговорился с двумя молодыми мамами, толкающими по остаткам асфальта коляски: - Да здесь остались только те, кто ждет сертификата на получение квартиры или дослуживающие в Камень-Рыболове, - говорит молодая мама Света. - Или кому деваться некуда, - добавляет ее товарка Таня. – Мы уедем, тут через месяц камня на камне не останется… Если жилой фонд военного городка еще подает признаки жизни, то постройки на территории бывших полков и саперного батальона уже активно разбираются. Кем, неизвестно. Перекрытия, фундаментные блоки, заборные плиты, кирпич – строительные материалы «б/у» пользуются из-за своей относительной дешевизны повышенным спросом. Прежде всего в активно строящейся столице края. В пустом КПП 136-го танкового полка раскрытый журнал «Прибытие и убытие личного состава». Последняя запись сделана 30 ноября 2009 года. Ворота, некогда отгораживающие гарнизон от внешнего мира, теперь открыты всегда. Настежь.

Солдат не пьет – служба идет

Гарнизон в районном центре Камень-Рыболов - просто центр цивилизации. Если сравнивать с Платоновкой и Троицком, конечно. Около гарнизона полная обойма мелких магазинчиков, импровизированный базарчик и даже вполне приличный для сельской местности супермаркет. А за забором воины в шинельках и с метлами создают иллюзию порядка, равномерно распределяя мусор по территории. Кроме обжитых пятиэтажек есть в Камень-Рыболовском гарнизоне трехэтажное офицерское общежитие, столовая, военторговский магазин и небольшая кафешка. Там, усугубив пива со знакомыми офицерами, беседую с ними за жизнь. - Фигня это все, военная, блин, реформа, - старый знакомец майор Саша принял на грудь еще до встречи со мной и заметно горячится. – Показуха. А порядка как не было, так и нет! Аккуратно, чтобы не обидеть, возражаю в том смысле, что не все плохо. Зарплату дают? Дают. Учения-стрельбы на Ильинском полигоне проводятся? Есть такое дело. Да и вспомни, говорю я Саше, ты, когда старлеем был, по казармам да по караулам сколько торчал? Месяцами. Было такое в 1990-е: из-за нехватки личного состава офицеров переводили на казарменное положение, и ходили они в караулы охранять важные армейские объекты. В «брониках» и с «калашами», как срочники-первогодки. А сейчас солдатиков вон сколько! - Да это ж разве солдаты? – майор Саша выдает замысловатую фигуру речи. – Через одного или дистрофик или торчок конченый, наркоман. Зацепив больную тему, Саша начинает высказывать свое личное мнение обо всем, затронув и сокращение армии, и «бригадную систему», и контрактников, и призывников из южных гористых областей России. Памятуя о недавнем призыве нашего президента соблюдать политкорректность в словоупотреблениях, я не стану приводить монолог майора даже в смягченном варианте… Около бывшего штаба каменьрыболовской дивизии стоит памятник суровому безымянному воину в каске, длиннополой шинели и с биноклем. В народе его испокон века называют «непьющий солдат». Потому как каменный. Зорко глядит непьющий солдат почему-то на запад. А недалеко от центрального КПП гарнизона есть еще один памятник. Гипсово-бетонный Ленин на каменном постаменте беспомощно протянул правую руку к пустырю на месте бывшего Дома офицеров в сторону теперь дружественного Китая… Ханкайский район, по военной терминологии, с советских времен является «неэвакуационным». Это означает, что в случае начала военных действий местное население не эвакуируется. Кто-то об этом знает, кто-то нет. Но живут себе. Примерно 30 тысяч человек… С тех же давних пор поговаривают люди, что не все так просто на ханкайщине. Что зарыты, мол, в сыру землю на случай массового вторжения атомные фугасы. Даже аббревиатурку называли: ЗТЯМ – зона тактического ядерного минирования. Бред, конечно. Но я бы активно способствовал распространению этого бреда. Прежде всего – по ту сторону границы. Чтоб там подумали сто раз, ежели чего…

Хороль в иллюминаторе

«Звездный городок», «городок космонавтов» - так иногда называли местные жители военный гарнизон, расположенный в районном центре Хороль. По слухам, проходили здесь летную практику дублирующие экипажи космонавтов, а взлетно-посадочная полоса хорольского аэродрома могла советский шаттл «Буран» принимать. А еще базировались в Хороле стратегические бомбардировщики-«тушки», так что структура была серьезная. Теперь аэродромное хозяйство, как водится, разграблено-разворовано. На турийрогском пограничном переходе не однажды задерживали фуры из Хороля с частями истребителей «на металл» и даже целыми ракетами. Без боеголовок, правда. Жилой гарнизон передан на баланс местного муниципалитета и на первый взгляд - издалека – производит вполне нормальное впечатление. Но разруха и запустение становятся заметными, стоит только пройтись по «звездному городку». Дома заброшенные и дома разрушающиеся, дома, в которых заселены две-три квартиры. Последствия недавнего «субботника» только подчеркивают общее запустение: свежая побелка на бордюрах и тополях, как грим на лице покойника. - Аэродром раздолбали, за дома принялись! – негодует абориген Степаныч, обряженный, кроме прочего, в старый летный кожушок и неимоверного покроя берет с эмблемой ВВС. – Семь домов уже подчистую разобрали! Жилой фонд гарнизона всегда был головной болью для местных властей. Текущие крыши, изношенные коммунальные сети, перебои с водой и электричеством, брошенные квартиры обживаются бомжиками и прочим асоциальным элементом. А в последние пару лет, говорят, заметно больше стало «городских» – из Владивостока и Уссурийска. Риелторы скупают в городах дорогие квадратные метры у пенсионеров, инвалидов, людей одиноких, спивающихся и взамен «предоставляют» квартиры на хорольских выселках. Такая вот «местная программа переселения».

Программа на послезавтра?

А что же программа «Об оказании содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом», вызвавшая всплеск энтузиазма на региональных уровнях? Ведь в ней предусматривались меры по заселению Дальнего Востока. А ничего. По признаниям официальных лиц, программа практически не работает. Если говорить о ДВФО и Приморье в частности - так, слезы. Причин, как водится, вполне основательных, приводится множество. Недостаточность финансирования. Необходимость увеличения жилищного строительства в 10-15 раз. По мнению сотрудников миграционного ведомства, пробуксовывает программа еще и потому, что работодателям выгоднее нанимать иностранных рабочих. Их ведь не надо обеспечивать постоянным жильем, социальным пакетом, у гастарбайтеров нет семей. Наверное, поэтому квота на иностранных рабочих в Хабаровском крае - 55136 человек, а переселенцев готовы принять 572 человека. Отток населения на 20% превышает пополнение. В Приморье – практически такая же ситуация. За время реализации краевой целевой программы «добровольного переселения» в адрес государственной службы занятости населения Приморского края направлено всего 377 анкет возможных переселенцев. В 2010 году – 32 анкеты, причем положительно рассмотрены из них 24. Всего - 50 участников программы и 75 членов их семей осели в Приморье. Двенадцать человек и 25 членов семей получили места в общежитии и неквалифицированную работу с сомнительным заработком в «Боре». В Артемовском городском округе (ГО) местами в общежитиях наделены 22 человека, в Востоковском (Восток-2) - шесть человек, в Находкинском ГО - 26, в Уссурийском - 40… В Пограничном районе основались один переселенец и его семья из трех человек. В сельскохозяйственных Хорольском и Ханкайском районах наши соотечественники жить, наверное, не захотели. Так к чему весь разговор о заброшенных и разрушающихся жилых городках в этих районах? Просто «покошмарить» читателя? Дело даже не в том, что на границе практически нет боеспособных частей. В конце концов, Китай нам – друг и главное сейчас не военное противостояние, а экономическое взаимодействие наших стран. Ханкайский и Хорольский районы - сельскохозяйственные. И острее многих ощущают нехватку рабочих рук. Любых: квалифицированных и не очень. Самое главное, заселять людей есть куда. В Платоновку уже поздно, конечно, а Троицкое и Хороль вполне, на скромный взгляд автора, подходят. И работы на селе всегда завались. Так почему не направить усилия по реализации краевой программы переселения в направлении медленно, но верно умирающих районов? Или за суматошным громадьем «строек века» к форуму АТЭС все остальное откладывается «на потом»? Два-три года, конечно, не срок – дольше ждали, но как бы не опоздать навсегда…

Автор : Юрий ГУЗЕНКО.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Павшие гарнизоны

«Хочешь мира, готовься к войне»… «Не желаешь кормить свою армию, будешь кормить чужую»… «У России нет друзей, а только союзники: ее армия и флот»… Ряд можно продолжить: боеспособная армия во все времена - залог существования любого государства. Нашего – тем более. Для повышения боеспособности и проводится в России который год масштабная армейская реформа. Так, по крайней мере, убеждают нас высокие официальные лица. Хотя многие профессиональные военные сомневаются в ее эффективности. Не сочтите за увлечение цитатами, но приведу еще одну. Точнее, древнее китайское проклятие, немного его перефразировав: «Чтоб вам жить в эпоху реформ!» Многие вполне боеспособные воинские части Приморья перемен не пережили.

От винта!

Небольшой поселок Галенки Октябрьского района Приморского края знают не только в России, но и во Франции. В некоторых иностранных и отечественных СМИ его называли даже «городом». И все потому, что здесь до недавнего времени дислоцировался 18-й гвардейский дважды Краснознаменный ордена Суворова II степени авиационный полк «Нормандия-Неман», укомплектованный штурмовиками «СУ-25». Во время Великой Отечественной войны в нем служили советские и французские летчики.

Рубли и юани

Россия и Китай начинают биржевую торговлю юанями и рублями. Вызвано это необходимостью установки режима рыночного курса валют относительно друг друга с ежедневной котировкой. В России пилотными площадками станут Новосибирск и Владивосток. А в Китае - банки провинции Хэйлунцзян, прилегающей к российской границе на Дальнем Востоке.

Вечерний парад

9 Мая на центральной площади столицы Приморья состоится парад войск и боевой техники Владивостокского гарнизона, посвященный 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

Вверх - вниз

Вчера владивостокский фуникулер отметил 48-ю годовщину со дня открытия. Его строительство началось в 1959 году, а первая поездка состоялась 5 мая 1962 года. Длина фуникулера составила 250 метров, а высота подъема 70 метров. Подъемные механизмы были изготовлены на заводе им. 15-летия ВЛКСМ в г. Сталино, а вагоны произвели в Ленинграде.

Последние номера