Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Политика

Сергей Дарькин: самое время

С Дарькиным мы давно на “ты” – наверное, лет десять. И не потому, что он так молод (поколение сорокалетних к юнцам уже, как правило, не относят). Просто я, к сожалению, несколько старше. Ненамного, но достаточно, чтобы завидовать его неукротимой энергии, аналитическому уму, способности мгновенно считать варианты, умению создавать команду и доверять ей во всем.

С Дарькиным мы давно на “ты” – наверное, лет десять. И не потому, что он так молод (поколение сорокалетних к юнцам уже, как правило, не относят). Просто я, к сожалению, несколько старше. Ненамного, но достаточно, чтобы завидовать его неукротимой энергии, аналитическому уму, способности мгновенно считать варианты, умению создавать команду и доверять ей во всем.

Кроме того, я завидую, что он уже на подступах к зрелому возрасту сумел состояться как человек – и как личность, и как специалист. Я не оговорился, завидую, речь идет именно об этом чувстве. Ну согласитесь: нельзя ведь завидовать гениальным музыкантам или шахматистам, их талант - от бога. Какая уж тут зависть? Если говорить о палитре чувств, то этими людьми можно только восхищаться, как господними творениями.

          Другое дело, когда человек стартовал с одинаковых с тобой позиций, но в какой-то момент не побоялся оставить госслужбу и начать с нуля. Когда шансы создать предприятие или остаться без штанов приблизительно равны – 50 на 50. И зависит все только от тебя – от твоей работоспособности, от умения – тщательно рассчитав свои силы, рискнуть, от готовности пахать сутками, забыв про выходные и праздники. При этом никто не знает (особенно в силу известной непредсказуемости развития ситуации в родной стране): что же будет в результате – то самое “бесштанное” состояние или новое предприятие, которое изо дня в день надо будет заставлять работать дальше…

          И если именно в таком раскладе человек сумел доказать окружающим (хотя, наверное, в первую очередь самому себе): “Да, я могу!”, то как раз вот это-то и вызывает искреннюю зависть, ближайшее и родственное чувство которой – не менее искреннее и глубокое уважение…

          Уроки, которые мы получаем

          В силу давнишности нашего знакомства мне приходилось видеть Сергея Дарькина в самых разных ситуациях – от состояния откровенного возмущения происходящим (правда, тогда он был значительно моложе) до не менее откровенной гордости за сделанное дело. Кстати, вот эта столь часто проявляющаяся откровенность, по-моему, весьма показательна. Думаю, только достаточно сильный и уверенный в себе и в своей правоте человек может позволить себе такую роскошь, как возможность не то чтобы выставлять напоказ свои чувства и эмоции, но и не особо их прятать. Мы ведь обычно – чего скрывать? – стесняемся проявления каких-то чувств, боясь показаться смешными. Бывает, однако, что эти самые чувства оказываются яснее и выразительнее любых, самых доходчивых слов...…

          ...Было это восемь лет назад, в 1993 году. Напомню – тогда во многих свежеобразованных открытых акционерных обществах (ОАО) начали проводить первые годовые акционерные собрания. Шли они, признаться, туго, со скрипом, не говоря уже о крайне слабо подготовленной юридической, законодательной базе, ни у кого в принципе не было реального, практического опыта (что порой, как известно, бывает не менее важно, чем правовая основа). На одном из таких акционерных собраний пришлось по заданию редакции побывать и мне – все было в новинку, и газета ждала зажигательного репортажа. Он получился. Потому что собрание не сумело обойтись без конфликта, если не сказать – без скандала. Мне бы не хотелось называть сейчас это предприятие – один из старейших, крупнейших и уважаемых коллективов Владивостока. Скажу лишь, что часть акций этого предприятия была выставлена на фондовом рынке на свободные торги и приобреталась всеми желающими. В результате среди собственников предприятия оказалась и компания Дарькина “Ролиз”, которая честно приобрела определенный пакет акций. И понятно, что на собрании команда Дарькина, как акционер, имела ничуть не меньше прав, чем старая администрация предприятия. Но понятно-то нам всем это стало сегодня, с высоты, скажем так, нынешнего опыта. А тогда “постоянным” – преимущественно чиновникам, которых в зале было битком набито, оказалось совершенно невдомек: почему это какие-то уверенные в себе люди пытаются на равных с ними обсуждать проблемы и перспективы предприятия, сладкий вопрос выплаты дивидендов и прочие “внутренние моменты”.

          ...Вот тогда-то я и видел откровенность возмущения Дарькина. Его явно выводило из себя то, что он, раз за разом выступая перед аудиторией, выстраивает четкую систему юридических аргументов, а натыкается на глухую стену непонимания. Что закосневший в своем вчерашнем дне чиновник не понимает и не хочет понимать: время стремительно меняется и надо успевать меняться вместе с ним. Что в отличие от своего предприятия, где он сам предельно тщательно занимался подбором кадров, здесь приходится сталкиваться с рутинным мышлением, непониманием и невосприятием нового.

          Вот это и раздражало, главным образом - неспособность мыслить.

          ...Как я понимаю, тогда Дарькин несколько обогнал свое время. Как и многие другие, осмелившиеся в конце 80-х начать свое дело, он был уверен, что именно такие – крепко стоящие на ногах, образованные, мыслящие, инициативные люди смогут вытащить город, край, страну из того болота, где все мы благодаря бесконечным историческим экспериментам оказались. Выяснилось, однако, что одной этой уверенности мало. И что ситуация меняется куда медленнее, чем нам хотелось бы. И настоящему руководителю кроме человеческой порядочности и умения выстраивать свои отношения с коллегами и партнерами крайне необходимо еще одно качество – терпение.

          ...Тот урок, похоже, пошел впрок. Спустя шесть лет руководитель рыбодобывающего предприятия “Ролиз” Сергей Дарькин ввязался в очередную авантюру. Правда, авантюрой это казалось лишь сторонним наблюдателям, Дарькин же считал свой план до конца. Он вложил очень серьезные инвестиции в обанкротившийся и практически переставший существовать Уссурийский масложиркомбинат. История возрождения этого предприятия, которое, как Феникс из пепла, сумело восстать назло маловерам, – тема, как говорится, для отдельной песни. И об этом наверняка еще будет рассказано, потому что слишком драгоценен этот опыт – у нас ведь крайне мало примеров, когда обанкротившееся, выставленное на торги промышленное предприятие обретает вторую жизнь.

          А я вот все думаю: дал бы результат этот огромный труд по возрождению рухнувшего Уссурийского МЖК, если бы не весь предыдущий дарькинский опыт?..

          Не все решения - простые

          ...Помню и другую ситуацию, случившуюся через год после того памятного собрания. “Ролиз” принимал с новостроя новенькие рыболовные траулеры. Об этом тоже был тогда подготовлен репортаж для газеты, потому что ситуация, вполне обыденная и тривиальная для 70-х или 80-х годов (ну, подумаешь, пришла в город пара новых траулеров. Кого во Владивостоке в прежние годы этим можно было удивить?), в середине

          90-х оказалась поистине уникальной. Ведь к этому времени крупнейшие рыбацкие предприятия, насчитывавшие некогда сотни единиц флота и тысячи работающих, решали одну-единственную проблему – собственного выживания. Что же касается расплодившихся как грибы после дождя крохотных рыболовецких фирм и фирмочек, то они в подавляющем большинстве придерживались примитивной, как топор, тактики: взять в аренду (желательно подешевле) ржавый РС или СТР, “рвануть” на нем пару путин, а там – хоть трава не расти. На этом фоне “Ролиз”, приобретающий новые траулеры, смотрелся белой вороной.

          Я тоже, помню, не удержался тогда, спросил у Дарькина: “Ты что, с ума сошел? Это же безумные траты!” А он, сияющий как самовар при виде покачивающихся у причала приобретений, лишь улыбнулся в ответ: “Ты, похоже, забыл, что компания наша называется “Ролиз” – “Российский лизинг”. И суда эти мы приобретаем именно по лизингу. Окончательно нашими они станут только через несколько лет. Возможно, это дороже, чем брать в аренду старые калоши. Но мы ведь рассчитываем нашу работу не на один год…...”

          Сергей не ошибся. Сегодня добывающий флот “Ролиза” составляют отнюдь не только те, первые траулеры. И зарплату на них платят такую, что в иных компаниях могут позавидовать. А что касается лизинга как механизма оплаты дорогостоящего оборудования в рассрочку, то сегодня эта схема успешно применяется уже и на краевом уровне. Недавно чуть ли не все местные газеты и телеканалы рассказали о том, что краевая власть решила помочь крестьянам приобрести по лизингу зарубежную дорогую сельхозтехнику. Это хорошо, что власть не постеснялась перенять у хозяйственников новой формации накатанный и хорошо проверенный опыт. Но хозяйственники, занимающиеся реальным производством, тем временем уходят дальше, нарабатывая новые пути и новые варианты решений. Поспеет ли за ними власть с ее медлительностью и неповоротливостью? Или людям, накопившим серьезный житейский, производственный, управленческий опыт, следует самим идти во властные структуры, чтобы вчерашнее торможение обернулось новым рывком вперед?

          Тут, похоже, есть о чем задуматься...

          Самое ценное – имя

          …Лично меня (хотя, по большому счету, не только меня) связывает с Дарькиным еще одна история. Так получилось, что из всех местных СМИ газета “Владивосток” оказалась единственной, которая вот уже шесть с лишним лет исправно ведет чеченскую тему. С самых первых дней - со штурма Грозного и до последних месяцев - статичного стояния федеральных подразделений на “блоках” мы методично отслеживаем все, что происходит на Северном Кавказе. 10 командировок наших корреспондентов – это все-таки не шутка.

          А потому полтора года назад, осенью 99-го, затеяли мы издать к пятой годовщине начала боевых действий “Книгу памяти Приморского края”, чтобы еще раз вспомнить, перечислить и увековечить фамилии всех наших земляков, не вернувшихся из горячей точки.

          Но книгоиздание – недешевое дело. А для газеты – занятие непрофильное. И выполнив всю подготовительную работу на редакционной технике, мы начали искать того, кто взялся бы оплатить расходы по бумаге и типографии. Напомню, на дворе стоял ноябрь 99-го и оставался месяц до губернаторских выборов (прямо как сейчас!). В общем-то найти деньги на книгу труда не стоило: обратись в штаб любого кандидата - и всякий из них будет счастлив профинансировать проект, лишь бы его “лейба”, его фамилия стояла на обложке. Но этого-то мы и не хотели – пачкать чистый замысел грязными “политическими” деньгами. Было решено привлечь серьезных промышленников. И я направился к Дарькину.

          В “Ролизе” все и решилось.

          Сергей внимательно выслушал идею, спросил, сколько будет стоить проект. Речь шла о десятках тысяч.

          Через два дня мне позвонили из производственного отдела “Дальпресса”, и удивленный голос сообщил: “Вы знаете, а деньги уже поступили!..” Быстрее в России деньги, пожалуй, просто не ходят...

          Еще через две недели мы держали в руках пахнущий краской тираж. На последней странице каждого экземпляра маленькими буквами было напечатано: “Издание осуществлено при поддержке ЗАО “Ролиз”.

          И все. Да, собственно, больше ничего и не надо. Хотя, думаю, мало кто из державших “Книгу памяти” в руках – а это в первую очередь родные и близкие наших погибших земляков - обратил внимание на строчку, помещенную ниже всех выходных данных. Да и зачем? Ведь не ради этого готовилось издание...

          Если есть примеры более цивилизованных взаимоотношений бизнеса с четвертой властью – расскажите мне о них.

          ...В обозримом будущем мы, к сожалению, предполагаем осуществить переиздание “Книги памяти”. К сожалению, потому что похоронки продолжают поступать и точку в списке поставить никак не удается. Когда очередной проект будет готов к передаче в издательство, я знаю, куда обращаться за финансовой поддержкой.

          Возрастной ценз

          Видит бог, не я советовал Сергею баллотироваться в губернаторы Приморья. Он вообще решения обычно принимает сам, взвесит, просчитает – и начинает действовать. Если бы спросил совета, я бы, наверное, попытался его отговорить. Зачем? У него сейчас хорошо поставленное дело, заслуженный авторитет, имя, уважение среди коллег и партнеров. А тут ввяжись в кампанию, и обвинят ведь черт-те в чем: и в связях с криминалом, и в причастности к партийной кассе, и в работе на ЦРУ, и так далее... Оно ему надо? Видимо, надо – если не боится “черного пиара” (а он в российских выборах неизбежен, как изюм в булочке), если хочет, чтобы в крае была деловая, работящая власть, если верит – вот идеалист-то! – что избирателем будут востребованы современные управленцы с реальным, а не чиновничьим опытом.

          Почему-то считается, что избиратель предпочитает седовласых, проверенных...

          Проверенных, интересно знать, чем?

          Стоит вспомнить: одним из наиболее перспективных губернаторов края был в свое время Владимир Кузнецов, который занял этот пост в тридцать с небольшим. В таком же возрасте становились губернаторами Борис Немцов в Нижнем Новгороде и Михаил Пруссак в Новгородской области. И если о Немцове знают все, то о Пруссаке можно добавить: сегодня его область занимает 1-е место в России (так!) по иностранным инвестициям в экономику и по уровню жизни идет на одном из первых мест.

          Дарькину – 38. Возраст не мальчика, но мужа. Когда уже накоплен опыт, но еще не растрачены силы.

          Самое время?..

Автор : Материал оплачен из избирательного фонда кандидата в губернаторы Приморского края Сергея Дарькина

comments powered by Disqus
В этом номере:
Без горячей воды прожить можно...

...А вот без холодной, что ни говори, - туго... Правда, как заверил Борис Завьялов, генеральный директор муниципального унитарного производственного предприятия Водопроводно-канализационное хозяйство г. Владивостока (МУПП ВКХ), летом подачу холодной воды в жилые дома прекращать пока не собираются.

Арсеньев не моется

Вот уже около месяца почти во всех жилмассивах 70-тысячного города авиамашиностроителей нет горячей воды. И перспективы ее появления в ближайшее время довольно сомнительные. Правда, на День Победы воду подали – слава богу, вместе с ветеранами войны помылись и остальные граждане. Кто, конечно, успел.

Находка получит кредит Всемирного банка?

Находкинские власти изыскивают возможности для получения кредитов Всемирного банка для улучшения инфраструктуры города. Еще в апреле эта солидная организация приняла решение о выделении кредитных средств на реконструкцию систем водоснабжения и канализации. В списке, где отмечены 14 российских городов, есть и Находка.

Вице-губернаторами стали московские политтехнологи

Постановлением и. о. губернатора Приморского края Константина Толстошеина новым вице-губернатором края назначен известный московский политтехнолог Александр Батанов.

Сергей Дарькин: самое время

С Дарькиным мы давно на “ты” – наверное, лет десять. И не потому, что он так молод (поколение сорокалетних к юнцам уже, как правило, не относят). Просто я, к сожалению, несколько старше. Ненамного, но достаточно, чтобы завидовать его неукротимой энергии, аналитическому уму, способности мгновенно считать варианты, умению создавать команду и доверять ей во всем.

Последние номера