Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Тропический братишка

Себу, Филиппины. Мэр города Алвин Гарсия радушно принимает гостей из далекого холодного Владивостока. В 1997 году наши города установили побратимские отношения, но мало кто об этом знает, и слишком мало мы знаем друг о друге. В кабинете мэра на полках стоят подарки от городов-побратимов из Китая, Японии и Америки, но нет ни одного из Владивостока. На стене в рамке - обложка журнала Asiaweek с ярким заголовком: “Десять лучших городов Азии. Себу”. Гарсия говорит почти то же самое, что и почетный консул Филиппин во Владивостоке Юрий Костюков.
Себу, Филиппины. Мэр города Алвин Гарсия радушно принимает гостей из далекого холодного Владивостока. В 1997 году наши города установили побратимские отношения, но мало кто об этом знает, и слишком мало мы знаем друг о друге. В кабинете мэра на полках стоят подарки от городов-побратимов из Китая, Японии и Америки, но нет ни одного из Владивостока. На стене в рамке - обложка журнала Asiaweek с ярким заголовком: “Десять лучших городов Азии. Себу”. Гарсия говорит почти то же самое, что и почетный консул Филиппин во Владивостоке Юрий Костюков.

“Самое трудное - это дорога. Чтобы добраться до Себу, нужно лететь сначала в Сеул, потом - в Манилу, потом еще час - на наш остров”, - сетует Алвин Гарсия. Сам он во Владивостоке не был, но посылал две делегации своих представителей. Послал он приглашение и нынешнему мэру, но ответа так и не получил. Гарсия считает, что можно было бы наладить бизнес между нашими портами: например, взаимовыгодную торговлю с одной стороны сахаром, бананами, кокосовым маслом, а с другой - металлом и лесом.

“Приморцам есть что посмотреть на Себу и есть где отдохнуть, особенно зимой”, - улыбается мэр и, поручив нас своему заместителю, убегает. У него в 700-тысячном городе масса забот. Единственное, чего ему никогда не приходится делать, так это убирать снег.

Мы отправляемся смотреть достопримечательности солнечного, но довольно грязного города.

Для нас, измерзшихся в темных квартирах, страна, состоящая более чем из 7 тысяч островов, показалась раем. Средняя температура летом и зимой здесь 30 градусов, и живешь без страха, что внезапно дунет холодный ветер, напоминая о приближении зимы. Экзотика на Филиппинах настолько яркая и разнообразная, что потрясает не только журналистов, но и привередливых богачей. Нейл Румбаоа, менеджер огромного шикарного курорта Шангри-ла, сказал нам, что скоро прибудет чартерный рейс из Москвы, и русские забронировали курорт на две недели. Здесь среди ухоженных пальм и изумрудных бассейнов они будут играть в гольф и теннис, нырять в теплое море и нежиться на пляже с белым песком, ездить на экскурсии, а по вечерам слушать живую музыку. “Сервис на высочайшем уровне: дюжина ресторанов с европейской и азиатской кухней - наши клиенты всегда довольны”. На побережье Себу и соседнего острова Мактан расположено огромное количество гостиниц для туристов с различным достатком - от дорогих высококлассных, таких как “Шангри-ла” или “Тамбули”, до хижин без удобств на берегу за пять долларов в сутки.

Мы сняли комнату в двух шагах от моря на маленьком, недорогом, но уютном курорте Эстака Бэй Гарденз, где на пальме висит объявление: “Берегитесь падающих кокосов”, и несколько дней только загорали и купались, изредка выезжая в ближайшую деревню прогуляться. Быт провинциальных филиппинских городов оказался не менее интересным, чем самой столицы острова Себу, которая при всей непохожести на своего российского побратима также страдает от проблем, типичных для развивающейся экономики (иногда, правда, Дальний Восток кажется еще более отсталым, чем эта страна третьего мира).

Филиппинские контрасты наглядно демонстрируют, от чего и к чему нам нужно двигаться. Ужасающая бедность городских трущоб, серые, будто покрытые сажей здания, черные крысы, снующие среди бела дня по улице, вонь, как у нас во время забастовки мусорщиков. А за углом - небоскребы с представительствами известнейших фирм, огромные супермаркеты с недорогими товарами, мобильные телефоны, звонящие даже в самодельных фанерных домиках, построенных в метре от железнодорожных рельсов. В Себу на холмах есть район для богатых с великолепными особняками, называемый в народе “Беверли Хиллз”, по откровенной роскоши эти дома напоминают виллы голливудских звезд в Калифорнии.

В маленьких городах контрасты не столь очевидны, и при этом богатейшая флора Филиппин естественным образом дополняет разнообразную архитектуру. Помимо каменных зданий в испанском стиле здесь очень много домов-корзинок, сплетенных из бамбука и пальмовых листьев. Чаще всего хозяев не очень заботит вид их участков, и сады или огороды имеют дикий и какой-то расхристанный вид. Высятся кучи гниющих кокосов, свисают бананы с длинных веток, покосившиеся пальмы с засохшими нижними листьями прикрывают яркие, но объеденные козами цветы. Кажется, что Николай Заболоцкий свои строки “вся природа там валялась в страшно диком беспорядке” написал о Филиппинах.

На дорогах жизнь просто кипит. Люди гроздьями свисают с крыш и из окон ярко разрисованных открытых длинных автобусов. Эти автобусы - “джипни”, оставшиеся после американской оккупации, оказались самым удобным и популярным видом общественного транспорта. Непрерывно сигналя, они носятся со скоростью 100 километров в час, но никто из них не вываливается. Наоборот, все новые и новые пассажиры навешиваются на каждой остановке. Между деревнями ездят мотоциклы с крытыми люльками, на которые умудряются залезть человек девять с багажом, детьми и даже живностью.

В деревнях кричат петухи, пасутся быки с плоскими полукруглыми рогами, дети бросаются огромными тараканами, и темнокожие маленькие бабушки на своих завалинках таращатся на случайно забредших на их улицу белых людей. Правда, в каждой деревне есть несколько Интернет-кафе, где голоногие подростки стреляют в компьютерных террористов и девушки пишут письма американским бойфрендам. В этой стране практически все знают английский, потому что жители разных островов, говорящие на 12 диалектах, иначе друг друга не понимают. Даже в парламенте на слушаниях по импичменту президенту-взяточнику Джозефу Эстраде свидетелей допрашивали по-английски.

В больших магазинах и гостиницах, на курортах и в ресторанах мы видели смешанные пары - молоденьких изящных филиппинок и белых пожилых мужчин потрепанного вида. Встречались и счастливые семьи с темнокожими детишками, говорящими по-английски.

В городишке Компостела, в так называемом спортивном центре, по воскресеньям проводятся петушиные бои. Этому национальному спорту посвящаются регулярные передачи по радио и колонки в газетах.

…В круглом деревянном зале размером с Уссурийский цирк набилось примерно шестьсот мужчин, у многих в руках петухи. Женщин здесь нет: дамам приходить на бои считается неприличным. До начала боев владельцы взвесили петухов, сравнили их размеры и теперь делают на них ставки. Не допускаются к бою крашеные петухи, потому что их соперники, увидев необычный цвет, могут попросту удрать от страха. Существует еще масса правил, и все строго придерживаются их. Никто не записывает размеры ставок, но если ты выкрикнул сумму и проиграл, то обязан честно заплатить.

На маленькой арене, покрытой песком, за чертой два петуха готовятся к бою. Судьи протирают спиртом железный коготь, привязываемый к левой ноге каждого “бойца”. Это делается для того, чтобы исключить отравление - некоторые нечестные владельцы мажут когти ядом, чтобы соперник быстрей издох. Бой иногда длится всего несколько секунд. Противники подпрыгивают в воздух, стараясь полоснуть друг друга когтем и ударить клювом. Летят перья, орут болельщики. Петухи падают в изнеможении и лежат, тяжело дыша. Судья берет обоих “бойцов” и подносит друг к другу. Тот, который из последних сил попытается клюнуть соперника, и считается победителем. Потом проигравшему, а то и обоим отрубят головы и отправят на ужин.

“Конечно, петушиные бои очень жестоки, - говорит наш коллега радиожурналист Луи Рейес, который комментирует бои. - Почему мы позволяем им убивать друг друга? Мы их разводим в больших количествах, и они не являются редким и исчезающим видом. Мы просто развлекаемся перед тем, как съесть их”.

Город Данао интересен своей фабрикой по производству сахара. Стен как таковых у предприятия нет - в такой жаре они не нужны, а грохочущее, покрытое сажей и ржавчиной оборудование очень напоминает декорации к фильму “Киндза-дза”. В большой двор заезжают грузовики, доверху наполненные сахарным тростником, их взвешивают и отправляют сырье на переработку. Запах гниющих растений смешивается с запахом патоки. У дороги, ведущей к фабрике, сидит маленький мальчик и сосет стебелек тростника.

Охранник радушно проводит экскурсию по фабрике. Он никогда не слышал про город Владивосток, но знает, что в России теперь президент Путин. Он улыбается и позволяет себя сфотографировать. Филиппинцы вообще очень дружелюбны, возможно потому, что туризм для этой страны с населением в 76 миллионов - один из главных источников дохода. Нашим официантам, ходящим между посетителями, как между могилами на кладбище, стоит поучиться у филиппинских способам создания клиенту хорошего настроения, когда тот чувствует, что ему здесь рады и готовы сделать для него все возможное.

Из Себу мы отправились в Манилу на огромном пароме, где были и каюты первого класса, и “плацкарта” для бедных. Мимо проплывали острова с холмами, покрытыми пальмами, у берегов рыбачили местные жители. Впереди нас ждали столица страны и новые впечатления. За все трехнедельное путешествие только один раз мы встретили русских - в Маниле по огромному супермаркету бродили два моряка из Санкт-Петербурга.

Что же за побратимство у нас такое с Себу, если ни мы к ним, ни они к нам? Единичные туристические компании, организующие поездки на Филиппины, дерут с клиентов немыслимые деньги, в то время как путешествовать там можно довольно дешево. Даже за визу, которая стоит в консульстве 30 долларов, с нас запросили 150.

Если человек мало-мальски знает английский и понимает, что такое Интернет, то очень легко выбрать себе и гостиницу, и маршрут по карману, и даже получить приглашение, необходимое для визы. Любезный менеджер гостиницы “Эстака Бэй Гарденз” прислала нам такое приглашение и сделала все, чтобы мы с удовольствием отдохнули.

Дело остается только за “Владивосток Авиа”, которое вполне могло бы организовать чартерные рейсы в Манилу или прямо на Себу, чтобы народ понял, что отдыхать в тропиках можно не только в Таиланде, и отправился за незабываемыми впечатлениями.

Автор : Нонна ЧЕРНЯКОВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Александр Гарин – темная лошадка

Сердце приморских футбольных фанатов сейчас в Португалии. Там проводит очередные зимние сборы столичный клуб ЦСКА. И там решается судьба Александра Гарина – примут или не примут его в дружную армейскую дружину.

Кружит “Красин”...

Последние суда, ждавшие помощи в северной части Охотского моря, освобождены из ледового плена ледоколом “Красин” Дальневосточного морского пароходства.

А сейчас здесь музей

10 февраля исполняется 100 лет домовой церкви Восточного института, нынешнего ДВГТУ. Она была основана в 1901 году епископом Владивостокским и Камчатским Евсевием во имя святейших московских митрополитов Алексия, Петра, Ионы и Макария.

ОКПП “Уссурийск” - лучший

Сегодня в Уссурийске состоится вручение переходящего вымпела Тихоокеанского регионального управления ФПС РФ личному составу отдельного контрольно-пропускного пункта “Уссурийск”.

Пофенимся, ребята!

«Фенька» уж давно воспринимается нами как часть «прикида» стильной девочки (девушки), увлекающейся бисеро(ните-)плетением.

Последние номера