Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

БЛОКАДА-2

Осенью прошлого года мне пришлось срочно отправляться в командировку в Санкт-Петербург. В Лесном порту города на Неве находились под арестом четыре транспортных рефрижератора компании “Востоктрансфлот” (бывший “Востокрыбхолодфлот”). Итогом той поездки стали материалы о бедственном положении владивостокских экипажей “Василия Полещука”, “Антона Гурина”, “Капитана Кириченко” и “Капитана Пряхи”.

 Осенью прошлого года мне пришлось срочно отправляться в командировку в Санкт-Петербург. В Лесном порту города на Неве находились под арестом четыре транспортных рефрижератора компании “Востоктрансфлот” (бывший “Востокрыбхолодфлот”). Итогом той поездки стали материалы о бедственном положении владивостокских экипажей “Василия Полещука”, “Антона Гурина”, “Капитана Кириченко” и “Капитана Пряхи”.

После тех публикаций-SOS в декабре 2000 года эти суда, а также “Коммунары Николаева” были наконец-то проданы с аукциона. Морякам заплатили долги. Получив полный расчет, дальневосточники передали сохраненные невероятными усилиями теплоходы новым экипажам, а сами после полутора лет ареста смогли вернуться домой. Однако свободу обрели не все.

Хозяева дерутся, у моряков чубы трещат

          До сих пор в Санкт-Петербурге под арестом находится еще один транспортный рефрижератор “Дубрава”. Моряков не выпускают с борта судна. Однако электромеханику Виктору Кочуре удалось тайно сойти на берег и выбраться за пределы Канонерского завода, находящегося на одноименном острове. Он дозвонился до редакции и попросил “В” рассказать правду о бедственном положении 12 оставшихся на борту членов экипажа. Люди на грани истощения. Может, и сейчас услышат SOS нашей газеты.

          Борьба за владение остатками некогда крупнейшей в мире компании рефрижераторного флота активизировалась в конце 1998 года. Тогда к руководству вернулся бывший генеральный директор Остапенко. С подачи приморских судов были отстранены от управления Милашевич и Дмитриенко. Как часто бывает в переходный период, стали срываться действующие контракты, заключенные ранее. Приостановились выплаты за ремонт судов в российских и иностранных портах, а морякам перестали выдавать заработную плату.

          По всему миру стали арестовывать рефрижераторы за долги. В числе других была и “Дубрава”, отданная в аренду кипрской фирме Aniva Shiping Compani, LTD, зарегистрированной в Никосии. В мае 1999 года на судне, стоящем на ремонте в Санкт-Петербурге, произошла плановая замена экипажа. Договор с киприотами моряки заключали во Владивостоке. Арест транспортного рефрижератора в Северной Пальмире совпал с прибытием на судно нового экипажа.

          Помимо “Дубравы”, ремонтирующейся на Канонерском заводе, в то лето попали еще пять теплоходов “Востоктрансфлота”: четыре вышеназванных и “Коммунары Николаева”. В основном они занимались перевозкой апельсинов из Марокко в Северную Европу.

Товарищ, не в силах я вахту стоять

          До февраля 2000 года снабжением арестованных судов занимались шотландские банки, которые являлись кредиторами. После того как приморские суды признали незаконным право киприотов (за которыми стояли Милашевич и Дмитриенко) на владение судами, шотландцы отказались помогать, и осудить их за это трудно. Разом не стало средств на приобретение топлива для работы вспомогательного дизель-генератора и котла на обогрев судна, прекратилась поставка воды и питания для моряков, а про заработную плату даже речь не велась. Естественно, что экипаж “Дубравы”, не получая поддержки от своих, стал просить помощь на стороне. Однако отовсюду был отказ. Даже международный профсоюз моряков ITF бессильно развел руками.

          Та зима оказалась суровой для экипажа. Температура воздуха в каютах опустилась до минус 16 градусов по Цельсию. Невероятными усилиями механикам, мотористам и электромеханикам удавалось не переморозить внутренние коммуникации. Капитан был вынужден отправить в открытый эфир аварийную радиограмму. К счастью, нашлись добрые люди, которые безвозмездно подкинули топливо. Оно помогло продержаться до весны и сохранить в тот момент судно в рабочем состоянии.

          С середины весны до конца лета “Дубрава” была полностью обесточена, все механизмы замерли. Еду готовили на открытом огне - на корме судна. Все имевшиеся у экипажа небольшие деньги тратились на нехитрые продукты питания. В такой ситуации проще всего было бросить все и уехать домой. Однако у дальневосточников собственная гордость. Они бы никогда не бросили на произвол судьбы родное судно. Тем более что официально их никто не освобождал от судовых обязанностей и контрактов.

          После неоднократных обращений капитана руководство оборонного судоремонтного Канонерского завода все-таки решило оказать помощь и в августе 2000 года подключило судно к береговому электропитанию. Прошлая зима вновь обострила ситуацию с жизнеобеспечением судна. Отсутствие топлива не позволяло задействовать паровой обогрев энергоустановок и систем. Теплоход был на краю гибели. Моряки сделали несколько самодельных электронагревательных приборов и, как могли, обогревали жизненно важные узлы и агрегаты. Если бы моряки оставили свой транспорт хотя бы на сутки без внимания, он моментально превратился бы в груду металлолома. Каких усилий стоило экипажу сохранить судно на плаву и в рабочем состоянии, ведают только господь бог да они сами.

Когда наступит судный день?

          Попытки продать суда с аукциона за долги предпринимались в течение всего прошлого года. Однако они срывались раз за разом. В преддверии каждого аукциона в Санкт-Петербурге приморские суды вмешивались и под надуманными предлогами снимали их с торгов. Это старые и новые хозяева доказывали свое право на владение судами, хотя и отказывались при этом хоть чем-то помочь экипажам. Ситуация стала меняться лишь после того, как моряки вышли в эфир на центральных телеканалах страны с заявлением: “Экипажам оставлена роль плавающего быдла, готового обслуживать суда вечно”. А тут еще журналист “В” побывал на арестованных транспортных рефрижераторах. Доведенные до отчаяния моряки сказали все, что они думают о многочисленных владельцах “Востоктрансфлота”. Даже переведенная на литературный язык, та речь дорогого стоит. И просьбу тогда высказали арестованные люди: пусть на час зайдут на суда милашевичи-остапенко, мы им объясним свою правоту. Не рискнули господа подняться по трапу, а жаль…

          Но все-таки полгода назад проблема стала решаться, хотя и не для всех. “Василий Полещук”, “Антон Гурин”, “Коммунары Николаева”, “Капитан Кириченко” и “Капитан Пряха” были наконец-то проданы в Санкт-Петербурге с аукциона за долги. Денег хватило лишь на зарплату членам экипажей, которые немедленно разъехались по домам, и на покрытие расходов владельцев пирсов за стоянку, воду и береговое энергоснабжение.

          Лишь одна “Дубрава” продолжала оставаться под арестом. Ее тоже готовили к продаже. За это дело взялась фирма “Невский аукцион”, которая забункеровала судно, дабы подготовить механизмы к работе. Однако на аукцион теплоход так и не выставили. Как объяснили в соответствующих заявлениях судебные приставы морского города и Кировского районного суда, этого не сделали из-за претензий со стороны Канонерского завода и топливной компании “Феникс” (она аварийно бункеровала судно в феврале прошлого года).

          На сегодняшний день все необходимые процедуры для выставления на аукцион “Дубравы” выполнены. Претензии от экипажа, завода, “Феникса” и других приняты к сведению в судебном порядке. Осталось только объявить о начале торгов. Но этого не делается уже третий месяц. Судебные приставы ссылаются на отсутствие покупателей. Но это не так – на рефрижератор неоднократно приходили представители судоходных компаний, готовых купить транспорт. Чувствуется, что кто-то из вышестоящих инстанций оказывает противодействие. К членам экипажа даже обращались с недвусмысленными предложениями продать свои иски по зарплате неким фирмам и предпринимателям. Давали от 30 до 50 процентов суммы реального долга. Естественно, дальневосточники отказались.

          Поэтому до сих пор моряки остаются заложниками. Более того, с 8 июня руководство завода категорически запретило пропускать кого-либо на борт “Дубравы” так же, как и выпускать на берег членов экипажа. Теперь они полностью заперты на своей посудине. Наша газета об этом узнала, как мы уже сообщили в начале материала, лишь благодаря электромеханику, тайно пробравшемуся в город. Что-либо предпринять моряки не в состоянии. Они даже не могут открыть кингстоны - под килем всего метр воды…

Автор : Николай КУТЕНКИХ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Интеллигентный протест научных работников

Вчера по всей стране протестовали ученые Российской академии наук. Еще на прошлой неделе председатель совета профсоюза работников РАН В. Соболев призвал коллег отметить 21 июня “массовыми действиями, в том числе письмами в адрес правительства РФ и обращениями к депутатам Государственной думы”.

Владимир Путин пересаживается на «Волгу»?

На “ГАЗе” идет спешная сборка лимузина для президента Владимира Путина. Вслед за дзюдо и горными лыжами российскую политическую элиту ожидает возврат моды на «Волги».

22 минуты погоды не сделали

Вчера в Приморском краевом суде рассматривались две жалобы – от Владимира Гильгенберга и Виктора Черепкова. Заявители просили аннулировать регистрацию в качестве кандидата на должность губернатора края победившего во втором туре выборов Сергея Дарькина.

Адмирал Дэннис К. Блэйр: Прошло время противостояния

Уровень межгосударственных отношений России и США сегодня должен характеризоваться не балансом сил, а глубиной сотрудничества.

Процесс легитимации Сергея Дарькина начался

Вчера краевая избирательная комиссия провела заседание с целью определения официальных итогов прошедших губернаторских выборов и легитимации (придания окончательного юридического значения) избранного губернатора Приморья.

Последние номера