Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Экономика, финансы

Кто будет платить за электроэнергию в крае?

Всю тяжесть финансирования приморской энергетики несут на себе бытовые потребители и федеральный бюджет. Сейчас рассматриваются планы вновь увеличить нагрузку на эти категории плательщиков. Почему так происходит и что нужно сделать, чтобы изменить положение вещей?

Всю тяжесть финансирования приморской энергетики несут на себе бытовые потребители и федеральный бюджет. Сейчас рассматриваются планы вновь увеличить нагрузку на эти категории плательщиков. Почему так происходит и что нужно сделать, чтобы изменить положение вещей?

Энергетическое хозяйство нуждается в обновлении, а денег не хватает даже на ремонт. Почему? Основная причина - устаревший принцип инвестирования. В нашей энергетике инвестиции не привлекают под конкретные проекты, предлагая в будущем участие в прибылях или в управлении, как это делается в других отраслях. В нашей энергетике инвестиции собирают с остальной промышленности и с граждан. Это самая натуральная дань. А дань по природе своей - категория внеэкономическая. И отношение к ней тех же хозяйственников соответствующее: задерживать выплату как можно дольше, а лучше просить и вовсе ее уменьшить. И просить не кого-нибудь, а начальство - “обчеству невмоготу, барин”. Ведь коль скоро дань - категория внеэкономическая, значит, и величину ее устанавливает начальство, а не какие-то экономические закономерности.

Во все времена дань была и остается формой перераспределения богатства. Экономический смысл энерготарифов тот же - перераспределение и без того ограниченных ресурсов нашей экономики в пользу энергетики. Однако, изымая у потребителей значительную часть их финансовых поступлений, энергокомпании затрудняют переход промышленности к энергосберегающим и ресурсосберегающим технологиям, а значит, уменьшают собственную потребительскую базу. Это та самая арбузная корка, на которой поскользнулись все великие империи, в основе экономического процветания которых был сбор дани.

В истории нет ни одного примера эффективного и экономически обоснованного использования дани. Нет их и в РАО “ЕЭС России”. С 1992 по 1995 год в инвестиционные фонды энергомонополии было собрано $5,3 млрд. Однако “возможность аккумулирования крупных средств без необходимости работы с потенциальным инвестором, без работы над повышением инвестиционной привлекательности компании, без необходимости тщательного обоснования экономической эффективности новых проектов, без контроля со стороны инвесторов и органов государственного регулирования приводит к нерациональному использованию инвестиционных средств”, - так считают нынешние руководители РАО “ЕЭС России”.

Но никакого другого механизма инвестирования, кроме как сбор дани, в той рыхлой и плохо управляемой структуре, каковой до сих пор является наша энергомонополия, не могло и не может быть. Потому что неясно, кто же действительный хозяин этой системы. 52,5% акций РАО “ЕЭС России” принадлежит государству, в свою очередь контрольным пакетом акций ОАО “Дальэнерго” владеет РАО “ЕЭС России”. Однако на самом деле эффективная система управления только налаживается. Медленно, с трудом, так же, как в свое время централизованное государство прорастало из чересполосицы феодальных уделов.

Вся власть, особенно в региональных энергетических компаниях, всецело находилась в руках менеджмента, то есть местных сборщиков дани. Отсюда - пышный расцвет таких художеств, за которые в прежние времена иных сборщиков дани отправляли в казенный дом, а в некоторых местностях Ближнего и Среднего Востока вообще могли оставить без рук или других частей тела.

Наша энергетика по своему экономическому устройству, по характеру своих доходов, по конфигурации и натуральному характеру своих финансовых потоков, по реальной власти своих центральных учреждений - это феодальная энергетика. Это объясняет многое во взаимоотношениях региональных энергетических компаний с потребителями. У муниципальных властей - свои подданные, то есть подведомственные предприятия, своя система контроля, свои финансовые переплетения, своя система поощрений и наказаний. И вдруг в их хозяйство вламываются сборщики дани из другого государства! Сами понимаете, какое к ним отношение.

Отношение хозяйственников к стоимости электроэнергии тоже весьма своеобразное. Очень много разговоров о непосильном тарифе, но очень мало желания экономить столь дорогой ресурс. Объем промышленного производства в крае в 1999 году уменьшился на 7%, а потребление промышленностью электроэнергии увеличилось на 15%. В прошлом году произвели приблизительно столько же, сколько и в предыдущем, а электроэнергии опять потратили на 10% больше. Как же так? Производим меньше, а тратим электричества больше. На что? В крае возник огромный фонд затрат, не отнесенных на конкретную продукцию, но безответственно оставленных в надежде, что в конце концов их каким-то образом покроют за счет федеральных дотаций. Результат - энергетический кризис зимы 2000-2001 года. И очень неприятные прогнозы.

Энергосистема края на сегодняшний день финансируется главным образом за счет двух источников. Первый - денежные средства населения. Второй - федеральный бюджет. Федеральные ведомства действительно должны, и немало, региональной энергетической системе. Но их долги - это не многолетние и безнадежные долги муниципалов. Бесконечные горячие споры о размере энерготарифа в Приморье - это споры о том, кто определяет размер дани (краевая власть или федеральная). Сейчас же речь должна идти о том, чтобы энерготариф перестал быть данью, а стал нормальным экономическим платежом, размер которого неодинаков для промышленных, бюджетных и бытовых потребителей.

В феодальные времена вся тяжесть дани ложилась на простой народ, а привилегированные классы были по сути освобождены от нее. Но без конца вытягивать из народа все жилы невозможно, и система пошла вразнос. В нашей феодальной энергетике то же самое: вся тяжесть платежей ложится на население. И это необходимо менять.

Вот и ответ на вопрос - кто должен платить за электроэнергию в крае? Все. И РАО “ЕЭС России”, допускающее колоссальные потери, и промышленность, и бытовые потребители, и бюджетники (от краевых до местных). Все и по-разному. Пока же, повторяю, ношу тянут рядовые граждане и федеральный бюджет.

Автор : Герман ЗВЕРЕВ, депутат думы г. Владивостока

В этом номере:
Кто будет платить за электроэнергию в крае?

Всю тяжесть финансирования приморской энергетики несут на себе бытовые потребители и федеральный бюджет. Сейчас рассматриваются планы вновь увеличить нагрузку на эти категории плательщиков. Почему так происходит и что нужно сделать, чтобы изменить положение вещей?

В налоговых инспекциях заждались

Меньше двух месяцев осталось до завершения подачи деклараций о доходах за 2000 год. В целом по краю в этом году темпы декларирования несколько отстают от прошлогодних. Возможно, потому, что количество предпринимателей, обязанных подать декларации о доходах, полученных в 2000 году, сократилось на 9 процентов.

Больше вакансий, хороших и классных

Департамент Федеральной государственной службы занятости населения (ДФГСЗН) по Приморскому краю подготовил отчет о своей деятельности в течение прошлого года. В нем есть и радующие, и огорчающие цифры.

Мохнатый шмель из Тель-Авива прилетел

В Суражевке создают уникальный биокомплекс. На улице, сами знаете, какая погода, а здесь вечное лето, зеленый рай, из-под разлапистых листьев выглядывают тысячи огурцов - сорви меня! Именно этим приятным делом и занимаются сейчас Ольга Евсюк и ее подруги в теплицах ОПХ “Дальневосточное”. На урожай грех жаловаться - огурцы, что называется, порадовали.

ДВГТУ будет готовить менеджеров высшего звена

Мы вновь позорно отстаем от развитых стран. Чувство собственного достоинства россиянина ущемлено – цивилизованный мир посматривает свысока: мол, учить этих славян необходимо. Ну что ж, приходится признать: наша экономика переживает тяжелейший кризис, наша налоговая система далека от совершенства, наши образование и здравоохранение, когда-то считавшиеся эталонными, тоже трещат по швам. Рухнула постройка, стоявшая на глиняных ногах, а за последние 10 лет младореформаторы пустили по ветру и то немногое, что еще можно было сохранить и реанимировать. Они, пришедшие во власть, обладают большими знаниями, которые, однако, никак не вписываются в реалии российской жизни с ее своеобычным менталитетом. Нам нужны новые кадры, управленцы, обогащенные мировым опытом, но адаптированные к нашим условиям хозяйствования.

Последние номера