Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Многоэтажка в складчину

Жилищно-кооперативное строительство во Владивостоке сошло на нет. Для основательных семей построить “кооператив” было когда-то особенно престижно. Теперь жилищно-кооперативное строительство захлебнулось, во всяком случае в Приморье. Один из последних трех кооперативов во Владивостоке, который не бросил начатую стройку и пытается довести ее до конца, - ЖСК-88. Уже отпраздновали новоселье многие жильцы дома на 440 квартир на улице Надибаидзе, идут работы еще на одной деcятиэтажке на Пихтовой.

Жилищно-кооперативное строительство во Владивостоке сошло на нет. Для основательных семей построить “кооператив” было когда-то особенно престижно. Теперь жилищно-кооперативное строительство захлебнулось, во всяком случае в Приморье. Один из последних трех кооперативов во Владивостоке, который не бросил начатую стройку и пытается довести ее до конца, - ЖСК-88. Уже отпраздновали новоселье многие жильцы дома на 440 квартир на улице Надибаидзе, идут работы еще на одной деcятиэтажке на Пихтовой.

Десять лет назад этот микрорайон на Чуркине замышлялся как рыбацкий. Возвести его брались ВБТРФ, “Востокрыбхолодфлот”, рыбный порт, “Дальморепродукт” при долевом участии города. База тралового флота успела перед своим банкротством сдать в эксплуатацию две многоэтажки, но после этого радужные надежды рыбаков на жилье стали таять как дым. Тогда-то и возникла спасительная идея кооператива, который предложили возглавить Юрию Фатхутдинову с клятвенным обещанием помогать во всем.

Стройка на голом пятаке

Одно дело – “посадить” дом в жилом обустроенном микрорайоне, совсем другое – обживаться на пятаке без всяких коммуникаций. Для пяти мощных дольщиков, понятно, они не стали бы проблемой, но как потянуть километровые кабельные трассы, теплотрассы, трансформаторные подстанции, бойлерные небольшому кооперативу? Немыслимо разложить “выползающие” в связи со всем этим хозяйством расходы на плечи будущих жильцов. По принятым нормам забота кооператива – коммуникации не более чем в шести метрах от дома. Но это уже мало кого волновало, когда ЖСК-88 был брошен на самовыживание.

Сначала до 80 процентов вступивших в кооператив составляли работники ВБТРФ, и предприятие, заинтересованное в том, чтобы рыбаки не остались без крыши над головой, первый год помогало. Но ситуация развернулась на 180 градусов после признания базы банкротом. Арбитражный управляющий взыскал через суд всю эту помощь назад.

Не из чего стало платить и паевые взносы членам ЖСК – зарплату ждали месяцами. Неудивительно, что при таком безденежье стройка растянулась на многие годы.

Руководство кооператива стало искать на второй дом дольщиков, согласных вложить деньги в подстанции, теплотрассы, другие коммуникации в счет квартир, которые будут им выделены после окончания строительства. Такие договоры помогли не заморозить стройку. Но не без того, что какие-то суммы на общие цели приходилось собирать все-таки и с членов ЖСК.

Но подстанция ведь нужна не только для “внутреннего” пользования новоселов, от нее сразу же запитали также муниципальные жилые дома. Или взять строящуюся теплотрассу длиной 800 метров. Запланировано, что через нее пойдет тепло не только в кооперативные дома, но и в детский сад, две давно уже сданные высотки, которые все эти годы обогреваются по временной схеме.

Помощь иссякла

Во многих странах государство помогает своим гражданам решать одну из самых насущных проблем – жилищную. У нас когда-то можно было рассчитывать на бесплатное получение квартиры. Но при этом поощрялось и жилищно-кооперативное строительство. В 1989 году было принято постановление правительства о дотациях добровольным объединениям граждан, созданным “для удовлетворения их жилищно-бытовых потребностей”. Этим документом предусматривалась компенсация на удорожание кооперативного строительства для покрытия 70 процентов возросших расходов (частично - из федерального и частично - из местного бюджета).

Какое-то время постановление худо-бедно выполнялось. Последний зачет ЖСК-88 удалось получить в 1997 году. На этом помощь государства иссякла, хотя цены буквально на все неудержимо лезли вверх.

Стоит ли удивляться, что в таких условиях кооперативное строительство стало вырождаться? Рассказывая о своих трудностях, председатель ЖСК-88 Юрий Фатхутдинов делает вывод, что вряд ли еще кто-то решится обречь себя на такие мытарства и создать новый кооператив. Только бы хватило сил завершить начатое.

Сейчас есть фирмы, которые тоже предлагают строить жилье в рассрочку, но это, как правило, очень дорогие элитные квартиры. Да и какой смысл бизнесменам что-то выгадывать, удешевлять строительство, если есть возможность работать по-крупному? В такие фирмы путь семей со средним достатком заказан, а куда тогда? Кооперативы при их относительно невысокой стоимости за квадратный метр также давали возможность родителям позаботиться о будущем своих детей, построить для них квартиры, пока еще есть силы, доходы. В ЖСК-88 немало подобных примеров.

Отличие кооператива еще и в том, что это не просто строительная фирма, с которой будущего жильца связывает только заключенный договор. Член ЖСК имеет право “участвовать в деятельности кооператива и управлять его делами, избирать и быть избранным в органы управления, вносить предложения об улучшении его деятельности, устранении недостатков в работе его органов” (из устава ЖСК-88). Но участники добровольного объединения имеют, естественно, и обязанности, в частности, вовремя вносить паевые взносы, без которых строительство просто не будет двигаться.

Внутренний конфликт всеобщего достояния

Порядок внесения паевых взносов определяется решением общего собрания. Но это не значит, что все платят в установленные сроки, и, к сожалению, не гарантия того, что коллектив почти в 800 человек застрахован от конфликтов. Есть случаи, когда они доходят до суда, выплескиваются на страницы газет.

Распределение квартир начинается после окончания монтажа блок-секции. На общем собрании проводится жеребьевка, в которой участвуют только те, кто оплатил расходы по строительству на этот момент. Строительство выходит на финишную прямую, но прокладка инженерных сетей, другие оставшиеся работы тоже стоят денег, и кому, как не пайщикам, их оплачивать? Многие после жеребьевки въезжают уже в квартиры и, бывает, “расслабляются”, начинают отчаянно тянуть с паевыми взносами. Должника вызывают на правление, ему посылают письма-напоминания, в конце концов вопрос выносится на общее собрание. Поскольку все заинтересованы в окончании стройки как можно скорее, то и решение нередко выносится однозначное – выселить. Но это не значит, что члена кооператива совсем оставляют без жилья (таких случаев еще не было), просто его новоселье отодвигается до сдачи следующей блок-секции (если к тому времени он погасит долги). А квартира, которую он уже считал своей, распределяется другому члену кооператива, сделавшему все необходимые взносы.

Такова причина появления второго претендента на одну и ту же квартиру, что было преподнесено в некоторых местных СМИ как механизм возведения финансовой пирамиды. Но ведь сам кооператив никаких документов, кроме справки за подписями председателя и главного бухгалтера о полной выплате пая, не дает. Списки жильцов утверждаются на жилищно-бытовой комиссии городской администрации, и уже на их основании Приморским центром регистрации прав на недвижимость выдается свидетельство о частной собственности. Спорные квартиры в такие списки вообще не включаются до окончательного урегулирования конфликта.

Трудно было бы рассчитывать, что в таком большом коллективе можно обойтись без разногласий, возникающего порой непонимания. В уставе ЖСК-88 есть пункт: “Споры между жилищно-строительным кооперативом и его членами... вытекающие из гражданско-правовых отношений, подлежат разрешению в судебном порядке”. Вполне цивилизованный путь доказательства своей правоты. Но при этом ни суд, ни другие всевозможные контролирующие инстанции, не раз проверявшие предприятие по жалобам, ни своя ревизионная комиссия, которая всегда начеку, никакого криминала в работе кооператива, его руководства не выявили. Хотя никто не спорит, что обстановка здесь непростая. Напряженность усугубляется тем, что строительство затянулось, и когда будет полностью завершено, сказать пока трудно из-за множества всевозможных причин. Но в интересах всех - чтобы долгострой все-таки выжил, чтобы все члены кооператива въехали в свои долгожданные новенькие квартиры.

Вполне возможно, что ЖСК-88 станет во Владивостоке “последним из могикан”.

Автор : Надежда БРАЖИНА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Из юниоров – в главную сборную

Новый сезон открыли мастера гребли на байдарках и каноэ. В Краснодаре проведено весеннее первенство России среди взрослых и юниоров. Гребцы состязались только в одиночных заездах.

Георгиевское знамя – за храбрость

17 апреля 1908 года состоялась торжественная встреча Георгиевского знамени, пожалованного 11-му Восточно-Сибирскому стрелковому полку имени императрицы Марии Федоровны за отличия во время войны с Японией.

От аппарата Морзе до Интернета

12 апреля, в преддверии 130-летия телеграфной связи в Приморском крае, которое ОАО “Электрическая связь” Приморья отмечает сегодня, прошел краевой конкурс, посвященный этому событию.

Степан Макаров: адмирал, лирический герой и сват

В пятницу Владивосток отметил 97-ю годовщину гибели выдающегося адмирала Степана Осиповича Макарова – по этому случаю у памятника флотоводцу на Набережной прошел митинг с возложением цветов.

Владыка Вениамин получил орден Дружбы

В воскресенье в Свято-Никольском кафедральном соборе по окончании вечерней пасхальной службы исполняющий обязанности губернатора края Валентин Дубинин вручил государственные награды приморским православным священнослужителям.

Последние номера