Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Вчера я точно не пила

Она сидит рядом, улыбающаяся милая женщина с короткой стрижкой, и рассказывает невероятные вещи. Как пила и как спилась, как лечилась и вновь поднимала первую рюмку...…

Она сидит рядом, улыбающаяся милая женщина с короткой стрижкой, и рассказывает невероятные вещи. Как пила и как спилась, как лечилась и вновь поднимала первую рюмку...…

 “У меня не было никаких шансов выздороветь. Почему? Очень лживая была. Очень. Все время маскировалась. То маску матери надену, то интеллигентной дамы с высшим образованием”.

          Трудно поверить, но Анна Петровна, такая милая, жизнерадостная, самый настоящий алкоголик. И пусть позади несколько лет трезвости, болезнь по-прежнему живет в ней. Потому что алкоголизм, несмотря на все достижения медицины, все так же неизлечим, и алкоголик, даже “завязав”, потом всю жизнь только выздоравливает.

          Как-то так получилось, что за ужасами подступившей вдруг эпидемии наркомании почти не видна стала эта наша большая беда. Хотя, по свидетельству приморских наркологов, масштабы здесь поистине чудовищны. С диагнозом “хронический алкоголизм” в наркологический диспансер поступают уже и дети 12-13 лет. Спиваются девочки, молодые женщины...…

          “Алкоголизм хуже, чем наркомания. Мы дольше себя убиваем, - говорит Анна Петровна. - Мне, наверное, повезло - бог дал здоровья, поэтому меня надолго хватило физически”.

          Душевных сил оказалось гораздо меньше. Однажды она проснулась и поняла... что умерла. Тело еще жило, а вот души больше не было. Ни горя, ни радости - никаких человеческих эмоций. Только желание пить.

          И пила. Неостановимо, страшно. Проклинала Горбачева - из-за его “сухого” закона спиртное приходилось добывать в страшных битвах. Добывала, делала запасы: на вечер, на утро.

          Она вливала в себя водку, а та, проклятая, выплескивалась наружу, не входила, и все тут. Она плакала и вливала ее снова и снова. А иначе нельзя было - алкоголику нужно пить, чтобы жить. Так работает его организм, так устроена система ферментов.

          “Аня, Анечка, что ты с собой делаешь? Остановись”, - просил, умолял муж. Она молча смотрела на человека, которого когда-то любила, и думала совсем о другом.

          “За стакан водки я могла продать все - себя, семью, - возвращается в прошлое Анна Петровна. - Мне не было стыдно. Алкоголик, он неуязвим. Он живет в своем, нереальном мире, словно под наркозом”.

          А потом она попала в психушку на Шепеткова. У нее были бред, галлюцинации, буйное поведение - пришлось ее даже связывать. Психиатры, однако, все поняли сразу: “Нет, больная не наша. Везите ее на Гоголя, в наркологию - это белая горячка”.

          “Вы что, чертиков видели?” - зачем-то глупо интересуюсь я. “Нет, чертиков не видела, - машет головой Анна Петровна. - Я просто в другой жизни была в тот момент, все видела, чувствовала - но где-то там. А здесь меня вообще не было как личности. Поэтому я и сейчас не помню, что тогда было, как все началось, как закончилось. Помню только, сын приходил, сидел рядом, плакал…”...

          “Не знаю, Марина, почему я вам это рассказываю, - вдруг обрывает себя Анна Петровна. - Это же все очень личное”.

          “Но это личное так схоже с судьбами других людей. И мне очень хочется вселить в них надежду - все можно изменить. Даже когда ты висишь над бездной...… Вы только скажите, что может заставить женщину бросить пить? Страх смерти, любовь к мужчине, к детям или, может быть, спасение в религии?”

          Она ненадолго задумывается. “Нет, алкоголик не думает о смерти. Любовь? Это преходяще. Бог? Он у каждого свой. В нашей группе анонимных алкоголиков есть и православные, и католики, и мусульмане, и представители трех сект. Однозначного ответа нет. Рецепт для каждого свой”.

          Анну Петровну спасли...… американцы. Билл и Боб, один бизнесмен, второй хирург, и оба - алкоголики. Почти семь десятков лет назад они случайно встретились и, проговорив много часов о себе и своей общей беде, поняли вдруг, что все это время не пьют! Значит, можно - без докторов, без лекарств - не пить?! “Можно”, - с облегчением вздохнули Билл и Боб и придумали движение анонимных алкоголиков - АА.

          Когда Анна Петровна в очередной раз “залетела” в наркологический диспансер, ей на глаза попалась книга про АА. Хотя прочитанное поначалу не особо впечатлило: “Чего бы им не выздоравливать в своей сытой, благополучной Америке? А у нас ведь и страна, и люди другие. Как можно, например, о себе все высказать - и про алкоголизм, и про то, что он с тобой делает…”...

          Но, оказалось, можно. И в 93-м, уже прожив первые несколько месяцев в трезвости, Анна Петровна одной из первых вступила во владивостокское общество анонимных алкоголиков.

          Она и сегодня продолжает оставаться в его рядах. Так же, как остается в ней самой этот смертельно опасный, неизлечимый недуг - алкоголизм.

          “Он никуда не ушел, мой коварный враг, - эмоционально объясняет моя собеседница. - Но я хитрее, я с ним дружу, я с ним заключила перемирие. Договор прост - не пей первой рюмки, не будет тысячной. И так я совершенно спокойно живу - трезвая один день, сегодня. А что будет завтра, я не знаю. Знаю только, что вчера я точно не пила”.

          Она с удовольствием затягивается сигаретой и снова улыбается. Она вообще всегда улыбается. Кажется, у нее больше нет проблем.

          Когда Анна Петровна приходит на работу, такая милая, такая веселая, новые люди всегда спрашивают: “А вы кто?” Она совсем не похожа на тех, кто лечит этих новых людей, хотя тоже ведь лечит - словом своим, жизнью, душой. Анна Петровна работает в наркологическом центре консультантом. Каждый день с обеда и до позднего вечера.

          А потом дома до глубокой ночи отвечает на чьи-то звонки. Она готова принять боль каждого. Уж она-то знает, что такое боль.

          Недавно ей вновь напомнила о себе еще одна страшная болезнь. Но она не собирается сдаваться. Как, впрочем, и лечиться.

          Анна Петровна, я очень хочу, чтобы вы жили долго.

Автор : Марина ПОПОВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Колдоговор как основа взаимопонимания

В администрации Владивостока прошел первый семинар на тему “Коллективный договор как основа конструктивного сотрудничества работодателя и профсоюзов в интересах организации”. Инициатором его проведения выступил отдел труда и занятости населения городской администрации.

Тягаться с тягой

В Приморье засветилась проблема контактов железнодорожников с энергетиками. Многим еще памятен энергетический кризис минувшей зимы: пустые склады на ТЭЦ и ГРЭС, звонки Сергея Шойгу главам угледобывающих регионов, а потом десятки составов с твердым топливом, которые двинулись из Читинской и Иркутской областей, Кузбасса и Якутии в Приморье. Те эшелоны оказались миной замедленного действия. На волне эйфории всеобщего - в духе коммунистических субботников - спасения края как-то забылась капиталистическая составляющая той акции. А ведь за все нужно платить, в том числе и за вагоны и цистерны, работу железнодорожников, вынужденный простой подвижного состава на станциях назначения, дополнительное количество локомотивов.

Сговор на бирже

Десятый аукцион по продаже квот на вылов водных биоресурсов, состоявшийся на Европейско-Азиатской бирже, заставил межведомственную комиссию усмотреть в действиях участников ценовой сговор.

Секвестр в пользу коммуналки

Арсеньевские депутаты пересмотрели статьи ранее принятого муниципального бюджета на 2001 год, относящиеся к содержанию мэрии и представительного органа. Их решением урезаны суммы расходов на деятельность городской администрации, КУМИ и думы – всего на 519 тыс. рублей.

Спасибо лету и коровам

Несмотря на повышение энерготарифов, с наступлением лета, как всегда, сдали достигнутые в холодные месяцы позиции цены на молочном рынке. И хотя снижение коснулось в большей степени непосредственно молока, для покупателей с низкими доходами это ощутимо. На 7 процентов понизил отпускную цену на молоко Владивостокский молочный комбинат, подешевела также продукция из Находки и еще более заметно – из Уссурийска.

Последние номера