Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Оранжерея для печальных детей

На день рождения Сергея его жена Татьяна решила сделать ему совершенно удивительный подарок. Утром она поцеловала мужа и сказала: “Ну вот, сегодня мы пойдем забирать наших девочек”. Взять двух брошенных малюток-двойняшек из детской больницы № 2 они решили уже давно. В сентябре ходили знакомиться, и пока еще не слишком понимающие, что с ними происходит, девчонки прижимались к маме и папе, улыбались во весь беззубый рот, агукали. Уже готовы были документы для оформления опекунства, блестела чистотой квартира после ремонта, в углу стояли кроватки, на стол водрузили гору игрушек, в шкаф – соски, бутылочки и коробки с детским питанием. Без устали хлопотала бабушка.
На день рождения Сергея его жена Татьяна решила сделать ему совершенно удивительный подарок. Утром она поцеловала мужа и сказала: “Ну вот, сегодня мы пойдем забирать наших девочек”. Взять двух брошенных малюток-двойняшек из детской больницы № 2 они решили уже давно. В сентябре ходили знакомиться, и пока еще не слишком понимающие, что с ними происходит, девчонки прижимались к маме и папе, улыбались во весь беззубый рот, агукали. Уже готовы были документы для оформления опекунства, блестела чистотой квартира после ремонта, в углу стояли кроватки, на стол водрузили гору игрушек, в шкаф – соски, бутылочки и коробки с детским питанием. Без устали хлопотала бабушка.

Дети, успевшие настрадаться за свою маленькую жизнь неприкаянностью, вернулись домой. Они так долго этого ждали. Они купались в любви.

Через месяц супругам сказали, что детей, возможно, придется отдать. На них, оказывается, претендуют какие-то другие родители.

Кажется, американцы…

Работники больницы, инспектор по охране прав детей как могли оберегали Татьяну и Сергея от дерготни. “Но мы уже чувствовали, что происходит что-то не то. Врачи, опуская глаза, говорили, что их вызывали даже в краевой суд, где будто бы шла подготовка дела об усыновлении НАШИХ детей иностранными усыновителями. Специалист краевого департамента образования Р. Г. Клюкина обвинила больницу в непорядочности. Видимо, за то, что отдали детей русским. Бесконечно звонит из горздрава городской педиатр Л. В. Тренина, приказывает переводить детей в другие, наверное, более покладистые учреждения и чуть ли не собирается расформировать социальное отделение – за непокорность и “самоуправство”. Но ведь по закону русские усыновители имеют огромное преимущество перед иностранными”, - рассказывает Татьяна.

Кажется, близняшек удалось отстоять и оставить в семье. Впрочем, когда социальный педагог Елена Викторовна Лучникова попросила в краевом суде вернуть оригиналы документов детей в больницу, дабы отдать их новым законным родителям, судья И. А. Лозенко почему-то ответила отказом, сказав, что дело еще не закончено.

“Мы не нарушили никаких законов, - говорит Елена Лучникова. – Но я очень боюсь, что у нас возникнут большие проблемы в будущем именно с российским усыновлением. Мы испытываем огромное давление. А еще говорят, русские стали черствые, мало берут детей по сравнению с иностранцами. А всегда ли им дают?”

Совсем недавно в больницу приехали супруги из района и были несказанно обрадованы и удивлены, когда им сразу же подобрали ребеночка, какого они хотели. Между тем в районной администрации им сказали: на детей огромная очередь, будете ждать года два, а пока пройдете “кандидатский стаж”. Какой стаж?! Какая очередь? Чуть было не отпугнули хороших людей и не обрекли своими безответственными словами на сиротство еще одного маленького человечка. В больницах ни в коем случае не против иностранного усыновления – американцы спасают наших детей, дарят им счастье быть любимыми, жить в семье. Но обидно, когда иностранцы имеют преимущество перед нашими, русскими семьями.

Так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети…

17 ноября этого года “Владивосток” уже писал о проблеме сиротства в России и о том, что, по мнению многих людей – работников детских больниц, домов ребенка, - гораздо охотнее усыновляют брошенных деток американцы, чем российские семьи. Видимо, так уж горестно мы стали жить. “Увы, это так, - говорит Ирина Слезка, - но в последние полгода к нам в больницу русских семей стало приходить больше. Как мы этому рады! Может быть, люди поняли: чем лишняя машина в гараже, лучше пусть человечек рядышком растет. За неполный год в наши семьи ушли из отделения 22 ребеночка, в американские – 24. И это уже неплохо. Причем в США уезжают в основном те ребятишки, которых, наверное, никогда не забрали бы здесь”.

Почти одновременно в больницу по весне попали две девочки в крайне тяжелом состоянии. У одной - врожденный порок сердца. Родители оставили ее в роддоме. Как ни страшно говорить, ребенка ждала неминуемая смерть. “Если бы девочка погибла, нас никто бы не обвинил в неправильных действиях, просто у нее была патология, несовместимая с жизнью”, - рассказывает старший педагог социального отделения больницы № 2 Елена Лучникова. И все же они решили еще побороться. Меценатов – людей, способных оплатить операцию, – искали чуть не всем отделением. Нашли: американцы оплатили дорогу и безумно дорогую операцию в Калифорнии. Обратно на родину ребенок возвращался – поверите ли – практически здоровым. Искусственный клапан сердца может служить человеку долгие годы.

Но именно в тот момент, когда малышка улетала на операцию, ее полугодовалой подружке по несчастью резко стало плохо – она буквально на глазах умирала в больнице. “Закон парных случайностей”, - говорит врач Ирина Слезка. Найти сразу же второго доброго и богатого человека казалось нереальным. Но нашли! И буквально через считанные недели вторая – Анютка – тоже летела за океан, теперь уже в Техас. “Я сопровождала ребенка сама, и хирург даже не хотел браться за операцию – ребенка могли потерять на операционном столе. И все же прооперировали. Все прошло успешно. Девочка вернулась в Россию”.

Обе девочки уже летом обрели приемных родителей – в США. Даже несмотря на то, что Анютка осталась все же тяжелобольным ребенком – обнаружилась патология поджелудочной железы, с которой в России почти не живут, а в Америке, постоянно принимая специальные, увы, очень дорогие препараты, она вполне имеет шанс на жизнь. Ее забрала женщина, которая ухаживала за малюткой в больнице.

Дитя из шкафа

Совсем недавно, уже в ноябре, из отделения уехала в Америку 13-летняя Таня. “Судьба ее, помню, потрясла всех нас здесь, в больнице, - рассказывает педагог Елена Лучникова. – Чуть больше года назад умерла от рака ее мама. А отец, видимо, не выдержав испытаний, застрелился над ее телом. Говорят, он и дочку хотел забрать с собой на тот свет, но Таня вовремя скрылась. Ребенок попал к нам, и вскоре мы узнали, что никто из родственников не может взять ее к себе. Мысль, что девочка может попасть в детский дом, была просто невыносимой”.

Первое время в отделении Танюша почти все время молчала – тяжелейший невроз, итог пережитого, непосильного для детской души. С огромным трудом, но девочка приходила в себя, оттаивала. Из подавленного и угрюмого превращалась в общительного, доброго ребенка. Она много помогала медсестрам и нянечкам, гуляла с больничной малышней. Здесь и познакомилась с американцами, а они, в свою очередь, рассказали своим друзьям о девочке в России, которая осталась одинокой. “Помню, к ней приехали знакомиться приемные родители, иностранцы, она ожила, воспрянула духом, - рассказывает Слезка. - А потом они надолго уехали - отправились на родину оформлять документы. Как же она ждала их! Боялась – не обманут ли, не передумают? И как уже потом они вновь встретились, а Танюша собирала вещички и все спрашивала меня: “Ирина Евгеньевна, а почему они хотят меня удочерить?” Все не верила, что добро можно делать не ради своей корысти, а просто так.

А вот двухлетнюю Лену забрали супруги из Владивостока. В больницу ее привезла милиция. Ребенка, совершенно голенького, нашли в общежитии мужики – они не помнили после многодневной попойки, как девочка попала к ним. Мамаша забыла по пьянке или кто подбросил? За много месяцев ребенка так никто и не хватился, и подкидышу стали искать приемных родителей. К счастью, дитя оказалось совершенно здоровым. А вскоре нашлись и любящие сердца. Теперь ребенок живет в семье, мама с папой бесконечно счастливы – их красавица оказалась сообразительной и бойкой, у нее прекрасная память, она уже пошла в садик. Только поначалу иногда в Леночке отзывались привычки прежней жизни – она брала карандаш и “курила”. А когда родители решили отпраздновать ее день рождения и в гости пришли самые близкие друзья и родные, малыш в испуге проворно полез в шкаф. Неужели в прошлой жизни девочку запихивала туда мамаша или она сама искала там спасения?

Даже хороший детский дом – беда для ребенка

Раньше в детских больницах только лечили, теперь многие из этих сугубо медицинских учреждений превратились еще и в приюты. Жизнь заставила.

Врач, кандидат медицинских наук Ирина Слезка, став несколько лет назад заведующей таким вот прибольничным социальным отделением, решила, что надо идти дальше: создать на базе отделения лечебно-диагностический и реабилитационный центр для детей, оставшихся без попечения родителей. Причем кроме диагностики и лечения среди главных задач ставить поиск приемных родителей. “Как бы ни был хорош педагогический коллектив в детском доме, за дверями ребячьих комнат идет своя жизнь, нередко слишком жестокая. Все это понимают. И потому нам нужно делать все возможное и невозможное, чтобы устраивать детей в семьи”, - говорит Ирина Евгеньевна.

Здесь уже разработали проект такого центра: понятно, что нужны педиатры и дерматовенерологи, но не менее нужны в штате невропатолог, психиатр, психолог, логопед, врач ЛФК и массажа. Нужны педагоги со специальными развивающими методиками – чтоб не отставали ребятишки в развитии. Во второй больнице уже работает врач - мануальный терапевт, правит позвонки и косточки – эффект поразительный, вопреки скептическим откликам коллег, будто делать это “модно”, но вовсе не обязательно.

Пока в своих кроватках сопит малышня – сонный час, врачи и медсестры показывают мне отделение. Чистота, уют, запах свежести и чистых пеленок.

И еще их гордость – оранжерея, где в манежах тоже прогуливаются дети. Десятки горшков с цветами – огромных и маленьких, пальм и вьюнов - все подарены приемными родителями. Российскими или американскими, неважно. В больнице традиция: забираешь малыша – приносишь цветок. Лучше, если подписанный. Вот и цветут тут Машеньки, Федюшки и Коли. Бывшие больничные и ничьи. Теперь мамины и папины, домашние. А 26 брошенных малышей – столько их сейчас в отделении – сидят, лежат, ползают. Ждут своего цветка.

Автор : Марина ИВЛЕВА, "Владивосток"

В этом номере:
Открытка на Рождество

Новая выставка “Рождественский звон колоколов” открылась в Приморской государственной картинной галерее.

Уссурийск спасли от замораживания

С каждой железнодорожной станции ДВжд, как во фронтовых сводках, шло сообщение о продвижении состава с мазутом для Уссурийска. Столь пристальное внимание к обычному маршруту с жидким топливом было не случайным: в городе на двое суток раньше срока закончились запасы на котельных.

Служба на Кавказе проходит нормально

В течение недели начальник УВД края генерал-лейтенант милиции Александр Васильев и его заместитель Валерий Яшин находились на Северном Кавказе, где знакомились с условиями несения службы в местах временной дислокации отрядами приморской милиции, а также принимали участие в совещании, проводимом министром внутренних дел Владимиром Рушайло.

Ледовая навигация достигла Приморья

В заливе Петра Великого началась ледовая навигация. Лед встал на большей части Амурского залива. Поэтому все суда, направляющиеся в сторону Хасанского района, двигаются по чистой воде с востока и юга через Уссурийский залив.

У “Лакомки” на всех тортов хватит

Вовсю идут приготовления к ударной выпечке предновогодних тортов в дочерней структуре “Владхлеба” - ООО “Хлебный дом”, известном своими фирменными магазинами “Лакомка”. В эти предновогодние дни к почти тридцати уже понравившимся покупателям наименованиям тортов добавились еще и “Морозко”, “Метелица”, “Новогодний” - сделанные на растительных сливках, суфле и покрытые белым шоколадом.

Последние номера