Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Город ходит под себя

Ежедневно в многострадальные воды Амурского и Уссурийского заливов сливаются сотни тысяч кубометров неочищенных бытовых и промышленных вод.

Ежедневно в многострадальные воды Амурского и Уссурийского заливов сливаются сотни тысяч кубометров неочищенных бытовых и промышленных вод.

Город, утопающий в экскрементах

Без ложного пафоса отметим: ситуация близка к катастрофической. Имеющиеся на Де-Фризе, на Океанской и в бухте Емар очистные сооружения (ОС) не могут удовлетворить потребности Владивостока даже на 10 процентов. Море, в которое когда-то заплывали киты, год от года становится все зловоннее. Речки, в которых нерестился лосось, превратились в грязные ядовитые канавы. О создании системы ОС заговорили еще в 60-х, в 80-х даже велось строительство, но к 1990-м оно заглохло. Превращение владивостокской акватории в выгребную яму несколько замедлилось в связи с параличом промышленности, но иллюзий и здесь строить не стоит. Ведь денег на экологию от этого больше не стало.

Не буду ссылаться на законы и статьи, согласно которым сливать неочищенные отходы в море недопустимо. Очистные сооружения нужно строить независимо от наличия или отсутствия законов - это логика жизни и приближающегося экологического кризиса. Но проблема не только в деньгах, а еще и в разделении полномочий между Москвой, краем и городом, в технологиях, в самой концепции экологического развития Владивостока. “Почему в городе фактически заморожено строительство ОС?” - с этим вопросом мы обратились к начальнику отдела экологии администрации Владивостока Юрию Молочному.

Не имея ОС, город подает “СОС”

“Говорить пока не о чем, - констатирует Юрий Молочный. - Мы на протяжении трех последних лет пытаемся реанимировать тему строительства ОС. Но муниципальный бюджет прогнозируется без расчета на капитальные вложения. А это значит, что финансировать создание ОС город не может. С твердыми бытовыми отходами (ТБО) ситуация более или менее ясна: мы доказали, что согласно федеральному закону “Об отходах производства и потребления” строительство полигона для ТБО является прямой заботой краевых властей. Что же касается жидких бытовых отходов (ЖБО) и промышленных вод, то о них речи нет ни в одном законе. Поэтому наши полномочия ограничиваются разработкой различных проектов. Мы пытались выбить из городского бюджета средства на строительство ОС, на корректировку системы канализации, утилизацию осадков и т. д. Но для этого на 2001 год требовалось найти почти 2 миллиарда рублей. Поэтому ясно, что тут не обойтись без помощи краевого бюджета, Москвы и иностранных кредиторов”.

В 80-х строительство владивостокских ОС оплачивалось Москвой, краем и городом (соответственно 80, 12 и 8 проц.). Довести тот проект до конца сегодня вряд ли возможно - слишком энергоемок и к тому же не соответствует географическим и экологическим условиям Владивостока.

“Специалисты из ДВГТУ в прошлом году разработали проект строительства децентрализованной системы канализации с четырьмя бассейновыми системами водоотведения: на Де-Фризе (северный район), на Второй Речке (центральный), на мысе Абросимова (южный) и в бухте Емар (восточный), - продолжает Юрий Степанович. - Сегодня действуют две системы - на Де-Фризе и на Емаре. В центральном и южном районах построены трубопроводы, коллекторы, некоторые насосные станции (т. е. элементы водосбора и водоотведения), а систем очистки сточных вод и обработки осадков не существует. Необходимо строить как общегородские биологические ОС, так и локальные очистные сооружения на крупных предприятиях, а кроме того, ливневые стоки”.

Нас извлекут из-под фекалий

Юрий Бойко, генеральный директор ЗАО “Биус”, академик Российской инженерной академии, занимается вопросами ОС более 30 лет на разных должностях - и теоретически, и практически. У него в кабинете висит карта Владивостока, испещренная черными точками. “Все это - стоки, - говорит Юрий Васильевич. - Здесь указаны самые крупные, порядка 100. А вообще их около 250. Несколько лет назад я работал заместителем главы администрации Владивостока и могу заявить со всей определенностью: с города ответственности за проектирование и строительство очистных сооружений никто не снимал. Да, Владивосток не может нести больше трети затрат, но свои, говоря условно, 30 процентов он должен внести первым. Нужно определиться с концепцией, подготовить проект и только потом требовать от края и от Москвы остальную сумму”.

Юрий Васильевич не сомневается в том, что концепцию городских очистных сооружений нужно в корне менять. Старые проекты не выдерживают критики ни с экономической, ни с технологической, ни с экологической точки зрения. Тогда, в 60-е-70-е, в районе БАМа была запланирована огромная очистная система мощностью 180 тыс. кубометров в сутки. Позже ее перепроектировали в соответствии с новой технологией (мощность могла быть доведена до 250-300 тыс. кубометров). Суть заключалась в следующем: направить все городские стоки в указанный район, поднять их до 62 метров над уровнем моря при помощи насосных станций и напорных коллекторов. После биологической очистки вода по дюкеру, который уже проложен, поступала бы в море в районе автовокзала.

Сегодня на реализацию этого проекта потребуется около 6 млрд. руб. Вот и считайте, сколько времени для этого понадобится даже при участии края и Москвы. За 20 лет уйдут вперед технологии, сменятся начальники, а город все это время будет продолжать отравлять море и нас с вами.

Пусть даже общегородская система очистки будет завершена. Представьте, что случится, если сломается насос, качающий отходы наверх, или иссякнет электроэнергия (более чем реальная ситуация) - как вам перспектива зловонной лавины, хлынувшей с высоты на город? Остановка общегородской системы - это не авария на локальном ОС…

Не очищайте отходы в одной “корзине”

 Городу необходимы ОС, способные пропускать через себя до 500 тыс. кубометров жидких отходов в сутки. О том, какое их расположение и количество оптимально для конкретных владивостокских условий, можно спорить. Специалистами Российской инженерной академии разработана концепция децентрализованного канализирования стоков Владивостока по бассейновому принципу. Вкратце о нем.

Бассейновый принцип предполагает собирать городские отходы в соответствии с рельефом города: во Владивостоке есть низменности, овраги, бассейны рек, позволяющие сконцентрировать стоки в 10-12 точках. Каждое из этих 10-12 очистных сооружений будет иметь сравнительно небольшую мощность - 30-40 тыс. кубометров в сутки.

Затраты на воплощение этого проекта сопоставимы со стоимостью завершения централизованной системы очистки. Стоимость одного ОС на 40 тыс. кубометров составит порядка 800 млн. руб., срок постройки - 2 года. Работа разбивается на 15-20 лет: пока строятся первые сооружения, проектируются следующие. Процесс приобретает динамичность: можно оперативно изменить технологию, поэкспериментировать, поучиться на ошибках.

Если даже работа прекратится спустя несколько лет, уже будут готовы первые сооружения, а значит, будет и результат. От аварий, разумеется, не застрахованы и эти “маленькие” ОС. Если одна из них остановится - отходы просто польются в море, как это происходит сейчас. Причем будет это только небольшая часть сточных вод, и обрушиться на город сверху она не сможет.

Существует еще одно возражение: раз в строительство старой общегородской системы были вложены немалые суммы, значит, дело нужно довести до конца. Но эти начатые сооружения в любом случае не пропадут. На их базе можно создать центральную станцию очистки питьевой воды, которой городу тоже не хватает (конструктивно это возможно).

“Первое, что нужно сделать, - говорит Юрий Бойко, - отменить решение о строительстве громадных ОС “над головой” города и списать старую документацию, чтобы никто на ней не спекулировал. Второе - принять признанную ведущими учеными концепцию бассейновой децентрализованной очистки сточных вод и построить 10-12 сооружений мощностью по 40 тыс. кубов в сутки. Первые из них должны быть расположены в самых больных местах нашего города. Это Спортивная гавань, санаторные зоны, бухта Золотой Рог, речка Объяснения. Дальше пока и загадывать не нужно - нужно работать. Предложенная же специалистами из ДВГТУ схема разделения очистки стоков всего на четыре участка сохраняет большие очистные сооружения, тогда как дело в том, чтобы ориентироваться на маленькие”.

Кроме того, нельзя забывать об обязательных локальных ОС на предприятиях. Ведь биологическая очистка - не панацея от всех видов отходов. От некоторых химикатов бактерии, использующиеся для биоочистки, гибнут. Поэтому должны существовать предельно допустимые нормы выброса определенных веществ в неочищенную канализацию.

Деньги утекают в море?

Вернемся к вопросу финансовому. Может быть, гордиев узел безденежья можно разрубить, обложив предприятия штрафами? И здесь не все так просто. Да и штрафы, оказывается, нельзя прямо пустить на строительство ОС - они уходят в бюджеты различных уровней.

И еще один извечный вопрос - куда смотрит… в нашем случае не милиция, а природоохранная прокуратура. “Мы можем возбудить уголовное дело, но для этого нужны доказательства - кто сливал, какие от этого были последствия, почему именно эта рыба всплыла вверх брюхом, - сказал корреспонденту “В” приморский межрайонный природоохранный прокурор Геннадий Жеребкин. - Все это подтвердить очень сложно. Я занимаю должность прокурора с декабря прошлого года, и за это время мы не заводили дел о загрязнении воды”. Не лучше складывалась ситуация и раньше. К тому же одно дело - наказать за халатность, приведшую к аварии, и совсем другое - начать борьбу с бесконтрольным ежедневным сливом отходов. Но так ли уж трудно выявить отрицательные экологические последствия? Все необходимые данные имеются и в городской администрации, и у многочисленных ученых-экологов.

Пора понять: ни столица, ни зарубежные организации не будут нам помогать до тех пор, пока не убедятся в серьезности наших намерений. Как говорит генеральный директор регионального морского экологического фонда при администрации края Юрий Леонтьев, иностранные кредиторы прямо ставят условие: докажите, что вы начинаете работу - и мы не заставим себя ждать.

Кивать на Москву, конечно, легче.

А сток идет

Владивосток вновь доказал свою уникальность. Нигде в стране нет города подобного уровня без систем очистки. В 1999 году из города в море было сброшено 308,24 млн. куб. неочищенных техногенных хозяйственных вод (при общем сбросе 313,94 млн. куб.) - нефть, тяжелые металлы, нитраты. Изменений не видно. С весенним таянием нагрузка на море увеличивается…

P. S. Пока вы читали этот материал, в окружающие Владивосток воды вылилось более 5 тысяч кубометров неочищенных отходов.

Автор : Василий АВЧЕНКО, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Хроника преступных лесовозов

В начале марта группа “Кедр”, работающая при поддержке Всемирного фонда дикой природы (WWF) и входящая в состав специнспекции “Тигр” Министерства природных ресурсов РФ, а также общественная организация “БРОК” провели рейд в Кировском, Лесозаводском и Дальнереченском районах с целью противодействия незаконному сбыту леса и контролю за реализацией конфискованной древесины.

Приморская оборонка “достучалась” до правительства

Проблемам подготовки антикризисной программы “Об экономическом развитии Приморского края” была посвящена встреча директоров заводов военно-промышленного комплекса с первым заместителем полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе Геннадием Апанасенко. Она состоялась вчера во Владивостоке.

МТС – это сила!

В Приморье вновь создаются машинно-тракторные станции. Вспомнить опыт времен коллективизации сельчан побудила банальная причина – изношенность машинно-тракторного парка. Ни сельхозкооперативы, ни тем более мелкие частники-фермеры не в состоянии сегодня покупать новые комбайны и тракторы, а пахать землю и собирать урожай надо.

В подспорье аграрию

На “Аскольде” начался сезон активной продажи производимой им сельхозтехники. Только за последнее время аграриями Дальнего Востока здесь приобретено около 20 орудий различного назначения, главным образом вертикально-фрезерные культиваторы, гребнеобразователи и картофелекопатели.

ИКЕА интересуется Приморьем

Недавно состоялся визит во Владивосток харбинского представителя крупнейшей в мире шведской деревообрабатывающей и мебельной корпорации ИКЕА Йенса Педерсена.

Последние номера