Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
В губернском городе В. и его окрестностях

Горькая музыкальная правда

Приезд в наш город такой оперной величины, как Дмитрий Хворостовский, - вещь весьма полезная. И дело вовсе не в том, что он невероятно популярен и востребован. Дмитрий Александрович – артист и певец высочайшего уровня, птица высокого полета. Он живет в Лондоне, он поет в Европе, Штатах и по всему миру, в России ни от кого не зависит. Может быть, именно поэтому его суждения и высказывания отличаются прямотой – ему незачем оглядываться, так сказать, на местные реалии – и заставляют задуматься.
Приезд в наш город такой оперной величины, как Дмитрий Хворостовский, - вещь весьма полезная. И дело вовсе не в том, что он невероятно популярен и востребован. Дмитрий Александрович – артист и певец высочайшего уровня, птица высокого полета. Он живет в Лондоне, он поет в Европе, Штатах и по всему миру, в России ни от кого не зависит. Может быть, именно поэтому его суждения и высказывания отличаются прямотой – ему незачем оглядываться, так сказать, на местные реалии – и заставляют задуматься. Во время пресс-конференции журналисты не могли не спросить Дмитрия Александровича и прилетевшего с ним дирижера Константина Орбеляна о том, как они оценивают наш Тихоокеанский симфонический оркестр, в сопровождении которого и пел Дмитрий Хворостовский. Ответы мэтров оказались, с одной стороны, очень тактичными, с другой – крайне показательными. - Вы хотите услышать что-то хорошее или правду? Аккомпанировать такому певцу, как Дмитрий Александрович, вообще очень ответственно, - сказал Константин Орбелян. - Не дай бог, начнешь на полсекунды раньше или закончишь на полсекунды позже – номер погиб. Это ювелирная работа, проще сыграть симфонию, честное слово. Тут для музыкантов есть масса условностей, которые я должен им показать, а они – запомнить в кратчайший срок. Хотелось бы, конечно, всегда выступать с оркестром Нью-Йоркской или Московской филармонии, но… С любым оркестром нужно работать, чтобы учить и поднимать до того уровня, которого ты хочешь добиться для данного концерта. Бывают лучшие и не лучшие части оркестра, так и у вас. Слава богу, что есть в Хабаровске и Владивостоке у меня знакомые музыканты, которых я пригласил на замену, чтобы помочь немного ситуации. - Ваш оркестр очень живой, приятно видеть заинтересованные улыбающиеся лица. Много молодых, так что у него есть перспектива, – очень тактично, явно не желая обижать коллег-музыкантов, ответил Дмитрий Хворостовский. Но эта тактичность, увы, ситуации не меняет. Хворостовский и Орбелян, работавшие с лучшими оркестрами мира, о нашем Тихоокеанском все и сразу поняли. Поняли и то, в каком печальном состоянии находится оркестр, и то, что не вина это музыкантов… О проблемах ТСО говорят давно, но только без толку. Оркестр живет так, как и почти вся приморская музыкальная культура, спонсируемая из краевого бюджета: прозябает, и не более. По большому счету, назвать его симфоническим можно только с некоторой натяжкой: оркестр не укомплектован, как следует, ни инструментами, ни людьми – что говорить, 25 лет обходится без арфы и арфиста! Да что там! Во Владивостоке – один-единственный приличный контрабас. Так получилось, что выступление Хворостовского совпало с выступлением на сцене Приморской филармонии американских музыкантов из группы «Блюграсс». Они не привезли с собой контрабас, надеясь найти его в городе. И так как единственный приличный инструмент был занят в оркестре, американцам «выделили» контрабас из запасников – на первой же репетиции у него порвались струны и сломались колки. Стыдоба! А уж тот факт, что более 20 лет оркестр не покидал пределов Приморского края, не выезжал с гастролями, не участвовал в конкурсах и фестивалях, варился в собственном соку, просто говорит сам за себя. Такой застой в принципе не идет на пользу ни одному творческому коллективу… Конечно, музыканты и дирижер Михаил Аркадьев, по большому счету вдохнувший в ТСО новую жизнь, стараются и делают все возможное, но их усилий очевидно мало. Стоит ли удивляться тому, что, отвечая на вопрос о строящемся во Владивостоке театре оперы и балета, Дмитрий Хворостовский был еще более откровенен: - У этой проблемы есть две стороны, два аспекта. С одной стороны, я считаю, что с имеющимся на сегодняшний день уровнем вашего оркестра и музыкантов в нем из затеи с театром оперы и балета ничего не получится. Если такие музыканты будут работать в опере, будет в России еще одной провинциальной, никому не нужной оперой больше. Будем честными – кадров у вас нет, но есть идея, под которую выделяются деньги. Когда подобное происходит, становится ясно: эта идея – пускание пыли в глаза. Во Владивостоке будет саммит, приедут политики – и чтобы показаться, им предъявят театр, мол, вот, у нас есть театр оперы и балета, мы впереди планеты всей. А потом что? С другой стороны, идея строительства театра оперы и балета может быть прекрасной, если будут привлечены молодые интересные музыканты, которые ищут работу и могут ее получить во Владивостоке вместе с жильем и перспективами. Мне не хотелось бы, чтобы вместо настоящего театра у вас была бы создана и существовала провинциальная опера, ради чего – непонятно. Когда на очень низком уровне идут спектакли, такого быть не должно, это настолько плохо, что лучше бы и не было. Я встречал подобные ситуации, когда люди в таких театрах варятся в своем соку, качество постановок очень низкое, а они считают, что лучшие в мире… И я призываю такие организации не существовать, потому что они дискредитируют то божество, которому я служу. Опера должна быть или очень хорошей, или не быть. Мало что можно добавить к этим словам Дмитрия Александровича. Театр оперы и балета, конечно, будет построен – саммит АТЭС неотвратим, как приход зимы. Но для чего, кто будет петь и танцевать на его сцене – можно только догадываться. Надеяться, что, как в свое время в Красноярске, выделят десяток многоквартирных домов для артистов и музыкантов и тем самым привлекут в наш край молодых и талантливых, особо не приходится…

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ.

В этом номере:
Мороз – на плюс, дороги – на гололед

По прогнозам синоптиков, сегодня, как и вчера, в Приморье ожидается переменный дождь, который будет сопровождаться постепенным похолоданием. Во второй половине дня дождь может смениться снегом.

Направления станут дорогами

138 километров дорог будет отремонтировано в Приморье в 2010 году, после реконструкции откроют 16 километров краевых трасс, а также капитально отремонтируют мост на 219 километре автомобильной дороги «Находка – Лазо – Ольга - Кавалерово».

Эх, погода…

Владивосток вошел в список городов, где превышен уровень заболеваемости гриппом и ОРВИ.

Федя, крест!

Поклонный крест в память о погибших моряках установит в Южной Америке известный путешественник-одиночка Федор Конюхов.

«Мама,правда, что нас выгоняют на улицу?»

О бщежитие профессионального училища (ПУ) № 49, расположенное на ул. Борисенко, 104, – типовое 6-этажное здание, коих во времена СССР понастроили в каждом городе по десятку, если не больше. Согласно Жилищному кодексу оно, как и аналогичные по статусу социальные учреждения, предназначено для проживания студентов на время учебы, а также для проживания сотрудников училища на время их работы. Иными словами, «непрофильных» жильцов здесь быть не должно.

Последние номера