Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Наша боль и наш крест

“Время убивать и время врачевать”. Это из Библии. Первому человечество научилось в совершенстве. Врачевать учимся до сих пор. Особенно души.

 “Время убивать и время врачевать”. Это из Библии. Первому человечество научилось в совершенстве. Врачевать учимся до сих пор. Особенно души.

И особенно ни в чем не повинного юного поколения. Тех детей, отцов которых послали в горячие точки. И которые оттуда не вернулись. Этим детям тяжело и в моральном, и в материальном плане. Вместо совета опытного и любящего отца, разговора по душам, так необходимого подрастающему человечку, - орден в коробочке. Вместо его зарплаты – пенсия по случаю потери кормильца. Малыша, разглядывающего папину фотографию и заявляющего: “Тоже пойду на войну”, еще можно отвлечь конфетой. Подростку с незаживающей раной в сердце яблоко не протянешь. Те, кто в силу своего возраста уже способен понять ужас межнациональных конфликтов и испытал из-за них боль, нередко пестуют в своей душе агрессивность. Не легче и тем детям, чьи отцы погибли в мирной обстановке, встав во весь рост против зла и ценой собственной жизни подарив жизнь другим. Поэтому помощь нужна всем. Эти дети – наша боль и наш крест.

Мама, выйди замуж!

          Неполные семьи, матери-одиночки давно никого не удивляют. “Ребенку лучше не видеть отца-пьяницу. Ребенку не следует быть свидетелем семейных конфликтов”, - обычно говорят в таких случаях. “Воскресные” папы выгуливают своих чад по выходным в Спортивной гавани, сидят с ними в кафе. Все нормально, родители остались друзьями. Некоторым даже детей удается в этом убедить. И слава богу! А как разговаривать с ребенком, у которого еще вчера был заботливый отец, любящий и его, и маму? Который был вчера, а сегодня его уже нет? И НИКОГДА не будет.

          Вдовами сейчас остаются совсем юные, те, кому по 22-25 лет. И дети у них, естественно, крохи. Чуть подросший малыш не довольствуется застывшей на фотографии улыбкой родного человека. Ему нужен мужчина, который научит кататься на велосипеде, ловить рыбу и терпеливо сносить боль от синяков. И тогда ребенок просит: “Мама, выйди замуж!” Таких примеров много могут привести женщины, объединившиеся в Приморскую краевую общественную организацию социальной поддержки членов семей сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении служебного долга, которую возглавляет Нина Фесюн.

          Сейчас они задумали, на первый взгляд, негромкое, но на самом деле чрезвычайно важное мероприятие – сохранить для каждого ребенка живую память об отце. Это сложно. Потому что вернувшимся ОТТУДА тяжело вспоминать. Но дети вырастут, разъедутся, уйдут из жизни свидетели подвигов их отцов, и прервется нить поколений. Как сказала Нина Сергеевна, цепочка беспамятства страшна – ведь у детей нынешних детей не будет дедушек. Вдумайтесь только – память прервется. Нина Сергеевна тоже выросла без отца – сложил он свою голову в 42-м, в той страшной мясорубке, перемоловшей миллионы судеб. А через 40 лет погиб муж – в Афгане. Многие владивостокцы помнят, как хоронили полковника Виктора Фесюна. Тогда мы многого не знали, лишь шепотом – говорят, из Афганистана привезли… Сейчас о тех, кто не вернулся из Чечни, выпускают книги. Но задумали женщины другое – не официоз и не книгу. А для каждого – отдельные маленькие воспоминания тех, кто был рядом, кто знал их отца. Каким он был в бою, в быту, с друзьями и с врагами. Домашний альбом не заменит таких воспоминаний, которые станут семейной реликвией.

          Эта общественная организация поддержки семей родилась, с одной стороны, спонтанно, с другой – была выстрадана. Когда впервые в 90-м в Москве собрали вдов, они испытали двоякое чувство – собственного сиротства и неожиданного внимания. Это смешанное чувство не оставляло их и в 94-м, когда уже здесь, во Владивостоке, состоялась подобная встреча. Им было так тяжело, что поняли – выдержать можно, только объединившись. К счастью, их поняли в администрации края. Затем удалось выиграть грант в фонде “Евразия”. Постепенно налаживалась работа и, к великому горю, росло число членов организации – мужчины продолжали погибать, оставляя детей и вдов.

          Сейчас у этой организации есть надежные друзья и помощники. Департамент народного образования, совет по делам молодежи, клуб “Юный патриот Родины”, ВГМУ, ДВГТУ… Всех не перечислишь. Конечно, важна и материальная поддержка, но прежде всего – моральная. Ведь дети, как правило, в своем горе замыкаются. Они становятся другими, а сверстники их не могут понять и постепенно отдаляются. Это неизбежно, ведь даже взрослый не может долго находиться рядом с постоянно страдающим человеком, “жить на кладбище”, как сказала Нина Фесюн.

          Психологическая помощь приходит порой неожиданно. Несколько лет назад клуб “Юный патриот Родины” взял с собой на Русский остров 15 осиротевших мальчишек. В руководители им определили молодого парня из ТОВВМУ, который, не будучи психологом, возможно сердцем нащупав нужную струну, рассказал пацанам о себе, о своих родителях и попросил их тоже поделиться воспоминаниями. Мальчишек прорвало – они говорили об отцах, о их жизни и гибели, облегчая свои души. Срывая коросту с раны, они тем самым врачевали ее. Было больно, но после этой боли наступило облегчение. Они смогли понять – жизнь продолжается, а память остается.

Не лучше и не хуже

          Постоянным вниманием и заботой можно утишить горе ребенка. Время лечит. А боль матери? Ведь это уже на всю оставшуюся жизнь. Мы помним своих детей, припавших к груди, помним их маленькие, пахнущие молоком тельца, их первые влюбленности, пробивающийся над губой пушок. Они были рядом 18-20 лет. И исчезли. Крик, застрявший в горле. Сны. И не хочется просыпаться. И старая песня – “Жена найдет себе другого, а мать сыночка никогда”. Отсюда – нередкие конфликты свекровей с невестками: “Уже забыла, променяла”. Да нет же, не забыла. Рассказали мне об одной пожилой женщине, прожившей с мужем пять лет. Он сгинул на той, на Отечественной, оставив ее с двумя детьми. Да, она вышла потом замуж, и более 30 лет рядом с ней был хороший муж и заботливый отец дочерям. Но каждый год, 9 Мая, она наливала поминальную чарку и плакала. О том недолгом счастье, о том неизведанном, что могло быть. Хорошее не забывается.

          Почти никто из нынешних молодых вдов не может создать семью. “Я смотрю на друзей моего мужа, ставших уже полковниками, и прежде всего думаю, что мой так и остался лейтенантом”, - сказала одна из них. Они стараются избегать семейных компаний, боясь стать разлучницами. Если в их жизни появляются мужчины, вдовы оценивают их и как потенциальных отцов своих детей. У некоторых их двое и трое. Мужчины же не рискуют брать на себя такую ответственность – возможно, боятся не выдержать сравнения с погибшим. А еще они очень ревнуют к памяти того, кого уже нет. Ведь эти женщины часто собираются вместе, им так легче. Можно вспомнить, поплакать, пожаловаться. У них переломаны судьбы. Нужно быть настоящим мужчиной, чтобы это понять.

          Большое одиночество окружает эти семьи. Несмотря на друзей, на заботу официальных органов. Не только вполне объяснимое сочувствие видят они. Иногда, узнав о том, что вдовам оказана материальная помощь, окружающие злятся: “А чем мы хуже?” Никто не лучше и не хуже. Просто им еще труднее выживать и воспитывать детей. Проблемы все же легче решать вдвоем.

          Они борются с судьбой. Красивые, улыбчивые на людях, научившиеся скрывать слезы, уходят в работу, в помощь тем, кто слабее. Берут под свою опеку не только тех, у кого близкие погибли в горячих точках, но и всех, кому тяжело. Подростков, у которых родители погибли в автокатастрофе, женщину, не сумевшую справиться с горем и заболевшую на этой почве. Только, как сами говорят, человек должен созреть, чтобы принять помощь, увидеть протянутую руку. Это тоже непросто. Зато не было большей радости у этих женщин, когда получили письмо от молодого солдатика, недавно напоминавшего колючего ежа, со словами: “Жду ответа как конфету”. Тут же собрали гостинцы и помчались проведать свое трудное чадо – достучались все же до сердца, именно им написал.

          Я сознательно не называю имен тех, с кем общалась на эту тему. У этих женщин общая судьба. Нам бы их понять.

Душе помочь надо

          Недавно довелось присутствовать при встрече владыки Вениамина и нашей известной общественницы Светланы Морозовой, которые работают в попечительском совете при губернаторе края. Вот и они о детях пекутся.

          Начало доброму делу было положено в ноябре прошлого года. Тогда в КЦНК прощались с пятью милиционерами… Траурно оформленный зал, печальная музыка, опрокинутые лица родных, прощальные речи. “Сейчас будут сказаны слова о вечной памяти, даны обещания, - думала Светлана Сергеевна, - но пройдет время, и в повседневной суете все забудется. Этого не должно произойти, нужно что-то сделать ради этих детей”. Уже в декабре в ее списке было 95 фамилий. Напротив каждой – когда и где погиб герой, кто у него остался, кто будет с ними работать. Работа шла полным ходом, когда по телевизору услышала Светлана Сергеевна о решении Путина и Алексия II создать попечительский совет. Тогда и она обратилась в администрацию края за поддержкой. И нашла полное понимание. “Только, по-моему, во главе совета должен стоять владыка”, - сказал исполнявший в то время обязанности губернатора Валентин Дубинин. “Да я и просто членом совета согласился бы быть”, - тут же откликнулся владыка Вениамин. Эти люди поняли друг друга с полуслова. Им не понадобилось времени для раскачки. С первых же дней попечительский совет помощи детям, отцы которых погибли при исполнении служебного долга или остались инвалидами, начал активную работу.

          Было бы наивным думать, что обремененный многочисленнейшими обязанностями владыка Вениамин самолично организует детские праздники или развозит в семьи гуманитарную помощь. “Нам главное – душа нужна и ваше благословение, знать, что вы рядом с нами”, - говорила Светлана Сергеевна владыке. “Вы же знаете, что можете звонить в любую минуту, все, что в моих силах, сделаю”, - отвечал он. А сложных ситуаций бывает немало. 10-летний мальчишка, оставшийся без отца, уже дважды пытался распрощаться с жизнью, чтобы встретиться с папой на небе… Мать, мечущаяся в поисках денег на билет до Москвы, где в госпитале борется со смертью сын... Это, конечно, экстремальные ситуации. Но и менее драматичные иногда вырастают в серьезную проблему, ведь привыкшие ощущать рядом надежное плечо мужа и в одночасье оставшиеся без поддержки, женщины нередко теряются в обыденной жизни. Кому-то надо отправить ребенка на лечение, у другой нет денег на его образование. Да мало ли жизненных коллизий, порою приводящих в тупик. Вот и сводит попечительский совет детей и спонсоров. Это иноземное слово, конечно, не очень подходит. Лишь поначалу они действительно спонсоры, но вскоре становятся друзьями, духовными наставниками, людьми, которым юный подопечный может доверить многое.

          В своей беседе владыка Вениамин и Светлана Морозова затронули многие вопросы. В том числе и проблему наркомании. Не могут члены попечительского совета закрыть глаза и на эту проблему, ведь к страшной беде идем – в Приморье уже сотни детей 10-12 лет сидят на героине, а краевой наркодиспансер рассчитан лишь на 35 коек. “Нам нужны реабилитационные центры, - говорила Светлана Сергеевна. – Не только тело лечить необходимо, но и с душой работать. Ведь есть уже примеры, когда вера спасала человека”. “Вы правы, - соглашался владыка, - без веры человек не защищен”.

* * *

          Милиционеры, собровцы, пожарные… Все, чьи сослуживцы пострадали в эти жестокие десятилетия, помнят о детях героев. Но что бы делали эти, еще слабо стоящие на ногах человечки, если бы не было рядом надежных женщин? Велик материнский инстинкт – переступая через собственную боль, женщины думают прежде всего о детях, в которых продолжаются отцы.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Не все вкусности одинаково полезны

На прилавках наших магазинов настоящее изобилие всевозможных лакомств. Однако здесь доверчивого покупателя могут поджидать всякого рода сюрпризы из разряда неприятных. Полбеды, если приобретенный у неизвестного производителя торт не понравится вам по вкусу. Хуже, если его качество отразится на здоровье.

На все - сто

Позавчера, после очередного заседания Госсовета, посвященного реформе, ЖКХ стало ясно - перехода на 100-процентную оплату коммунальных услуг нам не избежать. Окончательный вариант программы должен появиться к 1 июля.

Нам светит “мертвый сезон”

В коммунистические времена говорили, что у советских колхозов всего четыре проблемы: весна, лето, осень и зима. В последние годы Приморье ежеквартально сталкивается с каждой из них отдельно. Поэтому первый день нового сезона (по закону тарифы на тепловую и электрическую энергию можно менять один раз в квартал) всегда ожидают с тревогой и опаской: что там еще нам подкинут ненасытные энергетики?

От мощных канатов до шнурков

Все это делали в старом Владивостоке... Сегодня прилавки всех магазинов и киосков Приморья пестрят разноцветьем иностранных товаров. Большинство из них имеет торговые марки стран Юго-Восточной Азии. Всегда ли было такое засилье иностранных мастеров? Оказывается, нет, и в этом можно убедиться, полистав старые газеты Владивостока.

Выборы губернатора: двое – это много

Сегодня краевая избирательная комиссия должна разместить заказ на изготовление бюллетеней к второму туру выборов губернатора края на Приморском полиграфическом комбинате. Будут ли в них указаны фамилии лидеров по итогам первого тура Сергея Дарькина и Виктора Черепкова – зависит от решения краевого суда, который продолжил слушание “дела о майках” вчера во второй половине дня, когда этот номер “В” уже был подписан к печати.

Последние номера