Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Иван родил девчонку… Отец-одиночка просит милостыню и ждет чуда

Ивана знает, наверное, полгорода. Может быть, вы тоже ссыпали ему мелочь в плошку, проходя мимо безногого бородатого мужика с ребенком. Он всегда сидит в одном месте - на Океанском проспекте. Через дорогу от бедного Ивана - богатый магазин, чуть повыше, в сотне шагов, - владивостокская мэрия. Еще ближе - отдел социальной защиты Фрунзенской администрации.

Ивана знает, наверное, полгорода. Может быть, вы тоже ссыпали ему мелочь в плошку, проходя мимо безногого бородатого мужика с ребенком. Он всегда сидит в одном месте - на Океанском проспекте. Через дорогу от бедного Ивана - богатый магазин, чуть повыше, в сотне шагов, - владивостокская мэрия. Еще ближе - отдел социальной защиты Фрунзенской администрации.

Для Ивана, правда, это соседство ровным счетом ничего не значит. Плевать он хотел и на богатеев, и на чиновников. “А одного большого начальника я при всех “пидо...…” назвал, - говорит он мне, посмеиваясь. - На Пасху это было, в прошлом году, возле церкви. Я только на Пасху туда хожу, хорошо подают в этот день. А тут увидел этого, начальника, и к нему. Нет, не просить - послать! А нечего про меня врать, будто я детей чужих, то мальчика, то девочку, беру у разных людей, чтобы мне, значит, больше подавали”.

          “Что, так матом и сказал? - ахаю я. - Не испугался - прибьют, дочку отнимут?” - “А я уже давно ничего не боюсь, - цедит Иван. - А дочку только кто попробует у меня забрать, зубами перегрызу, - говорит Иван. - Тут я за себя не ручаюсь”. И я ему верю. Потому что в девочке этой, дочке, Надюшке, наверное, вся жизнь его. И пусть кому-то кажется, что жизнь эта - ужасная, дикая, переломанная, Иван считает по-другому.

          Он хитро поглядывает на меня узким синим глазом, ухмыляется в бороду и заявляет: “А у меня все по плану идет. Как бабка еще в раннем детстве нагадала. Сказала, что ребенка заведу в 40 лет, а в 45 жизнь моя круто изменится, и буду я богатый и счастливый”.

          Плановое счастье ждет Ивана через год, а пока он просто растит Надю. Один. На четыре сотни государственного пособия и заработок профессионального нищего, если таковым можно считать человека, занимающегося этим делом постоянно. Заработки, по его словам, не ахти какие - полсотни рэ в день. Если повезет - сотня набирается. Просит Иван недолго - часа три. Старается выходить, когда дочке спать пора. Девчонка знай спит себе на свежем воздухе, отец работает.

          “Говорят, Иван, нищие детей подпаивают водкой, чтобы спали подольше?” - “Вранье все это! Полное вранье! - вскидывается Иван. - Кого знаю, никто этим не занимается. Это ж дети наши”, - поглядывает Иван на дочку. Я сую ей конфету. Надя запихивает “Трюфель” в рот, причмокивает - вкусно и тянется к отцу: изо рта в рот передает оставшийся кусочек. Очень трогательно.

          А Иван заходится кашлем. Из дырки на его шее, спрятанной под несвежей тряпицей, свист и клекот. “Это меня менты в прошлом году палкой по горлу ударили, - объясняет Иван. - Операцию потом пережил. А чтоб дырку убрать, еще одна операция нужна. Но на это денег у меня нет”.

          “Иван, судьбу не клянешь, что так сложилась?” - “А зачем, если так на роду писано. Значит, так надо. Даже имя каждому человеку не зря дается”.

          Он и на мать не в обиде. Ну, родился безногим, ну, не смогла вырастить как надо - с малолетства по тюрьмам пошел. В общей сложности - 20 лет за решеткой. Зато после последнего возвращения прибился он к такой же горемыке, молодой девахе, - и получилась Надя. Значит, так надо было.

          Что остался он с Надей один, тоже не жалеет. Со злостью вспоминает лишь, как, выбравшись год назад из больницы, забирал дочку у непутевой мамаши - голодную, грязную, с чесоткой и с сотрясением мозга.

          Сегодня Надя - чистенькая, аккуратно одетая, здоровая. “Мы все прививки делаем в поликлинике на Бестужева, - говорит Иван. - По месту жительства. Я раньше в подвале на Эгершельде жил. Сейчас тоже в подвале, только уже на Светланской, где цирк. Где купаю ребенка? А зачем ее купать - через 40 дней грязь сама отваливается, - шутит Иван. Но на всякий случай дает пояснение: - В подвале же вода и горячая и холодная есть. И моемся, и стираемся. Детские вещи постирать - 15 минут, и готово. Да не волнуйся ты так, и еду я ей варю, и суп, и кашу могу. А еще она каждый день 300 граммов колбасы ест и два банана”.

          Надя в это время дула кефир из пачки. “Сколько ей лет?” - “Три года, три месяца”, - вмиг отвечает Иван. - “Так и будет с вами вечно на улице сидеть?” - “Нет, я отдам ее в детский сад потом. Лет в пять. И в школу она пойдет. И в институт. Юристом она у меня будет”. - “Где деньги на учебу возьмете?” - “Не дурак же я, кое-что откладываю на будущее”.

          И еще одна заветная мечта у Ивана: вот дал бы ему кто 50 тысяч долларов, махнули бы они с Надей куда-нибудь на запад, купили бы дом в деревне, завел бы Иван свиней, кур, огородик насадил и зажил бы по-человечески. И чтоб никакого тебе мелькания людей перед глазами и этих уже вот где засевших звуков - ссыпаемых в плошку монет и оскорбительных, злых слов...…

          “Иван, а Иван, - снова вторгаюсь я, - а водку-то как, часто пьешь?” - “Пью. Я и сейчас пьян, - щурит он глаз. - Что, не видно? Пить тоже надо уметь. А почему пью? Так легче. И здесь сидеть, и вообще - жить”.

          Подбежала к Ивану перемазанная кефиром Надя, обхватила руками, пролепетала: папа, папа… И дальше, вприпрыжку - по кругу, очерченному бордюром. Она, безусловно, счастлива...…

          И ей абсолютно все равно, что сегодня День защиты детей и кто-то от чего-то и кого-то должен ее защищать. Она не знает, что такое государство и как оно заботится о детях. Она не слышала про нашу Конституцию с ее правом на труд, отдых и жилье. В подвалах, где она живет с самого рождения, нет телевизора, радио и газет. И вообще почти ничего нет.

          Есть только бородатый безногий мужик и его Надежда. Сбудется ли?

Автор : Марина ПОПОВА,Вячеслав ВОЯКИН (фото),"Владивосток"

В этом номере:
Утром деньги, вечером свет

Со вчерашнего дня «Дальэнерго» вновь перешло в наступление на своих потребителей-неплательщиков. Под максимальное отключение попал на сей раз бывший шахтерский город Партизанск.

Горняки забастовали

Сегодня коллективы участков вскрышных работ Павловских разрезов в Михайловском районе начинают бессрочную забастовку, сообщил профсоюзный комитет угольщиков поселка Новошахтинского.

В режиме чрезвычайки

В Арсеньеве объявлена угроза чрезвычайной ситуации по энергоснабжению. Мэрия не успевает принимать факсы “Дальэнергосбыта”, обязывающие предприятие местных электросетей отключать даже фидеры главного жизнеобеспечения города.

Дума удовлетворила без удовольствия

Приморская дума удовлетворила протест прокуратуры на закон Приморского края “О порядке утилизации, складирования, перемещения лома черных, цветных металлов и сплавов в Приморском крае”.

Наука и промышленность в одной связке

В администрации края прошло очередное заседание консультативного совета по иностранным инвестициям в Приморском крае. Здесь обсуждались предложения ДВО РАН в области внедрения инновационных технологий.

Последние номера