Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Политика

Не срывать положительные тенденции

В минувший вторник в эфир ТГТРК “Владивосток” вышла программа “Губернаторский час”, в которой на вопросы журналиста Дмитрия Карманова отвечал Евгений Наздратенко. Предлагаем вашему вниманию газетный вариант отчета.
В минувший вторник в эфир ТГТРК “Владивосток” вышла программа “Губернаторский час”, в которой на вопросы журналиста Дмитрия Карманова отвечал Евгений Наздратенко. Предлагаем вашему вниманию газетный вариант отчета.

- Несколько дней назад вы отправили письмо главному федеральному инспектору в Приморском крае Павлу Лысову. В нем вы предложили ему выступить в программе “Губернаторский час” для совместного обсуждения в прямом эфире проблем Приморского края и путей их решения…

- Это действительно вопрос. Дело в том, что Павел Александрович Лысов является главным федеральным инспектором, или, как раньше называлась эта должность, представителем президента по Приморскому краю. Он курирует федеральные структуры, я – местную власть. И, на мой взгляд, каждому из нас нужно объяснять жителям края свою позицию по тем или иным вопросам. Вопросов таких очень много. Павел Александрович работает в Приморье уже достаточно долго, и вопросы к нему возникали самые разные. Считаю, что надо по ним не отмалчиваться, а выходить и говорить: “Вот такая-то позиция федеральной власти”. Я один раз предложил Павлу Александровичу встретиться в эфире, изложить свои взгляды. Он отмолчался, потом сказал, что узнал об этом предложении через прессу и для него это не является приглашением. Поэтому и пришлось направить ему вот такое официальное письмо. Но тем не менее на этот разговор он сегодня не пришел. Хотя, на мой взгляд, не надо бояться открытого эфира, не надо делать свою должность теневой и закулисной. Власть на то и власть, что она подвергается критике не только со стороны прессы, но и жителей края. Нужно выходить и освещать свою позицию по некоторым вопросам.

Вот, например, вышло постановление правительства о федеральных стандартах на оплату коммунальных услуг. Квартиросъемщику предлагают платить за жилье до 80 процентов его стоимости. Но сколько людей в крае в состоянии это делать? Какой у них уровень заработной платы?

Или вопрос по рыбной отрасли, которая поставлена сейчас аукционами на квоты на грань выживания. Все эти вопросы требуют объяснений, изложения своих позиций.

- Обсуждали ли бы вы с Павлом Лысовым в этом эфире вопрос пенсионной реформы?

- Безусловно. Этот вопрос, может быть, даже приоритетней энергетики. По одной простой причине: в энергетике сейчас разбирается каждый житель Приморья, о ней много говорят. А вот про пенсию молчат. Реформа идет сама по себе.

- Я правильно понимаю, что краеугольный камень этой реформы – это изменение статуса региональных Пенсионных фондов? Переподчинение их федеральным структурам?

- Да. Но еще более важный вопрос: кто теперь за пенсии будет отвечать? Все последние годы за работу регионального Пенсионного фонда ответственность лежала на губернаторе Приморского края. И все это время в крае практически не было ни дня, чтобы задерживалась выплата пенсии. Никого ведь не волновало, каких усилий порой это требовало. Как администрация края, Пенсионный фонд изыскивали деньги, брали банковские кредиты, ссуды для того, чтобы пенсия выплачивалась день в день. Я знал, что это - моя ответственность, мое обязательство перед ветеранами. Да, пенсии унизительно маленькие, но ее ставку определяет закон. Я бы хотел, чтобы она в два-три раза была больше. В Приморском крае смогли бы выплачивать такую пенсию, так как достаточно много средств перечисляется в Федеральный пенсионный фонд. Но увеличение пенсий требует законодательного решения на федеральном уровне.

Пенсионная реформа предполагает, что все средства, собираемые с предприятий, перечисляются сначала в Федеральный пенсионный фонд и лишь потом распределяются по регионам страны. И если произойдут сбои, как это было в некоторых регионах, когда по пять, по шесть месяцев задерживалась выплата пенсий, то эта уравниловка коснется и Приморского края. При этом влияния на Пенсионный фонд у меня не будет, а ответственность за все, что происходит в Приморском крае, останется, как и прежде, лежать на мне. Вот что меня тревожит.

- Вы в силу своей должности отвечаете и за прочие выплаты, в том числе и бюджетные. Зарплата бюджетникам в 2000 году. Как вы оцениваете ушедший год с этой точки зрения? Каким он был?

- Он был очень неритмичным. Зарплата задерживалась, но мы достаточно прилично закончили 2000 год, подтянули основную выдачу заработной платы. Кроме того, по договоренности с профсоюзами будет проиндексирована зарплата за половину 1999 года. За апрель–июнь средства на компенсацию выделит краевая администрация, а за июль-октябрь - органы местного самоуправления. Очень рассчитываю, что мы не сорвемся в этой положительной тенденции.

Хотя, я думаю, тот размер заработной платы в социальной сфере, который существует, это что-то оскорбительное и унизительное. Как минимум в три раза нужно поднимать заработную плату бюджетной сферы и в этой связи пересматривать и бюджет Российской Федерации, и бюджеты на местах. Сейчас с нового года повысили зарплату с коэффициентом 1,2. А какой процент повышения платы за коммунальные услуги при этом? Он просто невероятный! В среднем по краю мы платили 43 процента, а нам сейчас сразу предлагают 80 процентов! Но даже по стране, разным регионам федеральный стандарт разный получается. С учетом энергетических, транспортных тарифов в Приморском крае люди будут платить примерно 31 рубль за квадратный метр, а в Москве – 13 рублей. В два с половиной раза на Дальнем Востоке эта цифра больше. А ставка бюджетников, пенсионеров – примерно одинаковая. Разве же это равные условия для всей страны?

- В чем, на ваш взгляд, причина энергетического кризиса?

- В остром дефиците топлива на электростанциях. ОАО “Дальэнерго” готовилось к зиме. Были заключены договоры о поставках угля из регионов Дальнего Востока и Сибири, с предприятиями Азейского разреза, с Нерюнгри, с Харанором. Но несколько недель, все начало января, поставки дальнепривозного угля, на который рассчитывали приморские электростанции, не осуществлялись. Угля в стране не хватает. И надо вспомнить, как несколько лет назад проводили реструктуризацию отрасли и закрывали шахты, угольные разрезы. Тогда пригоняли шахтеров под здание администрации края и требовали от меня: не мешай реструктуризации. Звучали новые слова: МВФ, валютный займ, угольный транш.

А мы, когда закрывали шахты в Партизанске, просили, требовали: достройте шахту “Тигровая”. Там немного оставалось вложить средств, и мы бы сейчас разрабатывали эти запасы, оцениваемые в 40 миллионов тонн угля, город бы жил счастливо, без этой ужасной безработицы, налоги в бюджет платились бы. Или вспомним город Артем, где огромный дефицит бюджета. На какие деньги жить этому населенному пункту, платить за электроэнергию, тепло. Только сейчас стали понимать, что глубинная причина кризиса – это отсутствие топлива. Нам удалось сохранить лишь одну шахту в городе Партизанске – “Центральную”. Теперь она находится в муниципальной собственности. И по стоимости угля топливо там обходится нам дешевле, чем из Кузбасса со всеми транспортными накрутками.

В акте, подготовленном во время последнего приезда в край Сергея Шойгу, целых 14 пунктов адресовано РАО “ЕЭС”, и касаются все они топливного баланса. В этом акте также ходатайствуют перед президентом и правительством о создании государственной структуры, которая занималась бы вопросами угольной отрасли. Представляете, в стране с огромными запасами угля нет ни министерства, ни государственного комитета, который занимался бы вопросами отрасли, координацией угледобычи!

Я считаю, что энергетика должна быть государственной, нравятся такие высказывания кому бы то ни было или нет. И как бы меня за эти взгляды ни лупили, какие бы деньги ни бросали на борьбу против меня, какие бы страсти ни нагоняли. Сейчас начинают искать виновных по территориям. Ладно еще, если бы это касалось только губернатора. Я уже привык, что отвечаю за все не только в крае, но и во всей стране. Обидно только, что вначале я предупреждаю, что это делать нельзя, а потом через несколько лет с меня же за последствия чужих неумных решений спрашивают. А тогда ничье мнение никого не интересовало. Кого спросили, когда разгоняли угольную отрасль и закрывали шахты? Никого. Кого спросили сейчас о реструктуризации РАО “ЕЭС”? Никого. Эти вопросы решают несколько человек, а потом начинает лихорадить всю страну.

И когда сейчас обвиняют руководителей энергопредприятий, я считаю это полной глупостью. Знаете, как они работали на Владивостокской ТЭЦ-2, на “ЛуТЭКе”, в Партизанске, Артеме? На износ. Спасибо надо сказать коллективам вместе с руководителями.

- Наверное, вы сможете все–таки оценить состояние людей в связи с кризисом. Вы знаете, какое оно. Мне кажется, что его отрицательные последствия можно было бы элементарно снизить введением графика отключений света. Может ли быть в природе такой график?

- Когда строились энергомощности, даже не предполагалось, что экономике придется идти по такому чрезвычайному пути – с отключениями электроэнергии. Поэтому так смонтировали, что на одном рубильнике сейчас находятся и сети неотключаемых объектов, и жилые массивы. Невозможно сейчас переложить десятки километров кабелей, переделать подстанции. Заново край, страну построить? Поэтому отключать всех равномерно, по графикам просто невозможно. Невозможно отключить железную дорогу, порты, насосные станции. Вот и получается, что один район больше имеет света, чем другой, потому что там расположены жизненно важные объекты.

Написать график и сделать его выполнимым сложно. Можно обвинить в этом людей, глав районов, городов. Но не виноваты они, они также на пределе работали. Не виноваты бюджеты, потому что такая экономика была. Не виноваты, на мой взгляд и коммунальные службы города Владивостока. Они во главе с Юрием Михайловичем Копыловым сработали толково. Эта городская власть на собственных плечах вынесла этот энергетический кризис. Постоянные отключения, сгорают трансформаторы, насосное оборудование. Но власть не допустила замораживания города, люди просто самоотверженно трудились - так же, как в других районах и городах Приморского края.

- Но есть и другие последствия энергокризиса. Владивосток за этот месяц потерял 700 миллионов в виде невыплаченных налогов от простоя предприятий. У нас в крае промышленность теряет от всего этого?

- Промышленность очень много теряет. Так как в первую очередь стоял вопрос выживания населения, напряжение подавали на котельные, которые обеспечивали теплом, и насосные, которые обеспечивали жизнедеятельность. А промышленные предприятия простаивали. Это, естественно, сказывается на налоговой базе. Достаточно много мы потеряли. Но если говорить о невыплаченных налогах, то гораздо больший удар экономика края получила не только из-за отключения электроэнергии. Сорок процентов поступлений бюджета края – это налоги от рыбацких предприятий. Мы обращались в различные инстанции с требованием не вводить аукционы на продажу рыбных квот, не запрещать волевым приказом путину. Но с начала года была остановлена крабовая путина. Только Приморский край потерял за это время около 200 миллионов налогов. Это месячная зарплата всех бюджетников края. Из каких средств платить им зарплату? Будут обвинять руководство края: где ваши деньги? А кто принимал решение запретить рыбакам работать? Хорошо, принимаете решение по аукциону. Но пока он не проводился, дайте рыбакам вывести свои суда в море, пусть работают.

- Евгений Иванович, у вас политически сложное положение. Месяц назад оно, правда, было еще хуже, когда администрацию Приморского края и вас персонально обвиняли в энергокризисе. Сейчас вину возлагают на РАО “ЕЭС России”, министерство энергетики. Очевидно, что против вас идет игра. Одно из информационных агентств в прошедшие выходные запустило “утку”, что на столе у Путина лежит проект указа о вашем отстранении от должности. На ваш взгляд, как события будут развиваться вокруг вашей фигуры?

- Проект указа – это не самый главный вопрос, который может тревожить и жителей края, и меня лично. Я достаточно честен перед жителями Приморья. Меня больше волнует, как относятся ко мне жители края. Мне здесь жить, поэтому я беспокоюсь о выживании региона. А разговоры об отстранении… Я еще раз скажу, что очень легко это переношу. Может быть, останется обида и боль от несправедливости.

События могут развиваться и чуть-чуть иначе. В последние два-три месяца в край приезжало много комиссий с проверками. И каждая из этих комиссий, ничего не найдя, уезжает с горечью и сожалением: ну никак не могут найти материалов на администрацию края, которые можно было бы передать следственным органам или в суд. Этого им очень хочется. Тем более некоторые государственные чиновники, в том числе и на Дальнем Востоке, уже много чего наговорили, озвучили свои обвинения. Теперь им что остается делать?

Предполагаю, что через неделю к нам пришлют очередную комиссию. Администрацию края уже проверяла Счетная палата РФ, проверяли Минфин, МВД, контрольное управление президента. Поэтому финансовой ревизии больше не будет, зато начнут искать что-то в бытовом плане: как себя ведет, почему дом строит, какие связи. События могут пойти именно в этом направлении.

Но я у всех на виду. Жители края меня знают достаточно хорошо, и я считаю, что это только их право - избирать или не избирать человека на должность губернатора.
В этом номере:
Хабаровчане рвутся в плей-офф

Сохраняются шансы попасть в финальную стадию чемпионатов России в высшей лиге у хоккейных дружин из соседнего Хабаровска. Речь идет о шайбе для “Амура” и мяче для “СКА-Нефтяника”. Хотя обе команды свои последние домашние игры проиграли.

Надо благодарно принимать

Первая выставка из цикла “Времена жизни” открылась сегодня в филиале Приморской картинной галереи на Партизанском проспекте.

Не садись на иглу...

Обкуренных пацанов, к сожалению, можно нередко встретить среди учащихся профессиональных лицеев, колледжей, техникумов, а в последнее время в некоторых из них едва ли не дружно и на героин “подсели”. Именно об этом пойдет речь сегодня в 11 часов 30 минут во владивостокском кооперативном гуманитарно-коммерческом техникуме на краевом семинаре “Студенчество без наркотиков. Вопросы сотрудничества”.

“Паллада” покажет класс в море

Вчера от стенки Первомайского судоремонтного завода во Владивостоке отчалил парусник “Паллада”. Он отправился к берегам Вьетнама в трехмесячный учебный рейс, первый в новом, ХХI веке. На его борту курсанты, будущие мореходы.

Снова Caviar выплывает

Вновь, откуда ни возьмись, выплывает на владивостокские прилавки поддельный деликатес - так называемая черная икра.

Последние номера