Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

На грани безумия и предательства

С началом весны активизируются не только чахоточные бактерии. И не только романтические искания возмужавшего юношества. Есть много других событий, которые непосредственно связаны с весной и таянием снегов в приморской тайге - например завершение работ по демаркации российско-китайской границы по соглашению 91-го года. Близится очередной момент национального позора России, и остается реальной опасность, что наше перекошенное общество попросту не заметит этого позора.

С началом весны активизируются не только чахоточные бактерии. И не только романтические искания возмужавшего юношества. Есть много других событий, которые непосредственно связаны с весной и таянием снегов в приморской тайге - например завершение работ по демаркации российско-китайской границы по соглашению 91-го года. Близится очередной момент национального позора России, и остается реальной опасность, что наше перекошенное общество попросту не заметит этого позора.

Памяти бойцов, погибших на берегу озера Хасан в 38-м году, звучат дальнейшие строки этой статьи.

Любое предательство (а “тихая” отдача территорий своего государства есть предательство) нуждается в обосновании - психологическом либо материальном. Здесь мы остановимся на психологической стороне вопроса.

Начиная с 92-го года ряд чиновников нашей с вами Российской Федерации с непонятной настойчивостью и даже фанатизмом пытается передать Китаю ряд стратегически важных земель Приморского края. Такая настойчивость достигла настолько невероятных пределов, что повергла в изумление самих китайцев, какое-то время даже ожидавших восточного подвоха со стороны нашей дипломатии. Никакого подвоха, к сожалению, не оказалось, а оказался жест доброй воли, политика “открытых дверей” Андрея Козырева, “новое мышление” и прямая капитуляция перед интересами великих держав. Наши восточные братья были ошарашены, когда вдруг господа Киреев и Панов из МИДа России одним росчерком пера “подарили” места у озера Хасан с захоронениями российских солдат. Привычка хоронить своих покойников на задворках огородов не затмила у “стратегического партнера” культа предков и почитания умерших.

Это, наверное, неплохая черта - удивлять людей. Но всему есть пределы. А беспрекословная передача участка земли, вполне пригодного для строительства морского порта, - это уже нечто запредельное. Строительство порта на реке Туманной автоматически выводит северные провинции Китая к Японскому морю и тем самым представляет серьезную угрозу всем портам Приморья. По поводу этой территории один восточный идеолог как-то заметил: “Если мы получим этот участок, то уже в ближайшее время установим господство над всем Приморьем”. К сожалению, господин Киреев, сопредседатель объединенной демаркационной комиссии с российской стороны, не обладал остротой зрения восточного идеолога: ему эта земля показалась заросшим болотом, а река - безобидным ручьем, на берегу которого крякают утки. К сожалению, злополучного г-на Киреева, не потрудившегося даже изучить карту фарватера, забыли познакомить с китайским чиновником, на визитке которого значится “Генеральный директор торгового порта Туманган”. Порт, конечно, еще не построен, но техника уже стягивается и визитные карточки заготовлены. Но наверняка тот же “роковой” Киреев (мы не выстраиваем образ врага, мы просто констатируем факты), как и прочие политики федерального центра (Лукин, Панов), осведомлен о пункте 9 соглашения по демаркации границы. Этот пункт, собственно, никакого отношения к демаркации не имеет, как он оказался в соглашении - непонятно. Зато он дает право на плавание торговых и военных кораблей по реке Туманной под китайским флагом, вплоть до выхода к Японскому морю.

Сугубо в воспитательных целях было бы неплохо привести московских членов демаркационной комиссии к портовым докерам Владивостока и на месте объявить, что по милости вот этих господ через несколько лет их порты будут обслуживать только пустынный российский север. Господам пришлось бы за раз выслушать столько ненормативной лексики, сколько они не слышали за всю свою нескучную жизнь. Через какое-то время к докерам хором присоединятся работники Транссиба. Дело в том, что ряд проектов, разработанных Китаем при участии западных специалистов, успешно реализует идею строительства Трансазиатской железнодорожной магистрали, приводящей к возрождению Великого шелкового пути на новой основе. В случае полной реализации проекта Трансазиатская магистраль охватит страны Закавказья, Средней Азии, Западной и Восточной Европы с выходом в порты Китая и Кореи на Японском, Желтом и Восточно-Китайском морях. Этот проект имеет прямое отношение к нашей теме: ряд разработок предполагает первоочередное подключение к новой магистрали именно зоны “Туманган”, вернее, порта, который будет расположен в этой зоне. Такой ход позволит выиграть по меньшей мере 3 тысячи километров в сравнении с Транссибом и, как следствие, приведет к полной утрате стратегического значения российских железнодорожных путей.

И наконец, почему господину Кирееву будет приятно, если жители юга Приморья начнут употреблять грязную воду с китайских рисовых полей, подступающих, по соглашению, к нашим водным источникам? Много вопросов, но нет на них ответов.

До начала 96-го года губернатору Приморья удавалось блокировать измену государственным интересам России на восточных границах страны. МИД слал угрожающие телеграммы, Наздратенко резко и аргументированно парировал выпады в свой адрес. Андрей Козырев особенно жестко задействовал все доступные ему механизмы принятия государственных решений с тем, чтобы “продать” или, точнее, “подарить” участок России в устье реки Туманной Китаю. За что? Фактически за свою приверженность абстрактным интересам мирового сообщества, дополненную своим сугубым цинизмом. Вот, например, дословный отрывок из выступления замминистра иностранных дел Александра Панова:

“...И когда вот это размыто стало, то китайцам, чтобы... ну, у них здесь есть определенная хозяйственная деятельность, и по другим причинам приходилось фактически нарушать нашу границу, чтобы пройти на эту территорию... Была напряженная ситуация. И тогда было решено несколько сместить границу с тем, чтобы дать возможность китайцам общаться по этой территории”.

Редкая фраза (по цинизму? наивности? глупости?).

И Панову, и Кирееву хотелось бы задать один частный вопрос: почему они с такой охотой и легкостью приводят свои аргументы в Москве, перед столичными и китайскими корреспондентами, и ни разу не нашли в себе смелости высказать свою позицию публично в Приморье, где население вполне владеет этой проблемой?

...В 1938 году наши дивизии продвигались сквозь топи в районе озера Хасан колонной в 6 рядов. Японские пулеметы попросту “захлебнулись” от раскаленных стволов, и тогда наши войска по собственным трупам вышли к вражеским позициям. Теперь в уютных столичных кабинетах можно сколько угодно водить карандашом по карте и отдавать освященные нашей же кровью кусочки земли. Прискорбно, что господин Киреев не шел в той самой колонне смертников в 38-м году.

К сожалению, известное распоряжение Ельцина от февраля 96-го года жестко предписывало окончить демаркационные работы в кратчайшие сроки, после чего ситуация вышла из-под контроля приморских властей. Характерно, что указ президента, отменявший мораторий приморских властей на демаркацию границы, появился в разгар президентской кампании, то есть когда Ельцин активно эксплуатировал патриотическую тематику. К сожалению, средства массовой информации были слишком заняты борьбой против “большего из зол”, чтобы подвергнуть этот указ тщательной патриотической экспертизе. Поэтому сейчас требуется максимальная мобилизация всех усилий общественности, чтобы остановить полет “желтого дракона” и маневры его российских друзей.

Кто-то уверен, что во всех мидовских кабинетах сидят умные, образованные люди, которые прочли много разных книг, побывали в разных странах, овладели языками и наверняка должны знать, что творят. Но, по всей видимости, как раз к таким относятся слова Мао Цзэдуна: “Больше читаешь - умнее не станешь”. Чтобы объяснить преданность российских чиновников китайским интересам, подыскивали и продолжают подыскивать чисто русские, несколько наивные аргументы - дескать, дали взятку, купили. К сожалению, в этом вопросе нельзя ограничиваться чисто личными причинами. Надо понимать глубинную психологию тех людей, которые делали внутреннюю и внешнюю политику нашей страны в последние годы. Какой-то церковник прошлого века заметил бы, что эти люди одержимы бесом: с такой неземной страстью бушевала в них тяга к разрушению прошлого наследия, к желанию поскорей расчистить почву для нового строительства. Привычный и твердый набор ценностей распался. Уже не державность, патриотизм, собирание земель, уважение к крови предков, вера в нерушимость границ диктовали политику страны, а туманные соображения об экономической целесообразности, новом мировом порядке (в котором России доставалось весьма периферийное место), политике “открытых дверей”.

В какой-то мере отдельные личности пытались отстоять старые принципы или по крайней мере выйти из чужой игры: так, подал в отставку генерал Розов, отказавшись ставить 9 пограничных столбов у озера Хасан и взрывать пограничные укрепрайоны. Несколько генералов и несколько губернаторов пограничных районов не могли в течение 4 лет исправить положение: правила игры определял в тот момент иной уровень политиков, вставших у руля на лихой волне перестроечных времен.

Помните политический пафос семилетней давности? Ослабевший Сахаров на трибуне первого съезда советов дрожащими руками перелистывает загадочную декларацию, которая предлагала разделить Россию на 80 практически независимых штатов, депутаты межрегиональной группы, как апостолы, сплотились вокруг Ельцина, первая волна демократов-политиков: поп-расстрига Глеб Якунин соблазняет паству демократией, рыцари демократии Собчак, Станкевич, Афанасьев, как большевики в 17-м году, свергают оковы старого мира. Эти “энтузиасты” сыграли роль тарана, расчистив дорогу бесшабашным реформаторам-экономистам: в большую политику ворвались люди, которых сейчас принято называть “завлабами” или, по образному выражению Руцкого, “мальчиками в желтых штанишках и розовых ботиночках”. Наверное, у этих людей действительно был некий психологический сдвиг, который заставлял их жить в иной реальности, принципиально отличной от той, в которой жили 150 миллионов российских людей. Гайдар с упорством и фанатичностью нового Ленина начал ломать хребет государственной экономике, правда, уже не по Марксу, а по либеральному экстремисту Хайеку. Чубайс замышлял свои ваучеры. Короче, время великих надежд и обольщений, время непростительного безумия. Тогда же зародилась новая внешняя политика России, в которой преобладали туманные соображения о мировой гармонии, смешанные с интригами и мелкими удельнокняжескими соображениями, а также страхом и корыстью - самыми банальными мотивами действий колониальных администраций. Иных из героев тех дней уж нет, а те далече. Спит в земле сырой безнадежный утопист и творец водородной бомбы. Борис Ельцин работает над документами в Горках-9. Интерпол разыскивает проворовавшегося Станкевича. Любимец публики конца 80-х Анатолий Собчак судится с либеральной “Комсомольской правдой”, обвинившей его в полной коррумпированности. Глеб Якунин лишен церковного сана. Под трогательными заголовками “Дни побед и поражений” пишет мемуары Гайдар. Как одинокий волк бродит по коридорам Государственной думы Андрей Козырев. Но, как говорится, дело борцов за “обновленную” и “открытую” Россию живет и побеждает, чему свидетельство - великая отзывчивость к нуждам соседнего Китая.

Упаси бог, заподозрить меня в яром национализме, но есть целый ряд совершенно очевидных причин, по которым Китай ни за какую цену не должен получить земли Приморья. Собственно, только поражение в войне может служить хоть каким-то оправданием отдачи земель. Причина № 1 не имеет никакого отношения к экономическим интересам России: землю нельзя отдавать потому, что это наша земля, и этим все сказано, без лишних слов и аргументов. Если кто-то сомневается в том, что эта земля принадлежит России, рекомендуем обратиться к исследованиям Бориса Ткаченко, ведущего научного сотрудника Института истории ДВО РАН, либо к генералу Розову, которому с громадными усилиями удалось ознакомиться с, как оказалось, сверхсекретными документами МИДа России. (Кстати, эти документы до сих пор не может получить для изучения Совет федерации.) Даже если китайцы правы, и спорный пограничный столб в Уссурийском районе поставил пьяный казак, который по нетрезвости перепутал направление и зашел на чужую территорию. Столб простоял себе спокойно 130 лет, значит, там ему и место. Теперь уже, кстати, документально доказано, что байка о казаке сфабрикована не без помощи наших дипломатов, и пограничные столбы в этом месте устанавливал китайский офицер.

За последнее время патриотическое крыло российского политического истеблишмента остро почувствовало, что любая, даже самая незначительная уступка по территориальному вопросу вызывает крайне нервную и горячительную реакцию у наших соседей. Будоражить начинает всех, от Эстонии до Японии. В бытность свою секретарем СБ Александр Лебедь, разбираясь в проблеме демаркации, в свойственной ему манере заметил: “Я чувствую, что это - граната, кольцо которой в Приморье, а корпус - в Калининграде. Дернешь за кольцо здесь, взорвется за тысячи километров”. Граница ведь - в первую очередь символ, черта, не отмеченная порою на местности, но перешагни, переступи ее, и начинают дрожать, сдвигаться глубинные политические пласты и дрожать под ногами почва. Но понимать это мало - требуется продуманная линия обороны, причем направленная главным образом не против территориальных претензий соседней державы, а против чиновников, лоббирующих чужие интересы в высших эшелонах власти у нас в стране.

В 1996 году была составлена полузакрытая аналитическая записка под заголовком “Россия и проект “Туманган”. Автором ее выступил один из наиболее известных московских аналитиков Сергей Кургинян. В ней, в частности, говорилось:

“Глубокого уважения заслуживают те мужество и настойчивость, с которыми губернатор Приморья Наздратенко долгое время отстаивал вопреки всему общие интересы России в Приморье. Но столь же глубокое недоумение вызывает и то, что подобная борьба Наздратенко, которая по своей сути не может иметь сколь-нибудь высоких мотивов для своего прекращения, оказалась резко свернутой... Но мы сознательно не обсуждаем эти мотивы, призывая руководителей края вопреки тяжелейшему положению, сложившемуся там, вопреки рухнувшим на Приморье экономическим и другим проблемам, вопреки брошенности центром, сохранять общность идеям российского суверенитета, и главное - отстаиванию общих принципов российской государственности. Все возможное для того, чтобы поддержать приморцев в этой борьбе, будет сделано. Все возможные механизмы воздействия на самые разные политические силы, декларирующие свой государственный патриотизм в московских офисах и кабинетах, будут немедленно задействованы”.

Приведенный отрывок нуждается в коротком комментарии. В течение нескольких лет Наздратенко вел борьбу за национальные интересы, опираясь только на общественное мнение в Приморском крае и бескорыстную помощь нескольких энтузиастов. Так случилось, что не Москва, не Государственная дума, не правительство, не президент, а “мятежный” губернатор на последних рубежах державы отстаивал основной принцип российской внешней политики со времен Ивана Калиты - тщательное, бережное собирание земель. Москва крайне нервно реагировала на подобное бунтарство, стремясь наказать непокорного губернатора и через искусственно создаваемую ситуацию экономического кризиса понизить степень его влияния в крае. “Просвет надежды” возник только в последнее время. Во-первых, сменилось руководство Министерства иностранных дел России. Новый министр гораздо больше отвечает патриотическим требованиям нашей эпохи, чем широкой души человек Андрей Козырев. Во-вторых, в Совете федерации сформировалась довольно влиятельная группа патриотически настроенных губернаторов, способная довольно последовательно блокировать попытки передачи земель. В-третьих, правящая элита растеряна и сама переходит на патриотическую риторику, а значит, будет всерьез опасаться, что инициатива ускользнет из их рук.

И наконец. В Приморье четко оформилась довольно стойкая группа единомышленников под условным названием партиЯ ПриморьЯ.

По сути, партия Приморья - это негласный союз единомышленников, куда входят военные, рабочие, крестьяне, хозяйственники, бизнесмены, члены политических партий и общественных движений, представители интеллигенции, казачества, ученой среды, государственные и муниципальные служащие, объединенные одним интересом, защитой интересов Приморья, что на примере с границей означает - интересов всей страны.

...У самой границы с Китаем есть старая водокачка, на которой служит один дед. У этого деда крайне интересное хобби - собственноручно ловить нарушителей границы. Деда не волнует, что есть пограничники, и обижает, когда ему говорят, что каждый должен заниматься своим делом. Граница - самое ни на есть общее дело, считает он. И правда, сейчас такое время, что так и есть. Если не выступим всем миром - отберут землю.

Простят ли это нам наши дети и простим ли мы себе?

Автор : Олег ЛОГУНОВ, специально для “В”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Артисты привезут на флот “Крейсера”

Вчера артисты Драматического театра Тихоокеанского флота отправились в гастрольное турне по отдаленным гарнизонам. Это их первые гастроли после переезда театра во Владивосток.

В гости лучше идти с “Поздравляю”

Похоже, ушли в прошлое времена, когда, собираясь на торжество, мы были вынуждены из-за красивой упаковки покупать импортные не отличающиеся особым вкусом конфеты. Мастера ОАО “Приморский кондитер” освоили выпуск конфет в коробках, отвечающих самым высоким стандартам.

Авария на паропроводе

Тяжелейшая авария произошла 11 марта в 15.26 на ведущем паропроводе от Владивостокской ТЭЦ-2 до мыса Голдобина. Без тепла остались значительная часть жилых домов и промышленных объектов Первомайского района.

В Дальнегорске все холоднее

После заседания комиссии по чрезвычайным ситуациям в Дальнегорске ограничена подача тепла. Чтобы исключить размораживание магистральных тепловых сетей, в жилых домах и на объектах соцкультбыта, имеющих верхний розлив, 12 марта слита вода из систем отопления.

Рекордные отключения света

Вчера отключения электроэнергии в крае достигли максимальной отметки - 300-310 мегаватт, или более одной четверти от общего объема.

Последние номера