Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Блюз чрезвычайной ситуации

Ученики (в его спортзале готовятся охранники и телохранители) говорят, что Титов - фанат своего дела. Коллеги уважают и прислушиваются как к профессионалу. Женщины, конечно,восхищаются: мужеством, силой, умом… но не тем, что его жизнь есть работа.
Ученики (в его спортзале готовятся охранники и телохранители) говорят, что Титов - фанат своего дела. Коллеги уважают и прислушиваются как к профессионалу. Женщины, конечно,восхищаются: мужеством, силой, умом… но не тем, что его жизнь есть работа.

Сам Титов имеет на этот счет свое мнение. Судьба. Карма. Именно она возвращает его снова и снова в спортзал – на поле боя. Почему? Жизнь – это война. Наверное, такие “циничные” слова имеет право говорить человек, который был на войне не один раз. Сергей Титов по-своему смотрит на жизнь.

Пока он допечатывал абзац своей методички, я прочитала его краткое резюме: судья по карате, саньда, рукопашному бою, председатель тренерского совета Приморского краевого отделения “Боевого братства”, директор школы охраны, президент клуба изучения боевых единоборств и истории стрелкового оружия мира “Высота”. Тренер… чемпион… инструктор… это тоже он.

Переключая лампочки и кассеты с записями, Сергей показывает мне разные варианты спецэффектов. Пульсирующая синяя лампа и гнетущие звуки вызывают тревожное настроение. А вот тусклый свет и мощный шумовой фон - ассоциации кровавой драки. Все, чтобы создать настрой на выживание.

Он с удовольствием рассказывает о своем детище, показывает спортзал, куда столько вложил сил, тир: двигающиеся мишени, гражданское оружие. Неожиданно сообщает: “А мы с вами, кстати, одного поля ягоды – я филфак ДВГУ оканчивал”.

- И что же вы так оттолкнулись от своей профессии?

- Скорее, это профессия оттолкнула меня… Знаете, есть такое понятие – судьба. Она действительно существует, и, вероятно, она руководит нами, а не мы ею. И сколько я ни пытался заниматься то коммерцией, то педагогической деятельностью, судьба снова загоняла меня в спортзал.

- А с чего все начиналось-то? И как вы, москвич, оказались в Приморье?

- Занимался спортом я еще в далеком детстве. В Москве мне посчастливилось быть в школе олимпийского резерва общества “Динамо”. Выступал на соревнованиях, занимал призовые места… Занесло на Дальний Восток - служил на Камчатке в подразделении особого назначения Главного разведывательного управления. Что дало? Просто с тех пор закружило, завертело - так и не могу из этих ворот выйти. Три войны… Вот значок ветеранский, - замечает между прочим. - Меня как раз туда ничего и не тянет. Но калибры, стрельбы, захваты, сопротивления – доминанта моей жизни, мое предназначение. Почему пацаны были по пять раз в Дагестане и Чечне, они вам не скажут. Нет, им не нравится убивать, они не больны психически. Там они думают: поскорее бы от этого избавиться. А по-другому уже не могут.

- Боюсь задать глупый вопрос… Ведь это страшно – убивать? И умирать?

- Ничего, как раз такие, “глупые”, вопросы и надо задавать. Убиваешь, потому что так надо. Война – это профессия, в которой люди живут. Твоя работа – выжить. Вы знаете, ведь война – это естественное состояние людей, только она может быть реальной или отвлеченной - так называемое мирное время, когда каждый человек борется сам с собой и окружающими. Что, наша сегодняшняя жизнь лучше военной? Мы не сталкиваемся с насилием, убийствами, которые не мотивированы необходимостью? Каждый день мы выживаем. Эта планета предназначена для самоуничтожения. - Все это мой собеседник произносит абсолютно спокойно. И отвечает на мой возглас: - Да, циничен. Такая реакция вполне нормальна для женщины, которая вносит в жизнь уют, тепло. Но когда мы собираемся вместе с боевыми товарищами, эти мысли естественны и никого не удивляют.

Без напряга, на равных, каждый со своей колокольни мы беседуем о разном, вдаваясь в подробности, уточняя. Почему-то возникает ассоциация с Ремарком, который писал свои полные боли произведения за чашкой кофе. Так и мы, попивая кофе, говорим о войне, смерти, страхе.

Сергей поставил видеокассету с “Чистилищем”:

 - Я не могу понять женщин, которые идут воевать на сторону чужих. Вы знаете, сколько их там – Марин, Кать, Наташ… Женщина на войне гораздо быстрее - и навсегда - теряет морально-этические ориентиры. Русские рязанские бабы – что их туда тянет, ведь война – удел мужчин?

- Давайте поговорим о жизненных ценностях. Семья, деньги, любовь…

- О, давно я не разговаривал с женщиной на эту тему, - закидывая руки за спину и задумываясь, произносит Сергей. - Наверное, я чувствую жизнь и ценю обостренно... да, обостренно. Циничные взгляды на жизнь – они, понятно, идут от определенного жизненного опыта, и именно из-за него я воспринимаю более остро то, что для других обычно.

Как и всякому человеку, мне хотелось бы иметь семью. Считается, когда жизнь и работа становятся одним целым, это счастье для человека. Но не все женщины это понимают. А вам понравилось бы все свое время отдавать работе?

Если откровенно, мне нравятся женщины с изюминкой, чтобы не просто: работа - дом - ребенок. Семья, конечно, в первую очередь основывается на экономических взаимоотношениях: без денег ее содержать нельзя. Но погрязнуть в быте не хотел бы. Какая изюминка? Ну, так как все мужчины эгоисты, порой даже больше, чем женщины (посмеивается), я хочу, чтобы любимой девушке была интересна моя работа. Чтобы приходила в спортзал с таким же отношением, как я. Но я не терплю зависимости – она доходит порой до абсурда. Едешь в трамвае, слышишь, как он и она разговаривают: набор фраз, лишь бы не стало ясно, что говорить не о чем.

Семья нужна, чтобы растить нормального ребенка – здоровенького, все, как положено, чтобы не бегали эти голодные дети по помойкам. Ведь они сейчас никому не нужны. Спорт у нас не приносит много денег, и я их не “делаю”, а прошу – для других. Сколько раз обращался к властям – выделите средства, чтобы можно было заниматься с этими ребятами бесплатно… молчание. У кого есть деньги – ходят в престижные залы, а другие пацаны на тренировках могут в обморок упасть. Ведь их накормить сначала надо, а потом – в зал.

- Как вы относитесь к поговорке “сила есть – ума не надо”? В борьбе что необходимо прежде всего?

- Суть рукопашного боя – соединение духа и тела, которые не бывают порознь. В борьбе, можно сказать, проводишь хирургическую операцию противнику – в психическом и физическом смыслах.

- Вы занимаетесь восточными единоборствами, каждому из которых свойственна определенная философия. Насколько она близка русскому человеку?

- В начале 90-х мы начали увлекаться ушу, и тогда многие посчитали своей религией буддизм. Я могу за пять минут убедить вас, что это – лучшая вера. Будда говорил: вся жизнь – страдания. Наши страдания – это наши желания. Избавься от желаний – и ты избавишься от страданий. Как видите, все верно.

- И все же я вижу у вас на полке среди учебных пособий икону.

- Это икона святого Сергия, моего покровителя, привезенная из Троице-Сергиевой лавры. Я был там осенью и, поборов свою человеческую гордыню, стоял на коленях, что нелегко сделать, молился. Я, скорее, надеющийся, что есть смысл верить – воспитан не в то время, когда религия приветствовалась. С богом, - задумавшись, – у меня особые взаимоотношения, сложные – стоит мне побывать в церкви, как меня преследует черная полоса… Тут опыт показывает – что-то есть.

А что касается культуры восточной и западной, все же мы, русские, полуазиаты, полуевропейцы, имеем свои традиции, культуру. Дойдя до третьего дана карате (школа Ришерше де Будо, Франция), я не стал японцем. У них ученик перевоплощается в своего учителя, копируя его внешне и внутренне, у нас – каждый индивидуален. И когда я обучаю борьбе, то передаю свой опыт, а не требую быть мною.

- Вы занимаетесь с подростками в клубе “Высота”. Поэтому хочу у вас спросить: что можно сделать, чтобы в наше жестокое время воспитать нормальных мужчин? Ведь сегодня существует общественная проблема: мужчины кидаются в крайность – то приступы агрессии, то душевная слабость, уход из жизни…

- Уже ничего нельзя сделать, можно лишь думать о том, как понести наименьшие потери в данной ситуации. Что значит нормальный мужчина? Выдержанный? Разве может нормальный мужчина спокойно реагировать на то, что сейчас у нас происходит – когда нет работы, а семье нужна каждая копейка, как он должен себя вести? В спецназе есть понятие: чтобы выжить в чрезвычайной ситуации, надо действовать чрезвычайно. Вот они и действуют. Какая жизнь – такие и мужчины. Когда все мужики были хорошими – в стабильное время? Честно сказать, оно мне больше нравилось, и, с моей точки зрения, стоило бы откатиться назад. Но это невозможно. И сейчас надо думать, как смягчить падение.

Сергей встает, проходится по залу, ударяя по грушам – говорит, привычка двигаться. Но иногда кажется, что в ударах находят выход и эмоции. Кстати, об эмоциях: непривычно слышать в спортзале блюз. Спрашиваю: откуда это? Способ снять напряжение?

- Музыка – вещь очень сильная, это форма отдыха и расслабления. Под настроение я могу включить что-то танцевальное (когда-то я занимался в танцевальном ансамбле “Современник”), или Луи Армстронга, или, если ностальгия, Ободзинского… И потом, это же ритм, который необходим живому организму – для созвучия.

Литература? Поскольку я в прошлом филолог, то избирательно отношусь к ней. Последнее из прочитанного – “Чайка по имени Джонатан Ливингстон” Ричарда Баха, но в основном читаю специальную литературу об оружии, которое – мое увлечение.

Как расслабляюсь? Выпиваю бутылку пива по дороге домой. Да я и не напрягаюсь. Думаю, нужно прислушиваться к своему организму, ритму, который он задает, жить в согласии с ним…

- И выполнять свое предназначение?

- По-другому нельзя.

Автор : Марина КРАВЧЕНКО, специально для "В", Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Белая ладья» называет сильнейших

Три дня во Владивостоке в центре детского и юношеского творчества проходили традиционные городские соревнования “Белая ладья”. В них приняли участие около 50 юных шахматистов, начиная с 14-летнего возраста и младше.

“Боевой вахте” – 65!

Пожалуй, это символично, что ее первый номер, вышедший в далеком 1936 году, пришелся на праздник – День Красной армии и флота.

Патриоты на сцене

Сегодня, в самый мужской, а значит, мужественный день года, сразу три патриотических клуба Владивостока отмечают свой день рождения – школа юнг “Макаровец” - 18-летие, “Армеец” - 6-летие, а “Юному патриоту Родины” исполнился уже 31 год.

Понятный язык флотского ансамбля

Ансамбль песни и пляски Тихоокеанского флота отправляется завтра на очередные длительные гастроли в Китайскую Народную Республику. Новая программа коллектива почти наполовину состоит из номеров на китайском языке. Среди них как песни, рожденные в этой стране, так и полюбившиеся здесь “Катюша”, “Подмосковные вечера”, “Тройка”, “Прощай, любимый город”, специально переведенные на китайский.

Танцы возле зениток

Как говорится, с настроением встречают сегодняшний праздничный день военные, для которых администрация Первореченского района Владивостока устроила приятные сюрпризы.

Последние номера