Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Мегаполис

Даже солнце в этот день ликует...

В это воскресенье у православных будет замечательный праздник – Пасха. А уж как ждут этого удивительного дня и готовятся к нему в женском монастыре в Линевичах!
В это воскресенье у православных будет замечательный праздник – Пасха. А уж как ждут этого удивительного дня и готовятся к нему в женском монастыре в Линевичах!

- Пойдемте на колокольню, - зовет нас сестра Екатерина. Когда мы вместе поднимаемся по ступенькам, объясняет:

- Вот сюда сердечно приглашаю вас на Пасху. Приезжайте, и вы сможете сами звонить в колокола, сколько сил хватит. В этот великий праздник колокольный звон должен звучать непрерывно, поэтому любому православному можно будет подняться сюда и звонить. Вы испытаете при этом необыкновенное чувство! Просветленность, ликование...… Приедете?

Ну а пока окрестный люд спешит в монастырскую церковь по другому делу. Монахини говорят, что за последние годы впервые видят так много желающих исповедаться, покаяться в грехах:

- Нынче за семь недель Великого поста у нас тут перебывало столько народу, сколько не было, пожалуй, со времени возрождения обители. Из соседних сел едут, из Уссурийска. Отец Михаил исповедовал буквально каждый божий день.

Может, и вправду все мы нагрешили столько, что подступила пора каяться? Здешний священник после многочисленных исповедей, как заметили насельницы монастыря, с лица спал, недомогает. Впрочем, в эти дни отцу Михаилу и его пастве некогда прислушиваться к своим хворям: идет Страстная неделя. Как известно, по уставу православной церкви “великие дни страданий Спасителя” насыщены долгими торжественными богослужениями.

Только что, в половине первого, завершилась служба, которая началась рано утром. В пять часов пополудни будет следующая и продлится допоздна. Но в этом перерыве между богослужениями мало кто из десяти монахинь, четырех послушниц и нескольких добровольных монастырских помощниц прилег отдохнуть в своих кельях, разве что самые немощные. Большинство, ненадолго заглянув в трапезную, сразу берется за работу.

В канун Пасхи все моется, трется, до блеска начищаются подсвечники, метутся лестницы и дорожки в церковном дворе. Взяв грабли, идут приводить в порядок еще оголенные по весне клумбы девочки в белых головных платках. Это воспитанницы.

Да-да, как в старые, дореволюционные времена, недавно стали вновь привозить сюда из православных семей дочек на воспитание, что вовсе не означает - мол, их отдают в монастырь, и они непременно примут постриг, став послушницами, а потом инокинями. Родители просто хотят, чтобы девочки какое-то время побыли тут, впитали здешний дух, приучились жить без баловства, в строгости, по уставу.

Если дома возможно и покапризничать, когда, к примеру, нет никакого желания мыть пол или сходить в магазин за хлебом, то здесь слово матушки Варвары, игуменьи обители, - закон. На монастырской земле все равны: инокини и воспитанницы, странники и помощники, каждый человек беспрекословно выполняет поручения матушки Варвары. Скажем, сестра Вероника сегодня читает синодики – одна, не отвлекаясь, внимательно вглядываясь в каждое имя того, для кого близкие попросили монахинь о длительном поминовении. А сестре Анастасии выпадет, например, задание идти на скотный двор.

- У нас ведь не городской, как Марфо-Мариинская обитель, а сельский монастырь, - рассказывают инокини, - значит, много обычной работы по хозяйству. Семь коров держим, овец, сами сено для животных заготавливаем, зерно выращиваем. Куры у нас есть, кстати, несутся хорошо, завтра будем яйца красить к Пасхе, в тесто для куличей тоже яйца от своих кур пойдут.

А вот кто из сестер мастерица выпекать вкусные куличи, корреспондентам “В” не сказали:

 - Кому будет благословение, у той и получатся лучшие куличи. Неважно кто. Это ведь не от кулинарного умения зависит. Бог талант дает и помогает, чтобы тесто поднялось и кулич вышел пышным, красивым.

Возможно, так оно и есть, хотя одна из насельниц по секрету поделилась с нами свои мнением: не пробовала вкуснее кулича, чем испеченный матушкой Варварой, и вообще она умелица и готовить, и шить.

К слову, одежду для себя монахини шьют собственноручно: и рясу, и накидку-апостольник, и шапочку-скуфейку.

- Но пока и не мечтаем возродить настоящее швейное производство, - вздыхает сестра Екатерина, - слишком много более насущных забот. А знаете, до революции тут, в Линевичах, были большие мастерские. Шили не только женское монашеское платье, но и облачения для священников, с золотой вышивкой. Обувь шили! И она славилась выделкой, высоким качеством, прочная была, ноская.

Сестра Екатерина о прошлом монастыря знает больше других еще и потому, что в своем прошлом она историк, преподаватель университета. Но лекции, студенты, суетный городской быт для нее давно затянуты дымкой отстраненности: уже седьмой год сестра Екатерина трудится в здешней обители. Пришла сюда сразу вслед за матушкой Варварой, и две эти женщины приняли на свои плечи нелегкую ношу восстановления разоренного монастыря, на территории которого в советское время располагалась войсковая часть.

Не случайно наша собеседница водила нас на колокольню: монахини ею гордятся, с ужасом вспоминая, что прежде-то над их домовой церковью (в которой у военных размещался клуб) возвышалась водонапорная башня и на месте звонницы был бак на 35 тонн воды. Оттуда непрерывно сочились капли в храм и там застывали ледяной коркой на стенах и полу, поскольку в здании всегда было холодно – система отопления оказалась полностью разрушенной. Чтобы в церкви можно было проводить богослужения, монахини установили в алтаре печку-буржуйку, а приезжавшему из Владивостока отцу Василию дали валенки: мол, иначе, батюшка, вы в нашем храме простудитесь.

Тогдашние насельницы отчистили-отскребли ветхий домик самой первой игуменьи монастыря, матушки Павлы, и зажили там, поставив двухъярусные койки. Вставали в полшестого утра и, помолившись, шли на ремонт храмового здания – шпаклевали, штукатурили, красили, белили…

Все эти хлопоты продолжаются до сих пор и конца им не видно: хотя постепенно, где собственноручно, где с помощью средств епархии отремонтировали домовую церковь и кельи, но стремятся возродить и практически лежащий в руинах здешний храм Рождества Богородицы, и часовню на монашеском кладбище. Дело почти неподъемное, многотрудное, и все же вера поддерживает в убеждении: когда-нибудь монастырь таки будет восстановлен в его прежнем виде. Место тут намоленное, благодатное.

К этой благодати тянутся сейчас многие души. Завтра к вечеру в Линевичи по традиции съедутся сотни православных. Великая суббота – день добрых дел. Верующие принесут в церковь, допустим, ненужную одежду, чтобы инокини передали ее бедным, да и любым подаркам для нуждающихся тут будут рады. А за час до полуночи начнется особо торжественное пасхальное богослужение. Будет крестный ход, а потом снова стройно запоют на клиросе сестра Анастасия и другие, сменившие в этот день черное монашеское платье на белое. Пасха – великий праздник!

А давайте в Христово воскресенье встретим рассвет. Часто ли мы глядим на восходящее солнце? Вряд ли. В праздник стоит попробовать. Потому что, как заверили корреспондентов “В” монахини в Линевичах, на Пасху, в единственный день в году, рассветное солнце играет, мерцая многоцветьем, как радуга – ликует. Посмотрим?

Автор : Светлана ЖУКОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Леша вам еще покажет, кому вешать перчатки на гвоздь

Из Саратова пришла приятная весть. Воспитанник приморской школы бокса Алексей Шайдулин завоевал золотую медаль чемпиона Российской Федерации по боксу.

Наука не отрывается

Во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса сегодня завершает работу международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых “Научный потенциал вузов – на развитие производительных сил Приморского края”.

Конец сезона

Целую неделю Арсеньев жил без горячей воды. Его тепловырабатывающие мощности были “посажены” энергетиками на голодный паек из-за накопившихся долгов, которые достигли 22,4 млн. рублей. Однако серия переговоров на уровне руководства города и “Дальэнерго” закончилась проплатой части задолженности и возобновлением нормального водообеспечения.

“Казачий шлях” с Камчатки

14 апреля во Владивосток прибывают участники крестного хода “Казачий шлях”, посвященного 2000-летию Рождества Христова и 10-летию возрождения казачества Камчатки.

Баба рогатая… с пасхального стола

- Это не выдумка, так накрывался стол на Пасху до революции в большой семье мещан Ержениных в Хабаровске, где воспитывался вместе с тремя осиротевшими братьями мой дед Владимир Самойлов,- рассказывает Людмила Сетямина, разворачивая лист ватмана, покрытый разноцветными рисунками – эдакая стилизованная скатерть-самобранка.

Последние номера