Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Страна оззи

В этой стране краски окружающей природы почему-то сочнее, а убегающая из раковины в трубу вода закручивается в другую сторону.

 В этой стране краски окружающей природы почему-то сочнее, а убегающая из раковины в трубу вода закручивается в другую сторону.

И на звездном небе вы не увидите привычной Большой Медведицы, потому что ярче всех сияет Южный Крест. Это Австралия

Недавно с далекого континента вернулась наша землячка Елена Чижевич – выпускница факультета английской филологии ДВГУ, а ныне – президент международной образовательной программы погружения в английский язык для школьников Magic Land. Но сегодня наш разговор не о педагогике, а о вещах сугубо бытовых: как живут австралийцы, о чем думают, как строят свой быт, как заботятся о здоровье. Три месяца Елена прожила в семье инженера и предпринимателя, члена международного Ротари-клуба Питера Эдвардcа, получив немало впечатлений о повседневной жизни австралийцев. Наверное, взгляд на Австралию нашей редакционной гостьи нельзя считать всеобъемлющим, но он по-своему интересен.

Новая общность – австралийский народ

– Выходцы из Англии и Испании, Франции и Италии, Германии, Греции, Японии, других стран, они с гордостью называют себя оззи (это и есть сокращенно по-английски австралийцы), - начинает рассказ Елена Чижевич. - Где-нибудь на фестивале или спортивном матче кто-нибудь подает призывный клич: “Оззи-и!”, и сотни голосов радостно отзываются: “О-о! Оззи!” Любое мероприятие заканчивается тем, что они встают и воодушевленно исполняют свой австралийский гимн.

Австралийцы не слишком держатся своих национальных диаспор, хотя и бережно хранят свои традиции. Каждый народ, приезжая, привозил что-то свое, дорогое сердцу. Итальянцы – свой кофе капуччино, французы широко внедрили виноградарство и виноделие, немцы наладили массовое производство колбас и баварского пива, англичане строго соблюдают свои традиции – пунктуальность, деловитость и “five o`clock tea”. Мы не раз задумывались: а кто же такой тогда истинный австралиец, та самая “новая общность – австралийский народ”, если, конечно, не вести речь об аборигенах? И пришли к выводу: наверное, тот, кто органично принял весь этот синтез. Десятилетия без войн и ссор – это что-то да значит. Даже турки и греки, которые частенько у себя на родине конфликтуют на бытовом уровне, здесь лишь добродушно подтрунивают друг над другом. На греческо-австралийском фестивале кто-то повесил объявление: “Туркам вход воспрещен”. Понятно, что это была лишь шутка. Только попробовал бы кто-нибудь так пошутить в другом полушарии…

- Может быть, мягкий климат делает людей благосклоннее – не надо бороться за выживание?

- Может быть. Но то, что здесь действительно какие-то другие природные вибрации – это точно. Хотя, наверное, дело не столько в природе, сколько в культуре. Русский человек здесь испытывает настоящий шок – люди бесконечно доброжелательны и заведомо тебе доверяют. Даже очень важные, высокопоставленные персоны не любят важничать, они доступны и демократичны: общество намеренно рушит всяческие социальные барьеры. Почитают не чин, а человека. Директор компании веселится на пикнике со своими служащими, все называют друг друга по имени. Никаких регалий, у студента колледжа не дрожат коленки, когда он запросто разговаривает с мэром города, они ведут себя с одинаковым достоинством. Там с малых лет нет страха начальственной двери! Моя знакомая после пары недель жизни там призналась: я поднялась здесь с колен!

Кстати, мы, русские, тоже кое-что привнесли в жизнь принимающей нас семьи. Rush в переводе с английского означает “ворваться”. Нам было все интересно, планы часто менялись, было много встреч, приглашений, ритм жизни – близкий к сумасшедшему. И вот наш уравновешенный, дотошный, точный до педантичности Питер Эдвардс, типичный англосакс, человек, у которого все расписано по минутам на месяц вперед, прожив с нами некоторое время бок о бок, послал электронную почту сам себе!

Oh, girl!

Наверное, тому же самому - разрушению барьеров - служит еще одна забавная традиция, привезенная англичанами. На званый вечер - Рождество, день рождения - приходят пары, чинно рассаживаются. Перед каждым - столовый прибор и хлопушка, из нее вылетает бумажная шапка-корона, и все послушно надевают каждый свою. Все, вино можно не пить, потому что и так смешно - солидные люди сидят, беседуют, бубенчики подрагивают!

А вот еще деталь: в Австралии слово “woman” упразднено, можно сказать, есть только “girl”. Даме 70, а она все равно девушка, в любом возрасте Кэйси или Мэри. И это неплохо, потому что женщине хочется всегда оставаться моложавой, и нет необходимости нести груз излишней солидности. Часто внуки зовут своих бабушек и дедушек по имени, а дети – своих родителей, и это тоже вносит дружеский оттенок в отношения. Да и вообще зачастую нет большой дистанции между поколениями.

Вихри враждебные

- Но не бывает же общества без проблем?

- Конечно, только не будем о слишком серьезных. В Австралии вот уже несколько лет бурно обсуждается так называемый аборигенский вопрос. Есть даже целое министерство и министр по вопросам межкультурных связей, в парламенте регулярно назначаются слушания по проблеме - вот и представте себе масштаб вопроса. А суть его вот в чем: извиняться или не извиняться нынешнему поколению перед аборигенами?

- В смысле за то, что заняли их земли?

- Вовсе нет. История вопроса берет начало в прошлом веке, когда первые переселенцы решили, что должны принести местному населению немного цивилизованности. Для этого они забирали из семей детей и отдавали их для обучения и воспитания в церковные приюты. Впрочем, забирали не всех, а лишь истощенных, больных, брошенных, когда было явно видно, что семья или племя обрекает ребенка на гибель. Забирали детей и у малолетних матерей. К слову, многие аборигены впоследствии получили образование, заключили смешанные браки с белыми – получились очень симпатичные дети-мулаты. Такая же практика – забирать детей и отдавать в приюты - существовала и для белого населения, ведь неблагополучные семьи, непутевые родители, алкоголизм и наркомания существовали и тогда. Хорош такой метод или плох – трудно сейчас судить, но таков был менталитет того времени.

И вот теперь две политические партии яростно спорят, причем с подачи партии в защиту аборигенов появился даже термин “украденное поколение”. Большинство белого населения в Австралии считает аборигенский вопрос полной чушью и бессмыслицей, политическим заигрыванием в верхах, крупномасштабной интригой, которая, в частности, помогает новоиспеченным политикам в нужный момент заявить о себе. Тем более, партия аборигенов готова в любой момент примириться – пусть только им заплатят побольше денег за моральный ущерб…

Аборигены и сейчас имеют немало социальных льгот, в том числе при обучении. Правительство строит в отдаленных деревнях комфортабельные дома, которые, увы, быстро приходят в негодность - туда заселяется сразу целая коммуна, не слишком знакомая с культурой быта. Кажется, все это вызывает глухое раздражение налогоплательщиков...

Из всех искусств важнейшее...

- Тем не менее среди аборигенов мы встречали немало колоритных, интересных личностей. Один из них – на снимке. Это вполне образованный человек, у него белая жена, квартира, машина и сотовый телефон, а вот работает он full blood – полнокровным австралийским аборигеном. Прирожденный актер, он с утра до вечера сидит на тротуаре, играет на дудке и зарабатывает столько, что многим и не снилось – богатые туристы не скупятся.

Намного более познавательной оказалась встреча с австралийским художником. Он много ездит по стране и рассказывает про традиционное искусство аборигенов, про философию цвета и формы. В каждой его картине, созданной в соответствии с традицией, закодировано какое-то космическое знание или древнее предание, каждая полна символов. Вот лишь несколько: розовый цвет – священный, желтый и красный – огонь, равно как и жизнь, черный – символ человека (они ж негроиды), зато белый – противоположность человеку - символ женщины…

Чтобы тело и душа были молоды

Австралийцы много работают и с удовольствием отдыхают. Самый традиционный вид отдыха для многих семей после рабочего дня – выезд на барбекью. Компания - все как один - надевает кепочки и отправляется куда-нибудь к морю или на поляну. Разжигают костры и жарят ягнятину. Нам сначала было непонятно, как, живя у такого чистого моря, можно проводить часы за поглощением жареного мяса и ни разу не искупаться. Только потом мы узнали, что такое теплое и манящее море бывает небезопасно: есть скаты, которые могут ужалить, или медузы “голубые бутылки”, укус которых несмертелен, но весьма чувствителен. Оборудованы, конечно, огороженные пляжи, но и там встреча с ядовитой медузой не исключена, правда, спасатели окажут сразу первую помощь. А вот любимая шутка многих австралийцев. На опасливый вопрос туриста, водятся ли в этом месте акулы, местный житель обязательно ответит: “Да ну, что вы! Всех уже съели крокодилы!”

Да и вообще австралийцы большие шутники, причем перченый юмор в большой цене. В день большого национального праздника - Дня Австралии, когда тысячи людей нарядились в традиционную одежду своих предков, не было, пожалуй, ни одного выходца из Шотландии, который, придерживая свои килты-юбки, не восклицал бы: “Только бы не подул ветер, ведь под юбкой никакой одежды уже нет!” Впрочем, может, это и не было шуткой?

Ешь ананасы, гамбургер жуй

- Как австралийцы относятся к своему здоровью? Как и в любом современном обществе, есть два типа людей: одни поедают гамбургеры, мирятся с излишним весом и за здоровьем не следят, другие, напротив, к рациону относятся строго, проводят немало времени в тренажерных залах, плавают или нарезают круги на стадионах.

Принимавшая нас семья Питера Эдвардса относится к разряду интересующихся. Иногда нам даже было грустно в связи с этим, ведь больших мисок салата, откуда можно зачерпнуть по своему аппетиту, там не предполагалось, порции умеренные, весь ужин мог состоять из кусочка рыбы на каждого, салатного листа, половины кукурузы. Такая экономия объясняется не дороговизной продуктов – еда дешевая по меркам зарплаты (студент может получать тысячу долларов в месяц, специалист – три-четыре, учитель – четыре, хороший врач – от шести тысяч долларов и выше), а именно расчетом и рациональностью. Если кто-то из членов семьи не намерен сегодня есть, скажем, тыквенный суп, он обязан предупредить об этом заранее, чтоб на него не готовили. На завтра ничего не остается, все только первого приготовления. При таком скромном употреблении продуктов ежедневно наши уважаемые хозяева пополняли свой запас витаминов и микроэлементов за счет всевозможных пищевых добавок, порошков, капсул и таблеток – разного рода австралийских “гербалайфов”. Может, потому до глубокой ночи они чувствовали себя бодро, встречались с друзьями, гуляли, проводили время в клубах.

Драмкружок, кружок по фото

Впечатлений от Австралии, конечно, много, порой разрозненных, не выстроившихся в некую систему. Понравилось отношение к детям, даже маленьким, – очень уважительное. Почти не бывает так, чтобы родители сказали: мы тут за тебя все решили, пойдешь туда. Нет, обязательно спросят: ты хочешь? Впрочем, нередко с демократией палку перегибают. Наверное, потому встречаются экземпляры: родители – труженики, сынок с пустым взглядом просаживает папины деньги в пабах.

Но зато тем, кому жить интересно, все условия: сотни клубов обучения и по интересам, до старости можешь посещать то одни курсы, то другие, от йоги до танца живота и вышивания крестиком. Стоимость – копеечная, потому что государство поддерживает систему организации свободного времени своих граждан. Хочешь изучать такой дэнс – пожалуйста, не получается этот, иди в другой, даже если лет тебе далеко за…

Образование в школе – двенадцатилетнее, причем последние два года молодые люди уже получают какую-нибудь специальность, ведь после школы большая часть выпускников идет работать. В университеты поступают лишь единицы: во-первых, нужно иметь очень высокий балл в аттестате, во-вторых, обучение очень дорогое. Впрочем, возможностей повышать свою квалификацию всю жизнь множество – курсы, колледжи и т.п.

Возвращаясь в Россию, мы ехали вместе с двумя австралийскими волонтерами – молодые двадцатилетние ребята захотели посмотреть, что же такое Россия, поучаствовать в ротарианских молодежных программах. По пути из аэропорта наши милые Дэниэл и Дэйл почти в голос воскликнули: “О, какой странный дизайн – это специально так построили?” Оказалось, речь шла о горах грязного снега на обочинах, соскобленного грейдерами и замерзшего причудливыми скульптурами. Замечу, вопрос звучал без тени иронии.

А первое, что побежали смотреть наши мальчики в доме – как убегает вода из ванны. Восторженный голос возвестил: “И правда, в другую!”

Что ж, мы все-таки разные. Но, как оказалось, мы бесконечно интересны друг другу.

Автор : Марина ИВЛЕВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Леша вам еще покажет, кому вешать перчатки на гвоздь

Из Саратова пришла приятная весть. Воспитанник приморской школы бокса Алексей Шайдулин завоевал золотую медаль чемпиона Российской Федерации по боксу.

Наука не отрывается

Во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса сегодня завершает работу международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых “Научный потенциал вузов – на развитие производительных сил Приморского края”.

Конец сезона

Целую неделю Арсеньев жил без горячей воды. Его тепловырабатывающие мощности были “посажены” энергетиками на голодный паек из-за накопившихся долгов, которые достигли 22,4 млн. рублей. Однако серия переговоров на уровне руководства города и “Дальэнерго” закончилась проплатой части задолженности и возобновлением нормального водообеспечения.

“Казачий шлях” с Камчатки

14 апреля во Владивосток прибывают участники крестного хода “Казачий шлях”, посвященного 2000-летию Рождества Христова и 10-летию возрождения казачества Камчатки.

Баба рогатая… с пасхального стола

- Это не выдумка, так накрывался стол на Пасху до революции в большой семье мещан Ержениных в Хабаровске, где воспитывался вместе с тремя осиротевшими братьями мой дед Владимир Самойлов,- рассказывает Людмила Сетямина, разворачивая лист ватмана, покрытый разноцветными рисунками – эдакая стилизованная скатерть-самобранка.

Последние номера