Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

У чиновниц свои военные тайны

Как страшную военную тайну хранят деловую информацию чиновницы из отдела семьи администрации Фрунзенского района. И ладно бы шла эта информация исключительно под грифом “Совершенно секретно” или там “Для служебного пользования”. Да нет же, под запретом оказались самые обычные сведения о сирых и обездоленных, стоящих на учете в этой службе.

Как страшную военную тайну хранят деловую информацию чиновницы из отдела семьи администрации Фрунзенского района. И ладно бы шла эта информация исключительно под грифом “Совершенно секретно” или там “Для служебного пользования”. Да нет же, под запретом оказались самые обычные сведения о сирых и обездоленных, стоящих на учете в этой службе.

Корреспондент “В”, попытавшийся из первых рук узнать, как живут нынче многодетные, неблагополучные, бедные семьи, как сводят концы с концами, чем может им помочь родное государство, получил “отлуп” по полной программе.

          “Нам запрещено давать информацию журналистам, - сурово заявила миловидная начальница отдела. - Почему? Перевирают все. Лично к вам у меня претензий нет, но есть приказ свыше. Единственное, что я могу сделать, испросить разрешения. Но предупреждаю, это бесполезно”.

          Потом дама долго звонила по телефону “наверх” и, обсудив попутно ряд важнейших чиновничьих проблем, дала ответ: “Нет, нет и нет”.

          “Я не прошу у вас статистических данных, может быть, они в самом деле засекречены. И фамилиями не интересуюсь. Мне нужны судьбы людские, ваш живой эмоциональный отклик на ситуацию - как профессионала, как женщины”, - я еще на что-то надеялась. Дама привычно смотрела сквозь меня.

          “Что ж, давайте, я сама позвоню вашей начальнице”, - я потянулась к телефонной трубке. И едва не получила по рукам. “У нас нельзя звонить по телефону. Это служебный телефон!” - вскрикнула вдруг дама и, кажется, прикрыла аппарат своим телом.

          Пришлось отступить. Мало ли как станет вести себя человек, стерегущий ТАЙНУ...…

          На следующий день, уже из редакции, я позвонила начальнице рангом повыше - Кортневой Людмиле Константиновне, которую помню еще с тех пор, как отделы семьи только-только создавались. Тогда, лет восемь назад, Л. К. была приятной, очень искренней дамой.

          “Всю информацию можете получить через пресс-центр, - резала правду-матку нынешняя Людмила Константиновна. - Нет, вето я не накладываю. Но вся информация в пресс-центре”.

          Попытка объяснить, чем отличается пресс-релиз от хорошей газетной публикации, окончилась крахом. Л. К. послала меня...… к Вегере, начальнице управления социальной защиты населения администрации. Дескать, насчет запретов и ограничений в праве на информацию - все к ней.

          Я вспомнила, какой приятной, очень искренней дамой была Вегера Л. П. в прошлом году, во время выборной кампании мэра. Но звонить уже не стала. А ну как и здесь сплошное разочарование?

          Собственно, я могла бы не мучить себя общением с начальницами, стойкими, как тот оловянный солдатик. Просто хотелось дойти до сути.

          И суть в том, что проблемы семьи и детства, о которых людям знающим криком кричать надо, самим выходить на прессу, поднимать общественное мнение, остаются скрытыми за семью печатями. А наружу выходят лишь предпраздничные сводки об успехах, сухая статистика да “гуманитарные” подробности - кому и сколько чего дали.

          - Что вы знаете о том безногом мужике, который вместе с дочкой, буквально с самого ее рождения, вот уже четвертый год просит милостыню? - поинтересовалась я во Фрунзенском отделе семьи. - Он, между прочим, сидит неподалеку от вас.

          - А он уже не наш, - был мне ответ. - Раньше он жил в подвале на Эгершельде, а сейчас переселился в подвал на Светланской. Спрашивайте про него в Ленинском отделе.

          Про Ивана рассказал мне сам Иван. В пресс-релизах такого точно не пишут. Потому что никак не вписывается этот нищий отец-одиночка в сводки, разрешенные начальством. А сколько еще у нас таких нищих, несчастных, голодных детей, матерей, отцов, которым не хватает ни государственной поддержки, ни элементарного человеческого участия…...

          И до них ли власти, умудрившейся сделать секрет даже из болячек-проблем общества, которые не прикрывать, а лечить надо! В том числе и с помощью прессы. Люди, знаете ли, очень откликаются, прочитав о чьей-то горькой судьбе. Вот что самое важное.

Автор : Марина ПОПОВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Утром деньги, вечером свет

Со вчерашнего дня «Дальэнерго» вновь перешло в наступление на своих потребителей-неплательщиков. Под максимальное отключение попал на сей раз бывший шахтерский город Партизанск.

Горняки забастовали

Сегодня коллективы участков вскрышных работ Павловских разрезов в Михайловском районе начинают бессрочную забастовку, сообщил профсоюзный комитет угольщиков поселка Новошахтинского.

В режиме чрезвычайки

В Арсеньеве объявлена угроза чрезвычайной ситуации по энергоснабжению. Мэрия не успевает принимать факсы “Дальэнергосбыта”, обязывающие предприятие местных электросетей отключать даже фидеры главного жизнеобеспечения города.

Дума удовлетворила без удовольствия

Приморская дума удовлетворила протест прокуратуры на закон Приморского края “О порядке утилизации, складирования, перемещения лома черных, цветных металлов и сплавов в Приморском крае”.

Наука и промышленность в одной связке

В администрации края прошло очередное заседание консультативного совета по иностранным инвестициям в Приморском крае. Здесь обсуждались предложения ДВО РАН в области внедрения инновационных технологий.

Последние номера