Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Права и право

В ожидании Дяди Стёпы

О фициальные отчеты приморской милиции всех уровней убедительно говорят о десятках преступлений, раскрытых по горячим следам. Невольно начинаешь гордиться, что криминальная кривая неукоснительно ползет вниз. Как все происходит на самом деле, сегодня догадаться трудно, поскольку верить официозу довольно трудно, ощущая на своей шкуре преступную составляющую повседневной жизни. Невольно задумаешься: а каким образом «подбиваются» оптимистические рапорты?
О фициальные отчеты приморской милиции всех уровней убедительно говорят о десятках преступлений, раскрытых по горячим следам. Невольно начинаешь гордиться, что криминальная кривая неукоснительно ползет вниз. Как все происходит на самом деле, сегодня догадаться трудно, поскольку верить официозу довольно трудно, ощущая на своей шкуре преступную составляющую повседневной жизни. Невольно задумаешься: а каким образом «подбиваются» оптимистические рапорты? Недавно прямо из окон редакции «МК во Владивостоке» мы наблюдали, как на входе в подъезд дома на проспекте «Красного знамени» милицейский патруль остановил молодого человека и как с ним проводили «воспитательную работу». Шмонали по полной схеме. Шарили по карманам, в рукавах, заглядывали за подкладку куртки. Парень послушно поворачивался, поднимал руки. О понятых и речи не было. Неизвестно, чем все закончилось бы и что нашли бы у юноши, если бы гражданин начальник не обратил внимание сначала на блики фотовспышки, а потом на семь пар внимательных глаз журналистов, с интересом взирающих на происходящее. Дяденька милиционер тут же отступил на шаг, убрал руки и, время от времени поглядывая на нежданных свидетелей, начал что-то говорить парню, его напарник сделал вид, будто что-то важное пишет в блокноте (или протоколе?), а затем и вовсе оставили парня в покое. Может, служивые и правы, а молодой человек – замаскированный шпион или злостный наркоман. Не знаем. Но зато хорошо известно, что подобным образом сотрудники правоохранительных органов поступать не имеют права. Как и то, какие «вещественные доказательства» можно неожиданно «найти» подобным образом. Да все что угодно в зависимости от поставленной задачи: от забитого «косяка» или свертка с героином до огнестрельного оружия. И «расколоть» потом на признание в совершении не совершенного им преступления. Это, увы, не преувеличение. И если даже большие начальники на подобного рода подлог идут (года не прошло, как в Приморье осудили высокопоставленных чинов за подобного рода деяния), что уж тут о сержантах-лейтенантах говорить! Кто-то скажет: ну ведь не задержали парня, отпустили, да к тому же пусть лучше перебдят милицейские, чем упустят подозрительного типа. Неподозрительных, мол, не останавливают для проверки, работа у них такая… Остается только порадоваться за граждан, которые ничего подобного не переживали, которые не представляют себе, как ощущает себя человек, попавший под такой прессинг? Прямо скажем, во время такой проверки не знаешь, как себя вести – либо кричать: «Караул, спасите!» (но ведь те, кто тебя бережет, с тобой рядом), либо сохранять хладнокровие, молчать и подчиняться всем законным требованиям. Лица парня мы не видели, но по его фигуре было понятно, что он нервничал. Вязаная шапка, темная куртка, ботинки на широкой подошве – такое описание одежды подойдет многим. И что, это является поводом для проведения личного досмотра, обыска, который проходил без свидетелей? Хотя мимо фигурантов изредка сновали жильцы дома и многие бросали на бедолагу косые и сочувственные взгляды. И их милиционеры даже не пытались пригласить в понятые, очевидно, искренне полагая, что действуют правильно. Чем-то это напоминало кадры из фильмов про Вторую мировую войну, в которых оккупанты, не смущаясь (хозяева положения, победители на захваченной территории!), точно так же требовали аусвайс, шарили по карманам и сумкам. Может, слишком сильное сравнение, но все же… Корреспонденты «МК во Владивостоке» на своих детях, на себе испытали, что такое милицейский беспредел. Когда перепуганный подросток приходит домой и сообщает, что его обыскали под предлогом того, что он как-то подозрительно выглядит (представляете, какой шок испытал вполне нормальный мальчишка?). Когда тебя задерживают – трезвого, при удостоверении, доставляют в участок, где свидетелями твоего мнимого буйства (носился по городу на машине, размахивая бутылкой пива, бросался на наряд милиции, пуговицы им откусывал, выражался нецензурно) становятся восемь (против одного-то не слишком спортивного гражданина!) милиционеров, которым приказали написать соответствующие заявления. А ты и пива попить не успел, и не знаешь, с какой стороны ключ зажигания в машине, и говорил только: «Я имею право на телефонный звонок»… А потом ночь в камере – и свобода в обмен на заявление, что ты претензий к милиции не имеешь… Или когда тормозят рейсовый автобус междугородного маршрута, неспешно так в салоне отбирают «подозрительных», потом «пробивают их по базе» в своей будке, пока остальные три десятка пассажиров томятся в ожидании. Надо, конечно, с наркокурьерами и прочим преступным элементом как-то бороться, но вроде ведь в мирное время живем? И это только невидимые миру цветочки, коих можно «насобирать» не один букет. Про то, как 26-летний мент запытал насмерть 47-летнего издателя «Московского комсомольца в Томске», про Евсюкова, про им подобных сообщается слишком часто, чтобы быть исключением из правил. Еще страшнее, что их признают вменяемыми. Но далеко не каждый получает по заслугам. Это Евсюков попал под раздачу на фоне реформ. Чаще все заканчивается условными сроками. Вот еще весьма красноречивая мелочь. На сайте narod.ru выложены правила поведения: как вести себя, если тебя остановил милицейский патруль. Они разнятся в зависимости от региона пребывания, хотя закон для всех один. Это, видимо, надо понимать так: в Москве за расстрел прохожих милиционер может и пожизненное заключение схлопотать, в республике Тыва – за убийство 17-летнего школьника, тяжелое ранение его подруги и фальсификацию вещественных доказательств – всего лишь 15 месяцев колонии-поселения… И еще вопрос: на какие средства куплены те дорогие машины, на которых разъезжают многие и многие сотрудники органов внутренних дел? Вопрос не праздный. Глава Счетной палаты Сергей Степашин считает, например, что «нищий милиционер – хуже бандита, нельзя держать нищую милицию». И откуда тогда эти «нищие» берут таких четырехколесных коней? Уже стало нормой оговариваться, что, конечно, не все – «оборотни в погонах», есть честные, которые ведут «незримый бой» с преступностью, не щадя себя, получая неадекватную тяжелой службе зарплату. Все так, но почему других, тревожных фактов, которых хватит не на один «порочащий честь мундир», с каждым годом все больше? А чистки в правоохранительных рядах и «радикальные» реформы больше похожи на симуляцию бурной деятельности? Точные рецепты перемен пока так никем и не предложены. Есть общая концепция: так дальше жить нельзя. Есть почти два десятка громких отставок. Есть декларации – чего хотелось бы в принципе. И все... А может, как в Томске? Там к каждому отделу решили прикрепить православных священников. С целью повышения морально-этических норм и нравственности среди сотрудников. Раньше, правда, подобным образом бесов усмиряли. В любом случае, о морально-этических нормах в милицейской среде и строгом соблюдении законов при охране общественного порядка давно пора задуматься.

Автор : Вера ПЕРИК, Федор УСТЮГОВ.

В этом номере:
Стройка невезения

У 14-этажного жилого дома на Партизанском проспекте, 58в есть все шансы стать самым скандальным домом во Владивостоке. Строительство этой высотки было завершено еще полтора года назад, но до сих пор дольщики ТСЖ «Гранд», а это 100 семей, не рискуют вселиться в свои квартиры. Постановлением Арбитражного суда Приморского края их «небоскреб» со встроенными помещениями признан «самовольной постройкой». Кроме того, на землю, выделенную под строительство 14-этажки, положило глаз некое ООО «Весна», не имеющее никакого отношения ни к компании-застройщику, ни к участникам долевого строительства.

В мире животных

Политическая весна в Приморском крае началась раньше климатической. Причем первыми из зимней спячки вышли и обострились вовсе не «медведи», а «тигры». Как выяснилось, неприятие тактики и стратегии «Единой России» способно сотворить чудо в приморском партийном лесу…

При исполнении

Семье погибшего при выполнении служебного долга сотрудника милиции Григория Ковальчука выделена материальная помощь из резервного фонда Приморского края. Ее сумма - 100 тысяч рублей. Напомним: 27 февраля около дома на улице Давыдова, 8 во Владивостоке наряд роты патрульно-постовой службы милиции был расстрелян неизвестными лицами. Напарник Ковальчука был тяжело ранен. На дорогах края выставлены усиленные патрули, поиски подозреваемых продолжаются.

Ящур грозит народам Приморья

В связи с регистрацией на территориях Республики Корея и Китая новых вспышек опасного инфекционного заболевания животных – ящура краевым управлением Россельхознадзора приняты усиленные меры ветеринарного контроля. Усилен надзор в пунктах пропуска через границу. Готовится всеобщая вакцинация поголовья животных.

Осталось дождаться тепла

45 миллионов рублей из бюджета Владивостока выделено на аварийно-восстановительный ремонт городских дорог. Он начнется с наступлением положительных температур воздуха: согласно строительным нормам и правилам укладка асфальтобетонной смеси производится в сухую погоду при постоянной температуре воздуха не ниже пяти градусов.

Последние номера