Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Мегаполис

Материнский инстинкт

Пять лет семья Дорофеевых растит своих приемных мальчиков – теперь уже шестерых. И все пять лет чиновники подозревают их то в корысти, то в других грехах, никак не желая присваивать статус “приемная семья”. А вы бы смогли?

Пять лет семья Дорофеевых растит своих приемных мальчиков – теперь уже шестерых. И все пять лет чиновники подозревают их то в корысти, то в других грехах, никак не желая присваивать статус “приемная семья”. А вы бы смогли?

 Мы даже сразу не узнали таких возмужавших Вову и Славу – какие красивые стали, не зря девочки звонят. У старших позади восьмой класс, а давно ли были крохами. Брат Леша окончил седьмой, Сережа – пятый. А в октябре в семье Нины Васильевны и Виктора Архиповича Дорофеевых появились еще двое малышей.

          - Саша! – по-мужски протягивает руку зеленоглазый мальчик.

          - Андлей-лапочка, - представляется его четырехлетний братишка.

          - Его мама Нина так называет, вот он всем и сообщает, - поясняет старший Санька, он уже перешел во второй класс.

          Андрюша с ходу начинает читать Барто.

          - Нам мама за каждый выученный стих конфету дает, я так много знаю! – радостно выдает педагогические секреты семьи Сережа.

          “В” уже не раз писал об этой удивительной семье, и все же стоит повториться. Хотя, честное слово, очень многое из прошлой жизни этих пацанов давно хочется забыть и не мусолить, увы, печальное. И все же…

          Вова, Леша и Сережа – братья. На их долю сполна выпало узнать, что такое мучительный голод, побои, грязь, пьяные оргии и поножовщина в родном доме, ночевки в подвалах. Знают то, чего не дай бог узнать ни одному ребенку на свете… Судьба привела их вначале в Спасский детский дом, а вскоре их забрали Дорофеевы. Домой, в семью.

          И вот ведь какое дело: забирали не тихих обиженных девочек, а мальчишек с трудным прошлым. Вместе с ними обрел тогда дом и семью Вовкин друг Славик, один как перст на этой земле. Мальчишек отогревали. И много на этом пути было очень непросто.

          Тогда же городская администрация выделила Дорофеевым на Океанской дом – старый детский сад. И хотя дом в плохом состоянии, все же на земле, где можно было завести хозяйство и огород.

          К тому времени Нина Васильевна и Виктор Архипович вырастили своих четверых детей. Все выучились, встали на ноги, пятый курс юрфака оканчивает сейчас младшая дочка. Все здесь, в родительском доме, любят бывать, а уж внуки – Вета с Владом – и подавно: как каникулы, лето – они тут как тут, одна большая и разновозрастная детская компания…

          Виктор Архипович – полковник в отставке, Нина Васильевна в прошлом педагог, в семье – генерал. Полжизни мотались по гарнизонам. Осели здесь. Нина – натура неуемная, и потому когда пять лет назад предложила мужу взять мальчиков, ему поначалу дурно стало. Вместо того чтобы на диване лежать, жить преспокойно на свою полковничью пенсию да внукам сказки читать опять хлопоты? Да какие! Родная сестра Нины Васильевны, узнав, кричала по телефону: “Нинка, ты с ума сошла? Вить, она чего у тебя?” А Витя – Виктор Архипович – не только не ропщет, он – несгибаемый стержень этой семьи. И по хозяйству, и борщ сварить, и по-мужски поговорить с пацанами, и часами, терпеливо, без тени раздражения выводить то с одним сынишкой, то с другим такие непослушные, танцующие буквы: “со-ба-ка”, “ал-лея”…

          Мы долго не могли понять - зачем им все это? А они не могли иначе: дети выросли, внуки обласканы, а кругом столько маленьких горемык – ты их прижми, поцелуй, в глазки загляни, пошепчи на ухо ласковые слова – и отзовется душа, и столько нежности хлынет в ответ.

          Именно потому, наверное, Дорофеевы взяли осенью еще двоих мальчиков – неприкаянных… Инстинкт орлицы, наседки – как кому больше нравится – укрыть, спрятать под крылом, обогреть, хоть самой в это время не сладко. Материнский инстинкт. Братьев забрали у непутевой мамаши, отдав в Надеждинский детский дом, оттуда они переехали к Дорофеевым.

          - Саша, ты хочешь вернуться к той маме?

          Санька весь напрягается. Понимаю, что задаю жестокие вопросы, на которые не имею, наверное, права вот так, с налету. Понимаю, он еще не отошел. Едва слышу его шепот:

          - Нет. Я там кушать хотел. Меня били. Больно. Я ничего не делал, а они били. Мне здесь хорошо, а там плохо.

          - У тебя много игрушек?

          - Нет.

          - А какие тебе игрушки нравятся?

          - Машина на управляемом пульте. Можете подарить? И Вете игрушку.

          Вета – родная внучка Дорофеевых – терпеливо возится с малышами, вот Саша и выделил ее среди всех, любимицу.

          - Могу поспорить, что кто-нибудь из моих детей обязательно продолжит наше с отцом дело, - улыбается Нина Васильевна.

          Самый маленький - Андрюша за лето должен подрасти и окрепнуть, осенью пойдет в логопедическую группу детского сада.

          Старшие - Слава с Вовой после 11-го класса собираются в военные училища, Сережа - в суворовское. Сережка – мальчик ласковый, искренний, общительный. “Неужели правда в военные хочешь?” - не скрываю своих пацифистских наклонностей, очень уж боюсь за мальчиков, уходящих в армию. “Честно”.

          - Поверьте, силой мы их туда не толкаем, - объясняет Дорофеева. – Просто разговоров таких много в семье. Я военных ценю и люблю, отец у нас, посмотрите, до сих пор с выправкой, и отношение ко всему по-офицерски ответственное.

          Зятья, сыновья, родственники у Дорофеевых сплошь военные, прямо клуб военно-патриотического воспитания какой-то.

          Еще дисциплина помогала все эти пять лет закалять мальчишеский характер. Потому что годы эти не были сплошь благостными. Всякое случалось, с мальчиками поначалу было очень непросто. Ладно, задачки не давались, а то чего и похуже бывало, гулять очень уж любили. Теперь мальчики умеют по дому делать все: и приготовить, и порядок безупречный навести.

          - Пойду в училище на мичмана, специальность получу, а там видно будет. Хочу на самостоятельный заработок, - делится планами Славик.

          - Я давно бы всех мальчиков здесь прописала, да здание это в аренде. У трех братьев неподалеку здесь мать живет, им есть где прописаться, а вот для Славы надо квартиру выхлопотать, - рассказывает Нина Васильевна.

          - Мам, ну ты тут поговори, а я пошел, - спешит по своим делам Славка.

          Почему же пять лет этой семье никак не могут присвоить статус приемной семьи?

          Ушли, не прощаясь...

          Между тем живется здесь очень непросто. Первый год на своих ребят они вообще ни копейки не получали, потом на них оформили опекунское пособие - гроши да еще с многомесячными задержками. Теперь деньги долго не задерживают, а составляет пособие одну тысячу на каждого. “Хоть что-то”, - скажет один. “Разве на эти деньги прожить?” - возразит другой и будет прав. “Плюс моя пенсия, плюс отцова”, - подсчитывает Нина Васильевна. Выжить помогают огородик, кое-какое хозяйство. Старшие мальчики уже приспособились подрабатывать себе на карманные расходы то на стройке, то на огороде у зажиточных соседей. Немного помогают добрые люди. Среди них Сергей Анатольевич Касьянов из благотворительного фонда “Росток”. Начальник городского управления образования Н. М. Великжанина недавно подарила к лету обувь всем мальчикам. Время от времени и городская, и районная администрации немного помогают – то одеждой, то небольшой суммой денег. Оплатили электроэнергию, пообещали восстановить сгоревший кабель – три месяца у Дорофеевых нет света, живут при лучине!

          Увы, все это разовые вспоможения. “Нет, мы не жалуемся! Мы все выдержим, - храбрится Нина Васильевна. – Нам пять лет почти не помогают, а мы живем. И мальчиков растим. Глядите, какие стали! И все же мы получим статус приемной семьи, он очень нам нужен, ведь станет несравнимо легче, прежде всего детям – сможем им и вещи, и игрушки, и книги покупать, и кушать можно будет лучше”.

          Странно это: ну ладно, поначалу чиновники могли не верить в искренность и способность семьи Дорофеевых вырастить мальчишек, но теперь-то пять лет прошло!

          Кривятся учителя: мальчишки могли бы учиться и получше, гулять поменьше, тройки у них бывают.

          Кривятся чиновники: какая бедность в доме, и труба течет, обстановка убогая, штукатурка валится…

          7 июня к Дорофеевым приехала многочисленная важная комиссия из городской администрации. Дорофеевы надеялись: ну уж теперь-то мы их убедим, что наша жизнь с мальчиками взаправдашняя!

          Едва поздоровавшись, члены комиссии прошли по территории, придирчиво и несколько брезгливо осмотрели дом. В заключение перед телекамерой зам. главы администрации В. А. Логачев заявил: нет, никак нельзя присвоить Дорофеевым статус. Денег в бюджете нет…

          Потом, посовещавшись в сторонке, ни слова не сказав ни хозяевам, ни мальчикам, важные ответработники расселись по машинам и уехали…

          Впрочем, “эксперт” - директор одного из владивостокских детских домов – успела заявить, что бытовая обстановка в доме ничуть не лучше, чем та, с пьяными дебошами, из которой мальчиков забрали в худшие годы их жизни.

          Всем, кто знает эту семью не один год, дурно стало…

          “Психологи давно говорят, что семья, даже не самая богатая и обеспеченная, все равно лучше, чем детский дом! – не скрывает возмущения председатель Приморского Детского фонда Екатерина Хомичко. – Именно такова сейчас и политика государства – по возможности отдавать как можно больше детей в семьи. Если нет возможности навсегда – пусть разбирают хотя бы на лето – дети должны знать, что такое семейный круг и все те тончайшие детали семейных отношений, которые одним словом не опишешь. У детей должна быть в этом мире родная душа, а не педагог или воспитатель детского дома! Почему же в Приморском крае упорно не хотят этого понять?”

          Не хотят понять, что самый хороший детский дом, несмотря на всю доброту и самоотверженность воспитателей, никогда не сможет дать того тепла и любви, что дает семья, пусть неродная, но любящая. В детском доме могут неплохо кормить и одевать, могут охватить художественной самодеятельностью, но там никогда не будет тихой семейной интимности. И еще: почему вопреки “отчетам о психологическом климате” дети из детских домов так упорно рассказывают совсем о другой жизни, что царит за закрытыми дверями детских спаленок?

          “У меня нет штата поваров и даже захудалого плотника, и труба течет, черт бы ее побрал, потому что мы просто семья, а не учреждение. А у вас дома с трубами все всегда в порядке?” - удивляется Нина Васильевна.

          Я не знаю, почему Дорофеевы не нравятся чиновникам и почему они, пять лет делая свое дело, так и не заслужили, чтобы в них поверили… Может, властям было бы милее, если бы Дорофеевы были крупными бизнесменами и никогда у них ничего не просили? Или, например, великими артистами или крупными учеными, и приемных детей своих воспитывали сплошь победителями олимпиад, а вечерами за семейным чаем обсуждали последнюю премьеру? И того, что мальчишки просто нормально живут и учатся, просто играют в футбол и собираются в военное училище, – уже мало… Надо чего-нибудь эдакого…

          - Ребята, вы поели – теперь дайте нам, взрослым, поговорить, погуляйте, - командует Нина Васильевна.

          Мне не нравится, что дети не принимают участия во взрослом разговоре – мне привычен другой стиль, когда дети слушают наши вполне житейские разговоры и чего-то там смекают для себя. Но я не лезу с советами в их семейный устав. Я кланяюсь этим людям. Дай бог, чтобы высочайшей наградой им стала просто благополучная жизнь этих мальчиков.

Автор : Марина ИВЛЕВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Золоотвалы забиты до отвала

Энергообеспечение Владивостока во многом зависит от работы ВТЭЦ-2. Существующие золоотвалы (1-я и 2-я секции в бухте Промежуточной и бухте Горностай) уже через 2-3 года заполнятся полностью, и электростанция вынуждена будет прекратить работу. Для дальнейшей эксплуатации теплоцентрали требуется расширение золоотвала путем строительства 3-й секции золоотвала в бухте Промежуточной, на которую подготовлен рабочий проект.

Закрома еще не пусты

Вы пойдете завтра на ярмарку? Не собираетесь? А зря: именно там, именно сейчас у жителей краевого центра есть возможность купить качественные сельхозпродукты по сходной цене.

Остров невезения

Таким можно считать один из микрорайонов Владивостока. Жители улиц Героев-тихоокеанцев и Кипарисовой отличаются отменной адаптацией к тягостям городской жизни. Вот уже больше пяти лет они успешно обходятся без горячей воды и лифтов. Умудряются тем не менее рождаться, умирать, рожать детей и растить их же.

Находка готовит сани летом

В Находке приступили к подготовке жилищно-коммунального хозяйства города к предстоящей зиме. Понимая, что от своевременно выполненных работ по замене теплотрасс, ремонту котельных и других теплоснабжающих объектов во многом зависит стабильное прохождение зимы, здесь решили не терять времени. Подобный подход к делу в минувшем году дал свой результат – в то время когда зимой многие муниципальные образования Приморья постиг топливно-энергетический кризис, Находка без сбоев прошла отопительный сезон, несмотря на резкое подорожание жидкого топлива.

Как разливают, так и платят

В последнее время за политическими баталиями и кандидатскими обещаниями процветания совсем потерялась реальная картина экономической ситуации в крае. А между тем она развивается не совсем так, как в прошлом году. Можно сказать, даже вопреки течению политической жизни.

Последние номера