Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Смена отряда в Чечне – испытание нервов

Оговорюсь сразу. Автор этих строк впервые оказался на территории Чеченской республики во время недавней пересменки на блокпосту бойцов приморского ОМОНа. До этого все события, происходящие в этой мятежной республике, воспринимались только через призму телевизионного экрана да со слов коллег, бывавших в Чечне раньше. За небольшой промежуток времени, проведенный в республике, безусловно, нельзя сделать далеко идущих выводов. Однако некоторые наблюдения никак не связанного со службой человека, надеюсь, будут небезынтересны.

Оговорюсь сразу. Автор этих строк впервые оказался на территории Чеченской республики во время недавней пересменки на блокпосту бойцов приморского ОМОНа. До этого все события, происходящие в этой мятежной республике, воспринимались только через призму телевизионного экрана да со слов коллег, бывавших в Чечне раньше. За небольшой промежуток времени, проведенный в республике, безусловно, нельзя сделать далеко идущих выводов. Однако некоторые наблюдения никак не связанного со службой человека, надеюсь, будут небезынтересны.

К себе в Мескер-Юрт

На блокпосту в чеченском селении Мескер-Юрт, через которое проходят четыре стратегические направления, приморский ОМОН стоит уже второй год. И сам блокпост, и пункт временной дислокации уже достаточно хорошо оборудованы нашими ребятами с бытовой точки зрения за предыдущие командировки. Весь руководящий состав отрядов – прибывающего и уезжающего – да и сами бойцы, как правило, уже бывали здесь. Может быть, поэтому вся пересменка и занимает немного времени. Принять имущество, осмотреть позиции - и домой. Однако прежде надо добраться до этого самого Мескер-Юрта. И это, пожалуй, самое сложное из всех мероприятий, связанных с заменой одного отряда на другой...…

Теснота в грузовом «Иле»

Путь в Чечню начинается на владивостокском ж/д вокзале. Дальше – курс в горячую точку по воздуху военным бортом. Когда корреспондент “В” впервые сел в грузовой самолет «Ил-76-МД», ощутил некий дискомфорт. Представьте себе, в отсеке - метров 60 в длину и 15-20 в ширину - два яруса.

Сначала на борт с машин переносят груз. Несколько тонн в ящиках и коробках. Например, только ОМОН в эту поездку взял с собой три тонны груза. Люди здесь опытные, не впервой в горячую точку лететь, уже знают, что им нужно, а что нет. А ведь было еще 9 тонн пожитков сводного отряда приморской милиции, встававшего на новое место в Дагестане, был еще и груз СОБРа, хабаровских милиционеров. После этой погрузки внутрь запускают людей. Кто куда сможет поместиться. Приходится либо сидеть или лежать на каких-то ящиках и матрацах, либо на деревянных лавках, прижавшись друг к другу плечом. Любая попытка поменять позу или тем более место стоит немалых трудностей.

Не надо особо объяснять, что означает для человека, до этого летавшего только в благоустроенных салонах, оказаться в “брюхе” такого лайнера. Если к этому добавить, что перелет до Махачкалы займет от 12 до 15 часов с двумя посадками (у нас были Новосибирск и Екатеринбург), покурить или сходить в туалет в воздухе не представляется возможным, ощущение будет полным.

В конце концов грузимся. Через несколько минут выгружаемся. “Ил” отказывается взлететь из-за поломки, и по взлетной полосе Хабаровска под пронизывающим ветром приходится самим добираться до теплого здания аэропорта – автобусов на всех не хватило. При этом график вылетов необъяснимым образом ломается с самого начала. По приказу должны были вылететь с 8 утра, на месте назвали новое время – 13 часов. Улетели в итоге около 16.

Ждешь погоды в Махачкале

Впрочем, трудности перелета – дело преодолимое. В конце концов люди летят не куда-нибудь, а на войну. Настоящее ощущение твоей полной ненужности возникает в Махачкале.

Наш борт приземлился в аэропорту Дагестана в полночь по тамошнему времени (оно аналогично московскому). Сразу понимаем: когда отправимся дальше – вопрос. Ночью на “вертушках” смену на блокпост никто не отправит. Тем более в такую горячую точку, как Мескер-Юрт. Да еще и погода подвела – моросит дождик, видимость ограниченная из-за тумана. Слишком опасное дело лететь в таких условиях.

Вариантов обустройства в ожидании транспорта на месте немного. Хорошо, что был открыт махачкалинский аэропорт, где и разместились все, улегшись прямо на полу. В противном случае пришлось бы либо коротать время в палатке без обогревателя (температура здесь, конечно, не то что в Сибири, но тоже не май месяц), либо прямо на бетонке на взлетном поле. “На ней мы в августе уже ночевали, борт ждали”, - тут же вспоминают ребята. Для них в отличие от вашего покорного слуги все это привычно.

Наступившее утро вновь не приносит радостных известий. Да, вертолет для переброски приморцев заказан, но придется ждать улучшения метеоусловий. Все-таки долететь - это лучше, чем около 9 часов двигаться колонной по Чечне. Несколько часов ожидания - и вот борт выделен. Но тут опять незадача. Пока грузились в вертолет, сгустились вечерние сумерки. Сегодня вновь никуда не летим...…

После второй ночи в аэропорту борт наконец найден, вылет разрешен. Посадили нас, однако, не в точке назначения, а в Ханкале, где располагается штаб контртеррористической операции на Северном Кавказе. Здесь выясняется, что дальше летчики лететь не готовы. “Слишком сложная там оперативная обстановка”, - говорят они. А в это время на блокпосту уже вторые сутки томятся в ожидании те, кому предстоит отправка домой. Они уже знают, что смена прибыла, и считают часы до ее прибытия в Мескер-Юрт. Кто посчитал, сколько нервов отнимают каждый час, каждая минута такого ожидания, когда в любой момент может начаться бой? Для вертолета, кстати, на блоке уже была подготовлена площадка для посадки, подготовлена дымовая завеса. Но…...

Добираться придется на автомашинах. А тут выясняется, что и их в наличии нет.

Помоги себе сам

“Вам домой – вам и заботиться о транспорте”. По такому принципу все и происходит. Если нет связей в штабе, не удалось заранее договориться с вертолетами (иногда приходится, что греха таить, и материальные блага посулить) – ты должен позаботиться о себе сам.

Сложную обстановку удалось разрядить только благодаря находчивости и смекалке бойцов приморского ОМОНа. Прямо на блокпосту в Мескер-Юрте были найдены два “Урала” и автобус.

А дальше все происходит в бешеном темпе. Быстрее к “вертушке” в Ханкале, скорее осуществить погрузку ящиков, которую приходится проводить по колено в грязи из-за прошедших дождей, сесть самим - и в Махачкалу, где ждут транспортные “Ил-76-МД”. Из-за возникшей с самого начала задержки смену пришлось производить настолько оперативно, что один из бойцов ОМОНа даже забыл на блокпосту сумку с северокавказскими подарками, которые приготовил жене. “Напиши об этом, а то не поверит”, - всю обратную дорогу уговаривал он автора.

Впрочем, условия для тех, кто отбывает домой, уже не выглядят столь стесненными и ужасными. Главное - лететь домой, хоть на метле…...

А где же порядок?

Этот вопрос я неоднократно повторял себе, находясь в Махачкале и Ханкале. Еще раз повторюсь: посмотрев на всю эту неорганизованность, невольно поймал себя на мысли - если по всем телеканалам и в официальных речах руководителей страны звучат слова о необходимости “добить гадину”, почему столь плохо, в чисто российском бардаке происходит такая элементарная вещь, как обычная пересменка? Или в московских кабинетах мало кто представляет себе то, что происходит на месте?..

Автор : Дмитрий ХАБАЛОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Кто будет платить за электроэнергию в крае?

Всю тяжесть финансирования приморской энергетики несут на себе бытовые потребители и федеральный бюджет. Сейчас рассматриваются планы вновь увеличить нагрузку на эти категории плательщиков. Почему так происходит и что нужно сделать, чтобы изменить положение вещей?

В налоговых инспекциях заждались

Меньше двух месяцев осталось до завершения подачи деклараций о доходах за 2000 год. В целом по краю в этом году темпы декларирования несколько отстают от прошлогодних. Возможно, потому, что количество предпринимателей, обязанных подать декларации о доходах, полученных в 2000 году, сократилось на 9 процентов.

Больше вакансий, хороших и классных

Департамент Федеральной государственной службы занятости населения (ДФГСЗН) по Приморскому краю подготовил отчет о своей деятельности в течение прошлого года. В нем есть и радующие, и огорчающие цифры.

Мохнатый шмель из Тель-Авива прилетел

В Суражевке создают уникальный биокомплекс. На улице, сами знаете, какая погода, а здесь вечное лето, зеленый рай, из-под разлапистых листьев выглядывают тысячи огурцов - сорви меня! Именно этим приятным делом и занимаются сейчас Ольга Евсюк и ее подруги в теплицах ОПХ “Дальневосточное”. На урожай грех жаловаться - огурцы, что называется, порадовали.

ДВГТУ будет готовить менеджеров высшего звена

Мы вновь позорно отстаем от развитых стран. Чувство собственного достоинства россиянина ущемлено – цивилизованный мир посматривает свысока: мол, учить этих славян необходимо. Ну что ж, приходится признать: наша экономика переживает тяжелейший кризис, наша налоговая система далека от совершенства, наши образование и здравоохранение, когда-то считавшиеся эталонными, тоже трещат по швам. Рухнула постройка, стоявшая на глиняных ногах, а за последние 10 лет младореформаторы пустили по ветру и то немногое, что еще можно было сохранить и реанимировать. Они, пришедшие во власть, обладают большими знаниями, которые, однако, никак не вписываются в реалии российской жизни с ее своеобычным менталитетом. Нам нужны новые кадры, управленцы, обогащенные мировым опытом, но адаптированные к нашим условиям хозяйствования.

Последние номера