Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Дело медсестры

По неофициальным данным, из общего числа заболевших гепатитом медработников 50 процентов врачей и 70 процентов младшего медперсонала инфицируются во время исполнения своих обязанностей. Обследование 5 тысяч медицинских работников муниципальных лечебных учреждений Владивостока, которое впервые проводилось в 2000 году, дало неутешительные результаты - 10 процентов медперсонала имеют в крови вирус гепатита. Из них 159 человек инфицированы вирусом гепатита В, 375 - гепатитом С.
По неофициальным данным, из общего числа заболевших гепатитом медработников 50 процентов врачей и 70 процентов младшего медперсонала инфицируются во время исполнения своих обязанностей. Обследование 5 тысяч медицинских работников муниципальных лечебных учреждений Владивостока, которое впервые проводилось в 2000 году, дало неутешительные результаты - 10 процентов медперсонала имеют в крови вирус гепатита. Из них 159 человек инфицированы вирусом гепатита В, 375 - гепатитом С.

Вирус гепатита С был открыт лишь в 1989 году. В России официальная регистрация началась только в 1994 году. В сравнении с гепатитом В он в пять раз чаще приводит к циррозу печени. Этот вирус обладает высокими онкогенными свойствами. За последнее время заболеваемость гепатитом С в стране возросла в шесть раз. Заразиться гепатитом просто: достаточно легкого контакта кожи или слизистой, если на них есть микротравмы, царапины, с инфицированной кровью или выделениями. Причем последних может быть очень мизерное количество. Возможно заражение посредством переливания донорской крови. Вот данные, которые зафиксированы только в одном лечебном учреждении Владивостока - городской клинической инфекционной больнице: в 1998 году - 187 выявленных (!) случаев инфицирования, в 2000 году - 639. Общепризнано, что гепатиты В и С - «привилегия» наркоманов и людей, ведущих беспорядочную половую жизнь. Однако никто из ближайшего окружения этих товарищей не застрахован от страшного недуга. Неутешительные прогнозы на будущее предполагают, что в ближайшие 10 лет количество инфицированных гепатитом С в мире увеличится в 5-10 раз. Медработники - одна из составляющих этой группы риска.

Приговор в женский праздник

Тот новый, 1999 год вошел в жизнь Оксаны черной меткой. Всегда энергичная, жизнерадостная молодая женщина словно начала терять силы. На работу ее еще хватало, но стоило переступить порог квартиры, словно подкошенная падала на диван. «Господи, это в 34 года-то!» - думалось ей. Без всяких диет Оксана стремительно худела - за месяц-другой потеряла килограммов 10. Привычно подумалось, что причины недомоганий - авитаминоз, двойные нагрузки на работе, усталость от домашних забот: Оксана в одиночку воспитывала десятилетнюю дочь в перерывах между бесконечными больничными дежурствами. Тем более что три месяца до этого медики не получали зарплату. Организм, его иммунная система были на пределе.

Поэтому когда участковый терапевт, посмотрев анализы женщины, строго приказал: «Срочно к инфекционисту!», сердце екнуло от неприятных предчувствий. Первичный диагноз «токсический гепатит» немного успокоил - хлорамин, постоянный спутник медицинских работников. Однако врач-инфекционист решил перестраховаться и отправил коллегу сдать анализы на вирусный гепатит. Результат, полученный как раз в канун женского праздника, буквально ошеломил Оксану, даже несмотря на то, что психологически она была готова к самому худшему, - вирусный гепатит С. Как медик, женщина понимала, что для нее при мизерном доходе этот диагноз звучит как приговор.

Тихий убийца

Александр Невзоров, заведующий отделением вирусных гепатитов, клинический руководитель центра вирусных гепатитов, врач высшей категории:

- Для многих коллег диагноз «вирусный гепатит» был полной неожиданностью. Это значит, что люди работали годами, не зная, какой разрушительный процесс идет у них в организме.

Эту форму гепатита не зря называют тихим убийцей. Долгое время, порой и до 20-25 лет, вирус может никак себя не проявлять. Человека ничего не беспокоит, ну разве что общая слабость, нервозность, поламывание в костях и другие «мелочи», которые принято списывать на разные недуги. Временами это проходит, наступает период мнимого благополучия. Но за этот период вирус-убийца может наделать много непоправимых для здоровья бед.

На памяти у меня несколько случаев смерти коллег-врачей, которые погибли, не получив должного лечения из-за очень запоздалого выявления болезни. Среди них настоящие профессионалы - травматолог, гинеколог, врач патологоанатом, медсестра с огромным стажем работы. А 20-летняя медсестра из Спасска скончалась буквально в считанные дни: она заразилась гепатитом В, который ведет себя очень агрессивно. Оксане еще повезло, что ее заболевание выявилось на ранней стадии.

Конечно, существуют способы предохранения от инфицирования - перчатки, прививки, правда, только от гепатита В. Существуют и рекомендации Минздрава о вакцинации медработников. Вот только это благое дело переложили на плечи местных властей. Лишь 17 регионов России смогли себе это позволить, среди них небезбедные Московская, Ленинградская области. В Приморье с его вечными «чрезвычайками» на это денег нет. Можно ли считать это заболевание для медиков профессиональным? Возможно. Знаю, что в Соединенных Штатах не примут на работу, если врач или медсестра не привиты против гепатита В. А ведь как ни выполняй все правила и предостережения, от случайного пореза или укола никто не застрахован. Вот и вынуждены медики, заработавшие страшную болячку, оставаться один на один со своим горем - зарплата медработника несопоставима с дорогостоящим лечением. А значит, человек неминуемо идет к гибели.

Чужая среди своих

- Бесконечные походы по врачам, почти четыре месяца, проведенные на больничной койке, и думы, мысли, одна тяжелее другой, - все это повергло меня в жуткую депрессию, - рассказывает Оксана. - Жить не хотелось. Только боязнь оставить дочь сиротой заставляла меня предпринимать хоть какие-то действия. Кстати, я так и не могу себя заставить обследовать Олю...

А действовать Оксане нужно было срочно. Болезнь прогрессировала, средств на медикаменты катастрофически не хватало. Обострения приносили неимоверные мучения. Тогда-то ей и посоветовали собрать все необходимые документы для определения ее гепатита как профзаболевания с компенсацией средств на лечение. Первый неприятный «звоночек» раздался тогда, когда в профцентре ее попросили представить копию трудовой книжки. Дело в том, что устраивалась Оксана в данное медучреждение сестрой-анестезисткой, о чем сделана соответствующая запись от 16.09.98 года. 22 сентября она пишет заявление с просьбой перевести ее на должность медицинской сестры в абортарий с 23 сентября. Главврач документ подписывает. Появляется приказ о переводе, и полгода Оксана работает в абортарии. Однако когда через полгода возникает необходимость представить копию трудовой книжки в связи с несчастным случаем, обнаруживается, что запись от 23 сентября гласит: «Оксана К. переведена на должность медсестры по госпитализации». Улавливаете смысл? По этой записи получается, что заразиться на работе женщина не могла, поскольку с кровью не работала. Журнала для регистрации ЧП при работе с биологическими жидкостями, в который должны заноситься все случаи порезов, уколов, деформаций защитных перчаток и другие нюансы, в больнице тоже не было. Если бы Оксане не удалось всеми правдами и неправдами раздобыть копию того самого заявления о переводе с резолюцией главврача, доказать возможность профзаболевания, а значит, право на достойное лечение было бы невозможно. Кстати, запись в трудовой о «работе по госпитализации» сделана почерком, очень напоминающим почерк на резолюции главврача. А вот подписать заявление о признании заболевания Оксаны профессиональным главврач отказалась. Даже после представления санитарно-гигиенической экспертизы рабочего места медсестры, проведенной врачом-эпидемиологом. В этом документе указывается, что 62 процента рабочего времени (процент риска) Оксана работала с кровью и кровесодержащими препаратами. Добавьте сюда тот факт, что на медсестер этого отделения, как показала проверка, ложилась двойная нагрузка. Это значит, что и риск инфицирования удваивался.

Отказался подписать документ и другой главврач, который появился, когда прежняя уволилась. Не тронули чиновника и аргументы о том, что оплата будет производиться из фондов соцстраха - к тому времени Оксана ушла из больницы по состоянию здоровья. Ей была поставлена инвалидность третьей группы. Сегодня 35-летняя женщина вынуждена жить, лечиться и растить дочь на 2500 рублей. Эта сумма складывается из алиментов в 800 рублей, 500 рублей пенсии и скромного, в 1200 рублей заработка. Ей повезло: встав на учет в центре занятости как инвалид, она смогла получить работу в медицинском учреждении. Ее 17-летний опыт, человеческое сострадание со стороны новых коллег помогли вновь обрести себя. Вот только теперь ее работа не связана с кровью. А еще у нее появилась надежда на разрешение проблемы. Адвокат Александр Петров взялся помочь Оксане в ведении ее дела.

Право на жизнь

Уже около года ведется подготовка к делу - судиться с госструктурами сложно. Суды очень сердечно относятся к государственным учреждениям, считая, что государство уделяет им недостаточное внимание. У этих структур, в частности медицины, всегда масса финансовых проблем. И какие-то иски к таким организациям воспринимаются чуть ли не как оскорбление. Как правило, даже если эти иски удовлетворяются, то размеры выплат просто смешны.

Однако жалость, понимание того, что этим структурам не сладко живется, наносит вред, когда речь заходит о грубейших ошибках, ценой которых становятся человеческие жизни или люди подвергаются «мягким» пыткам. А то, что испытывает эта молодая женщина, умом понимающая, что промедление с лечением смерти подобно, но не имеющая возможности бороться за жизнь в силу финансовых трудностей, - это ли не пытка для человека? Да еще и при таком отношении со стороны коллег, любой из которых может завтра оказаться на ее месте? Кстати, главврач, отказавшая Оксане в поддержке, - практикующий хирург. Удивительно, что подобный факт эту женщину не насторожил. Вот что рассказал о деле своей подзащитной адвокат Александр Петров:

- Обнаружилось много моментов нарушения должностных инструкций, которые позволяли администрации больницы избежать неприятностей. К примеру, без того же журнала доказать, что инфицирование произошло на рабочем месте, достаточно сложно. Выяснилось, что у сотрудников не было прививок от гепатита. Оппоненты могут возразить, что не от всех видов гепатита у нас имеются прививки, но хотя бы те, что есть, нужно было сделать. И еще один интересный момент всплыл в ходе проверки данного медицинского учреждения. Там оказывали платную услугу стоимостью 150 рублей. В течение восьми месяцев поступление этих денег не контролировалось. Неудивительно, что они пропали. Тогда главврач была уволена.

Понятно, что, являясь врачом по званию, тот же главврач прежде всего администратор. И ему проще «не заметить» случая заражения подчиненного, нежели искать дополнительные финансы на его лечение. Одна из целей судебного процесса - доказать, что заражение произошло на рабочем месте, и взыскать с лечебного учреждения средства на полный курс лечения от гепатита. Думаю, что процесс должен послужить толчком для медицины - каждый врач должен быть застрахован от подобных несчастий. Разве нищета медицины позволяет прощать ей все погрешности? Врач должен осознавать, что за профессиональные ошибки или административную халатность, как в нашем случае, нужно платить. Самое трудное в процессе - доказать необходимость дорогостоящего лечения, чтобы суд проникся общей для всех медработников проблемой, а не пошел по пути жалости к нищему государственному учреждению.

Возможно, у многих из нас, являющихся потенциальными пациентами лечебных учреждений, появится мнение, что врач, заболевший гепатитом, не должен выполнять свои прямые обязанности, так как имеется риск передачи заболевания пациентам. А если заболевший - уникальный хирург? Отстранение его от операций - это ли не потеря для медицины и для общества? Поэтому за людей, пострадавших при оказании помощи другим людям, бороться нужно, в том числе давая возможность им нормально лечиться.

Пока адвокат заканчивает подготовку документов для искового заявления, Оксана с надеждой ждет суда. И со страхом - лета. Летом ей становится особенно плохо.

Автор : Елена МАНИНА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Белая ладья» называет сильнейших

Три дня во Владивостоке в центре детского и юношеского творчества проходили традиционные городские соревнования “Белая ладья”. В них приняли участие около 50 юных шахматистов, начиная с 14-летнего возраста и младше.

“Боевой вахте” – 65!

Пожалуй, это символично, что ее первый номер, вышедший в далеком 1936 году, пришелся на праздник – День Красной армии и флота.

Патриоты на сцене

Сегодня, в самый мужской, а значит, мужественный день года, сразу три патриотических клуба Владивостока отмечают свой день рождения – школа юнг “Макаровец” - 18-летие, “Армеец” - 6-летие, а “Юному патриоту Родины” исполнился уже 31 год.

Понятный язык флотского ансамбля

Ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота отправляется завтра на очередные длительные гастроли в Китайскую Народную Республику. Новая программа коллектива почти наполовину состоит из номеров на китайском языке. Среди них как песни, рожденные в этой стране, так и полюбившиеся здесь “Катюша”, “Подмосковные вечера”, “Тройка”, “Прощай, любимый город”, специально переведенные на китайский.

Танцы возле зениток

Как говорится, с настроением встречают сегодняшний праздничный день военные, для которых администрация Первореченского района Владивостока устроила приятные сюрпризы.

Последние номера