Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Война под “крышей мира”

Летопись “Горящего Пянджа” продолжается… Пока вы читаете последний материал из серии репортажей о командировке “В” в одну из горячих точек планеты, в Москве выходит необычное издание - книга “Горящий Пяндж” о полуторавековой истории деятельности российских пограничников на Памире. Ее подготовила группа энтузиастов из числа офицеров запаса пограничной группы РФ в Таджикистане, местных и московских историков, ученых, журналистов. Координатором проекта выступил руководитель пресс-центра полковник Александр Кондратьев.

Летопись “Горящего Пянджа” продолжается… Пока вы читаете последний материал из серии репортажей о командировке “В” в одну из горячих точек планеты, в Москве выходит необычное издание - книга “Горящий Пяндж” о полуторавековой истории деятельности российских пограничников на Памире. Ее подготовила группа энтузиастов из числа офицеров запаса пограничной группы РФ в Таджикистане, местных и московских историков, ученых, журналистов. Координатором проекта выступил руководитель пресс-центра полковник Александр Кондратьев.

В книгу включены исторические исследования от прихода первых казачьих отрядов в Припамирье до боевых действий с исламскими экстремистами и нынешней борьбы наших пограничников с контрабандой наркотиков на Пяндже; о дружбе и сотрудничестве таджикского народа с российскими пограничниками, о войне с басмачами и становлении пограничной службы на Памире, об участии пограничных отрядов в минувшей войне в Афганистане и многом другом.

          Одна глава посвящена периоду с апреля 1995 по май 1998 года, когда группой командовал генерал-лейтенант Павел Тарасенко. Его до сих пор вспоминают с особой теплотой старожилы погранвойск в Таджикистане – такие командующие остаются в истории. Более того, о Пал Палыче там сложены легенды, и мне о них рассказывали. Правдивость одной из них я попытался выяснить у самого генерала.

          Дело было так: в международном аэропорту Душанбе таджикские таможенники замучили поборами российских офицеров и членов их семей, вылетающих в Москву в отпуск или к новому месту службы. Если взятки им не давали, то устраивали провокации – подбрасывали героин, проводили повальный и унизительный досмотр вплоть до нижнего белья, не пускали на рейс и т.д. Пал Палыч дал команду под благовидным предлогом не выпускать из Душанбе самолеты международных маршрутов в Турцию, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Китай, тем более что нарушений там с избытком. Вначале таджикские власти не обращали внимания на задержку вылетов. Но через неделю стал назревать мировой скандал. Началась суета. Вмиг россиян стали свободно пропускать на родину. Тогда и лайнеры таджикской и других авиакомпаний смогли отправиться по назначению.

          Пал Палыч хитро улыбнулся и категорически опроверг сей факт. Он может и не соглашаться с этой легендой. А вот президент Республики Таджикистан Имомали Рахмонов приказал тогда провести служебное расследование, более десятка вымогателей отдали под суд, сотрудников всех контролирующих служб в аэропорту поменяли, и на какое-то время там восстановилась справедливость.

          В очерке о генерале Тарасенко из “Горящего Пянджа” дан его послужной список. Он коренной дальневосточник, родился 29 января 1948 года на Сахалине. Окончил в Алма-Ате пограничное училище. Стажировался на заставе Старый Термез, а в свои первые дозоры… выезжал на лошади, поэтому пришлось еще и джигитовку осваивать. Службу начинал в звании лейтенанта заместителем начальника заставы Азери. И понеслось. Командир роты в гарнизоне, заместитель командира мотоманевренной группы в Выборгском отряде. Небольшой передышкой стали академия имени Фрунзе и направление в Закавказский округ старшим офицером управления и заместителем начальника штаба Хачаурского отряда. Дольше всего Пал Палыч прослужил в Нахичеванском отряде - 10 лет начальником штаба и командиром. Первым столкнулся в 1988 году с попыткой массового перехода азербайджанцев в Иран. Боевой офицер вышел к многотысячной толпе и сумел словами образумить людей, добился восстановления законного прохождения беженцев через погранпереход. Уже в должности начальника штаба округа выводил из Армении и Азербайджана в Россию пограничников с застав и отрядов, тыловых частей.

          А дальше был Памир. Непрекращающиеся бои, череда попыток прорыва моджахедов и курьеров с оружием, наркотиками, деньгами для таджикских, киргизских и узбекских исламистов. Только в 1996 году на границе произошло более 150 обстрелов наших нарядов и застав, предотвращено 86 попыток проникновения через Пяндж, 29 раз велись ожесточенные схватки с противником. Генерал-лейтенант Тарасенко за эти годы превращает границу в эшелонированную линию обороны. Каждая застава становится фортом. Появляется более 70 новых постов с блиндажами, складами с боеприпасами, продовольствием, питьевой водой, их обеспечивают тяжелым и групповым оружием. По всей линии горного Пянджа через 1-2 километра создаются огневые позиции для дозоров на случай внезапного нападения. Тогда Пал Палыча наградили орденом “За военные заслуги”.

          После Таджикистана наш земляк вернулся на Дальний Восток и с тех пор возглавляет Тихоокеанское региональное управление ФПС. Вернувшись из командировки в горячую точку, корреспондент “В” встретился с генерал-полковником Павлом Тарасенко и попросил его рассказать для читателей газеты о том периоде своей службы.

          - Российские пограничники в ту пору несли охрану всей границы Таджикистана. В роли помощника выступал государственный комитет среднеазиатской республики, его подразделения стояли вторым эшелоном на ряде сложных направлений и всегда поддерживали нас. Задача была одна – закрыть границу таким образом, чтобы банды таджикской оппозиции не могли прорваться из Афганистана для дестабилизации обстановки в Припамирье. Причем таджикский народ был против прихода бандитов и полностью поддерживал наших пограничников. Не сумев прорваться через Пяндж, руководители оппозиции были вынуждены сесть за стол переговоров с представителями государственной власти.

          В борьбе с крупными вооруженными формированиями значительную помощь оказывали коллективные миротворческие силы. В целом, пока я командовал там войсками, граница в Припамирье была полностью перекрыта. Приходилось на локальных участках принимать удары в спину. Сейчас тоже бывают нападения с тыла. Как правило, части оппозиции выходили на тыловые направления при попытках перетаскивания крупных партий наркотиков или подготовке прорыва вооруженных формирований. Благодаря работе разведки и агентурным данным мы заранее знали о готовящихся нападениях и всегда достойно встречали бандитов. Иногда приходилось вести бой с фронта и тыла.

          - Вам приходилось не только воевать, но и строить…

          - Группировка погранвойск была мощная, более 20 тысяч человек. Правительства двух стран делали максимум возможного для снабжения и обеспечения группы. Помимо обычного несения службы пришлось много строить. Надо было закрывать участки границы, ведь в тот период на многих направлениях охрана осуществлялась разрозненно. Вместо системы обороны были какие-то норы в горах. Поэтому пришлось в скальном грунте создавать мощные оборонительные комплексы, многоуровневые подземные помещения со спальными помещениями и складами. Причем на ряде направлений люди в них живут и сейчас. А тогда военнослужащие из невозможного делали возможное. Это сейчас пянджское направление самое сложное, в ту пору главная опасность была на хорогском и калайхумбском участках. Пяндж крайне узок в тех местах. Обычная засада с того берега запросто могла расстрелять наш наряд. Помню, случай был. С афганской стороны обстреляли дозор. Лейтенант нашел на тропке всего один небольшой камень, упал за него и открыл ответный огонь. Принял всю огневую мощь врага на себя и прикрыл подчиненных, пока они не укрылись в расщелине. Чудом тогда все ушли живыми. Тогда и началось возведение стены из камня вдоль Пянджа практически на каждом километре. Она впоследствии спасла множество жизней пограничников - когда завязывался бой, то люди укрывались за ними от автоматного, пулеметного и даже гранатометного огня. Число погибших и раненых резко сократилось.

          - В настоящий момент в среднеазиатской республике находятся ваши подчиненные. Наверняка им придется участвовать в боевых действиях. Могут ли ребята получить государственные награды?

          - Вопросов нет. Мы награждали и награждаем очень много офицеров и солдат. Если ты достойно командуешь, если хорошо воюешь, если честно выполняешь воинский долг, если совершаешь подвиг, то получишь достойную награду. Причем сроки прохождения наградных документов были предельно сжаты. При мне были случаи, когда люди получали по три ордена или медали за год. Зачем жалеть металл, если человек заслуживает?

          - А что касается денежного содержания?

          - В те годы зарплата в погрангруппе была значительно выше, чем платили в среднем в ФПС. Денежное довольствие в сравнении с курсом доллара было очень неплохим. Офицеры получали по 600-800 долларов. Сейчас, к сожалению, несколько меньше.

          - Товарищ генерал, отправка мотоманевренных и разведывательных групп в Таджикистан из региональных управлений как-то сказывается на охране границы в округах?

          - Никоим образом. На каждом направлении у меня, как у командующего, есть определенные резервы для мобильного выполнения тех или иных задач. Поэтому у меня есть возможность взять такой резерв без ущерба для выполнения основных задач и отправить его в Чечню или Таджикистан для несения службы там, в рамках приказа директора Федеральной пограничной службы России. Пограничники-тихоокеанцы всегда готовы выполнить любой приказ командования, надежно прикрыть рубежи родины на Дальнем Востоке и в местах командировок.

         

          Редакция “В” благодарит командование ТОРУ ФПС и руководство холдинговой компании “Дальморепродукт” за помощь в организации командировки.

Автор : Николай КУТЕНКИХ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), "Владивосток" Владивосток - Душанбе - Московский - Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
Половина Приморья в затемнении

Со вчерашнего дня в Дальнегорске 12-часовые ограничения в подаче света уменьшены до 8 часов. Это решение в “Дальэнерго” приняли после трудных переговоров с руководством городской администрации.

Прокуроры контролируют электричество

Более 30 представлений направили прокуроры городов и районов Приморского края в течение последних трех месяцев предприятиям и главам местных администраций, которые не рассчитываются за потребленную электроэнергию.

Машина – роскошь, а не средство передвижения

Не исключено, что в ближайшее время Владивостоку больше не станут нужны дорогие транспортные развязки, потому что количество машин в нашем городе начнет неуклонно сокращаться. Такой безрадостный вывод можно сделать из решений, готовящихся в Москве.

Социальная служба в цифрах и фактах

В любом обществе есть люди, которым необходимы особое внимание и забота. Пожилые люди, инвалиды, малообеспеченные группы населения… Как администрация Приморья выстраивает работу системы социальной защиты таких категорий граждан, рассказывает вице-губернатор Николай Крецу:

Старое покрытие - на переплавку

Наверное, уже практически каждый житель Владивостока привык к виду аппарата под названием ремиксер. И немудрено, ведь на протяжении нескольких лет этот монстр дорожной техники разъезжает по улицам нашего города. Охват дорожного покрытия у этой махины равен четырем с половиной метрам, а скорость передвижения - около двух метров в минуту.

Последние номера