Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Танки в “подвешенном” состоянии

“Бронетанковые войска - главная ударная сила сухопутных войск”. Этот стенд, где выставлены макеты современной боевой техники, хорошо виден из окон заводской проходной. А по другую сторону аккуратной, выведенной по нитке аллеи на постаменте возвышается танк. Все, как в любой воинской части. И жизнь идет по обычным армейским законам. Разница лишь в том, что работают здесь в основном не солдаты срочной службы и офицеры, а простые гражданские люди. Лужи, проталины напоминают о скором тепле, вселяют надежду. Надежду на завтрашний день...

“Бронетанковые войска - главная ударная сила сухопутных войск”. Этот стенд, где выставлены макеты современной боевой техники, хорошо виден из окон заводской проходной. А по другую сторону аккуратной, выведенной по нитке аллеи на постаменте возвышается танк. Все, как в любой воинской части. И жизнь идет по обычным армейским законам. Разница лишь в том, что работают здесь в основном не солдаты срочной службы и офицеры, а простые гражданские люди.

Лужи, проталины напоминают о скором тепле, вселяют надежду. Надежду на завтрашний день...

О прошлом

206-й бронетанковый ремонтный завод построен в рекордно короткие сроки. Все здания и сооружения возводились с 1940 по 1941 год. Начало Отечественной войны встретили во всеоружии. Примечателен факт: по прошествии 56 лет он и сегодня выпускает продукцию в цехах, где практически с основания не было капитального ремонта. Корпуса строили добротно и на совесть. Заводов такого профиля в России всего 9. Уссурийский, предназначенный для обслуживания тяжелой боевой техники - единственный в Дальневосточном военном округе. В былые времена с конвейера предприятия в смену сходило полторы машины, в месяц - до 40.

Настоящее

С середины декабря прошлого года ремонт боевой техники на заводе остановлен. Пусто и холодно в демонтажном, монтажном и агрегатном цехах. Затишье и на вспомогательных участках. Тем не менее жизнь в армии не останавливается. Боевая учеба идет полным ходом. Механики-водители по-прежнему выводят из боксов свои грозные машины на полигоны и стрельбы. Случаются и поломки. В войсках скопилось много неисправной тяжелой техники. “206-й” обязан изъять ее и поставить в цеха. Но как и чем ремонтировать, одному богу известно. Скверное, иначе не скажешь, положение с запасными частями. Их попросту нет на базах Дальнего Востока. Все находится за Уралом. Ближайший и основной поставщик - Омский завод транспортного машиностроения - тоже остановлен.

“Слушай, командир, отпусти...”

- Стабильная выплата заработной платы прекращена с мая прошлого года, - рассказывает начальник завода полковник Геннадий Шевченко, - но крохами авансируем людей: по 100-200 тысяч рублей ежемесячно. В январе смогли выдать по 400 тысяч.

На танковом работают поколениями. Мастерами с большой буквы гордятся многие династии. В среднем их труд оценивается сегодня в миллион 200 тысяч рублей, больше не платят...

Отсюда - отток профессиональных кадров. При полной загруженности предприятия необходимы полторы тысячи пар рабочих рук. Сейчас их - треть от нормы. Многие специальности вообще на грани вымирания. Остался один фрезеровщик. На некоторых участках по 1-2 классных специалиста. Это люди предпенсионного возраста, те, кому попросту некуда деваться. Кто мог найти себе применение на стороне - давно ушел.

- А как их удержишь? - продолжает Геннадий Николаевич. - Приходят с заявлениями на подпись и говорят: “Слушай, командир, отпусти, семью кормить надо. Начнете жить нормально и вовремя зарплату давать - вернемся”. И вернутся, наладилось бы все поскорее.

Деньги

Финансируется 206-й бронетанковый из Москвы. Заказчиком выступает министерство обороны. Сколько ведомство получит от правительства денег на капитальный ремонт и восстановление техники, на столько и разместят на заводе заказ. В первом квартале наступившего года денег не поступало. Отсюда и производственный план, выполнить который можно за 2 недели.

В марте начальнику завода предстоит поездка в столицу. Пакет неразрешенных вопросов все тот же, но основной - финансовая проблема. В который уже раз предстоит разъяснять, что завод из-за своей отдаленности на особом положении. Сказываются железнодорожные тарифы, высокие расценки на электроэнергию... Взять, к примеру, такое же предприятие, расположенное в Санкт-Петербурге. Оно самовывозом может доставить себе все необходимые запасные части. Накладные расходы ничтожно малы. Уссурийцам же вывоз их из первопрестольной, Подмосковья и Пензы просто не по карману. Разве можно сравнивать расстояния? А за любым материалом надо ехать в европейскую часть нашей страны.

Был такой случай

В прошлом году в самый разгар рабочего дня в цехах погас свет. Из-за постоянных перебоев с платой за электроэнергию представитель ЦЭС “Дальэнерго” выключил на заводе главный рубильник, опечатал его. Все бы ничего, да только в это самое время в подвешенном состоянии находился очередной ремонтируемый танк “Т-80”. Грозная боевая машина могла сорваться в любой момент. 3 часа ушло на переговоры с энергетиками. Договорились чисто по-человечески.

Долги

- Мы должны многим, - не скрывает Г. Шевченко. - 3 миллиарда рублей - налоги в местный бюджет, столько же в управление “Водоканал”, 2 - за электроэнергию. 5 миллиардов - долг по зарплате рабочим и служащим. Кое-кого из уволившихся с завода рассчитали частично. Есть и те, кто не получил расчет до сих пор. Но и нам, в свою очередь, министерство обороны задолжало 25 миллиардов рублей.

Конверсия - не панацея

На складе “206-го” лежит 3 тысячи тонн металлолома. Это результат утилизации списанных танков и тягачей за лето. Подписан контракт с одной из австралийских фирм. Слухи об его отправке и получении неслыханных барышей после реализации за границей будоражат умы многих. Спешу огорчить любителей делить шкуру неубитого медведя: вырученная валюта уйдет в центральное управление материальных ресурсов и внешнеэкономических связей министерства обороны. Хозяин-то металла - военное ведомство, а не завод. С коллективом предприятия рассчитаются лишь за разборку и резку вышедшей из строя техники.

Что же касается другой конверсионной деятельности, то здесь ее попросту нет. Специфика не та. Да и так ли нужны нам сейчас эти чайники-сковородки? Конверсией можно и нужно заниматься только при стабильно работающем основном производстве. Довесок от нее небольшой, на зарплату и содержание оборудования, жилья денег не заработаешь.

О жилье

На балансе у танкового: общежитие, детский сад, поликлиника, 21 многоквартирный жилой дом. Последняя десятиэтажка “с боем” построена в 1993 году. Этот небоскреб по меркам Уссурийска бросается в глаза приезжающим в город. За счет чего удается содержать такое хозяйство?

- Потому и стоим, - отвечает Геннадий Николаевич. - Москву я поставил в известность, что вынужден свернуть производство, чтобы не разморозить дома. Для отапливания завода и жилого массива необходимо 10 тысяч тонн мазута на зиму. А это - 10 миллиардов рублей в нынешних ценах. Финансирования по этой статье нет второй год. Продолжаем брать топливо в долг, “прикрываясь” человеческим фактором.

О дне завтрашнем

Мечтать, говорят, не вредно. Вот и живут на 206-м бронетанковом верой в завтрашний день, зная, что уповать придется лишь на свои собственные силы. Нужна-то самая малость - объем заказов и своевременная плата за их выполнение. Бесспорно одно - заводу быть в Уссурийске. Он - гарантия поддержания боеспособности ударной силы сухопутных войск Дальневосточного военного округа. Согласен с заводчанами: тот, кто думает иначе, не способствует укреплению рубежей нашей Родины.

Автор : Константин ЯКОВЛЕВ, “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Контрабанда оружия: выгодно, но наказуемо

Находкинский городской суд вынес приговор в отношении 2 контрабандистов оружия, переправивших в январе прошлого года в Находку значительную партию пистолетов “ТТ” польского производства, боеприпасов и автоматов.

Нужны ли районы во Владивостоке?

Сам по себе такой вопрос вполне уместен, да он и не нов. К нему довольно серьезно обращались в конце 80-х годов в связи с поиском модели так называемого территориального хозрасчета. Возникал он и в начале 90-х, когда только начинали перестраивать многие структуры и органы управления. Сейчас этот вопрос для Владивостока приобрел некоторый политический оттенок. Поэтому постараюсь изложить прежде всего объективные предпосылки “за” и “против” районного деления и управления в краевом центре. Это важно прежде всего в связи с обсуждением проекта устава Владивостока, где районное деление города не предусматривается.

Матросы “Находки” отозвали свои иски к судовладельцам

12 марта последние члены экипажа затонувшего танкера “Находка” отозвали свои иски о возмещении морального и материального вреда к компании-судовладельцу Prisco Traffic. Представители компании уверяют, что судебный процесс не имеет смысла: они рассчитались с экипажем сполна.

Приморская ГРЭС набирает нагрузку

В квартирах приморцев еще выключают на несколько часов свет, но главная электростанция края - Приморская ГРЭС - с каждым днем наращивает нагрузку: пошел уголь с Лучегорского разреза, подходят составы из Харанора.

Слухи о кадровых перестановках в Белом доме

В ближайшее время возможны кадровые перестановки в сфере здравоохранения. Предполагается, что сменит место работы нынешний начальник управления здравоохранения края Юрий Селютин. Правда, сам Юрий Абрамович отказался комментировать ситуацию корреспонденту “В”, заявив, что никакого распоряжения или постановления губернатора на этот счет пока не поступало.

Последние номера