Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

С мечтой о комфорте

Годовой лимит на вырубку твердолиственных пород для Приморья составляет 150 тысяч кубометров, но только через границу проходит… 600 тысяч кубометров. Но когда-нибудь этому все равно придет конец, как и вообще иссякнет наше лесное богатство. Посидим на пеньках, прослезимся…
Годовой лимит на вырубку твердолиственных пород для Приморья составляет 150 тысяч кубометров, но только через границу проходит… 600 тысяч кубометров. Но когда-нибудь этому все равно придет конец, как и вообще иссякнет наше лесное богатство. Посидим на пеньках, прослезимся…

А как вы думаете, в какую отрасль в последнее время активно вкладывают деньги обладатели туго набитых кошельков (откуда столько “зелененьких”, можно только догадываться), которые ищут способы легализоваться и выгодно пристроить свой капитал? Правильно, в деревообработку. Уже есть примеры, когда сотни тысяч долларов идут на покупку оборудования и становления новых предприятий. Факт этот, естественно, можно оценивать с разных позиций, но приходится соглашаться, что в любом случае лучше, если деньги идут на развитие местного производства, чем уплывают в неизвестном направлении.

Да и в целом деревообрабатывающая отрасль в крае начала адаптироваться к новым условиям, выкарабкиваясь из глубокого кризиса. Все реальнее заявляют о себе предприятия малого и среднего бизнеса. Когда-то монополист в этой отрасли “Приморсклеспром”, отпустив на вольные хлеба многие свои предприятия, ведущей роли в крае тем не менее не утратил.

Чтобы дерево распилить, нужна пила

Говорить о том, что мы теряем реальные деньги, экспортируя сырье, слишком однозначно.

- Как ни странно, продавать круглый лес на внешний рынок сегодня выгоднее, - рассказывает генеральный директор акционерного общества “Приморсклеспром” Виктор Дорошенко. - Цены за него предлагают хорошие, а вот наша продукция из него пока неконкурентоспособна. Устарели технологии, оборудование в большинстве своем требует замены. Но леса на самом деле истощены, особенно в центре края, и нельзя всерьез не задумываться о сокращении и прекращении экспорта древесины, переходе на ее глубокую переработку.

Этот переход требует вложения больших денег в производственную базу. Исключительный пример – “Тернейлес”, тут заложен хороший потенциал благодаря иностранным инвестициям. Однако рассчитывать на иностранцев не приходится, их капитал чувствует себя у нас неуютно. Если взять предприятия “Приморсклеспрома”, то на них обновление оборудования идет за счет тех небольших вливаний, которые удается выкроить. В Дальнереченске монтируется линия по переработке тонкого круглого леса “Канада-2000”, сейчас здесь ожидают канадского наладчика. Такая древесина на внешнем рынке стоит дешево, смысла нет ее экспортировать, поэтому очень важно создать условия для ее переработки. Приобретен итальянский центр для производства евроокна. Производится эта продукция в соответствии с мировыми стандартами в Лесозаводске и уже пользуется большим спросом.

Одна из высот, которая пока не покорилась деревообработчикам Приморья, – производство ламинированных плит из массива древесины. Это как раз та самая ресурсосберегающая технология, которая позволяет из небольшого количества круглого леса изготовить продукцию (к примеру, мебель различной окраски), дающую хорошую прибыль. Однако иностранцы не раскрывают нам секретов этой технологии. Как считает Виктор Дорошенко, придется “доходить своими мозгами”. Пока же ламинированные плиты делаются у нас лишь на синтетическом шпоне.

Но надо сказать, что нашим деревообработчикам не впервой рассчитывать на свои способности. При том, что повсеместно устанавливаются импортные линии, недостающие в технологии звенья (часто из-за того, что на все не хватает денег) зачастую приходится изобретать самим. Например, немало самодельных станков на предприятии “Стройсервис” в Штыково, качественные двери которого знают во всем крае. В учебном центре деревообработки ДВГТУ осуществляется сборка экспериментального ленточнопильного станка, позволяющего непосредственно на лесосеках перерабатывать сырье. Сам этот центр тоже укомплектован линиями из-за рубежа, но его директор Юрий Яценко считает, что в крае есть хорошие возможности для того, чтобы спроектировать и изготовить самое современное оборудование на базе заводов оборонного комплекса.

Мебель по осени оценивают

Традиционная осенняя выставка по деревообработке в этом году прошла в цирке, потому что потребовались гораздо большие площади, чем прежде. И все воочию увидели, какой рывок сделало местное мебельное производство. Традиционные “стенки” забыты, на смену им пришли более элегантные формы. Разбегались глаза от разнообразия диванов и кресел с очень уютной обивкой и современным дизайном. Предлагался большой выбор компьютерных столов – сейчас на них почти ажиотажный спрос, вот и сориентировались предприниматели.

Одно из призовых мест по итогам выставки заняло предприятие из Покровки, о котором раньше и специалисты-то не слышали. Все были приятно поражены качеством офисной мебели из совсем не лесного района. С любопытством останавливались специалисты также у экспозиции одного из владивостокских малых предприятий, которое вышло на рынок лишь весной нынешнего года. Сначала трудно было поверить, что кухонный уголок, обтянутый кожей, произведен не где-нибудь за рубежом, а в нашем городе, настолько цивильно смотрелась эта мебель. Как выяснилось, чтобы добиться такого качества, учиться пришлось в Корее. И теперь продукция пошла на ура.

Повернись ко мне лицом

На выставке многим из ее участников я задавала один и тот же вопрос: повернулись ли наши покупатели лицом к отечественной мебели или по-прежнему готовы платить втридорога за иностранную марку? Ответы, увы, были не в пользу наших производителей. Тот, кто имеет деньги, предпочитает приобретать импортную мебель в респектабельных салонах, а основной массе населения даже местная мебель, которая в несколько раз дешевле импортной и как минимум в полтора раза дешевле московской, все равно не по карману. А потому такое производство не настолько выгодно, как кажется на первый взгляд.

Но если уж честно, то диваны и шкафы, произведенные в Приморье, можно назвать местной мебелью лишь с оговоркой. Сделана она в большинстве своем по импортным образцам. До своего дизайна и разработок мы пока не доросли. Хотя, может быть, ничего зазорного в этом и нет и именно с добросовестного копирования начинается нормальное производство?

Александр Панюшкин, генеральный директор “Востокмебели”, экспозиция которой была самой обширной и одной из самых интересных, не скрывая, рассказал, что большинство представленных образцов неоригинальны. Специалистам предприятия пришлось немало поездить по миру, чтобы выбрать лучшее. В течение полутора лет предприятие внедряло новые ткани, которые популярны сейчас в Европе, Америке. И вот теперь “Востокмебель” может предложить мягкую мебель на любой вкус – начиная с классических “бабушкиных” образцов и заканчивая суперсовременными формами диванов.

Малые предприятия, которые бурно развиваются в последнее время, мобильны, быстро реагируют на покупательские запросы. Да и тот же опыт Японии, с которым наши деревообработчики знакомятся через российско-японский учебный центр ДВГТУ, показывает, что не оправдывают себя в этой сфере экономики крупные производства. К тому же сейчас нет необходимости штамповать на потоке огромное количество какого-то одного изделия. Мебельные предприятия, как правило, работают по индивидуальным заказам.

Яблочко от яблони укатилось

Как рассказывает генеральный директор Артемовской мебельной фабрики Татьяна Демешко, на потоке у них остались разве что стулья, кровати, да еще небольшой перечень традиционных изделий. Большой заказ получило предприятие от комитета по народному образованию на парты для школ-новостроек. Что же касается мебели из массива древесины, то она практически вся изготавливается по индивидуальным заказам.

“Артеммебель” – пример особый. Хотя численность работников уменьшилась больше чем в два раза, предприятие пока сохраняется почти в прежних размерах, занимая площадь в 13,5 гектара. Кроме цехов по непосредственному производству мебели оно имеет ремонтно-механические мастерские, котельную и другое хлопотное хозяйство. Удастся ли и дальше покрывать расходы на его содержание?

Другие примеры в крае говорят о том, что приходится все-таки идти на раздробление. Уссурийский ДОК, где в свое время трудились 5,5 тыс. человек, родственные предприятия в Лесозаводске и Дальнереченске были реорганизованы. Чтобы вывести эти махины из-под банкротства, их разделили на несколько предприятий, оставляя долги за головным, а мелким предоставляя возможность развиваться. Судя по Лесозаводску, можно сказать, что этот шаг оправдывает себя. Отпочковавшиеся от основного производства фирмы здесь уже встали на ноги.

Для чужих и своих цена одна

Казалось бы, в нашем лесном крае у деревообработчиков и мебельщиков не должно быть проблем с сырьем. Но они есть, и главная в том, что у него “крутая” цена – такая же, как на экспорт.

Артемовская фабрика пытается найти выход в организации своей заготовки леса. Коллективу выделили лесосеку, и теперь у него появилась еще одна большая забота. Но для многих деревообработчиков это уже пройденный этап. Руководитель “Стройсервиса” Владимир Ким рассказал, что в свое время тоже всерьез занимался лесозаготовкой, но потом понял, что это не дает возможности понизить себестоимость продукции, потому что требует огромных затрат.

Власти Хабаровского края предпринимают попытки помочь своим товаропроизводителям, в качестве давления на экспортеров леса используя механизм лицензирования. Не будешь продавать своим древесину по низкой цене – не получишь лицензии на ее экспорт. Однако рынок диктата не признает - он живет по своим законам. Там же, в Хабаровске, родилась еще одна благая цель – сделать весь экспорт леса прозрачным с помощью оптовой базы, имеющей статус государственной. Пока трудно сказать, что из этого получится.

Но, естественно, надо искать пути, чтобы навести порядок в той вакханалии, которая правит бал в лесах Приморья. Зеркально отражаются эти процессы в деревообработке, традиционно считающейся для Приморья одной из ведущих отраслей экономики. Хотя в большей степени – лишь в идеале. Сейчас же, судя по итогам прошлого года, 93 процента экспорта за границу составляет круглый лес, и лишь 7 процентов приходится на пиломатериал. Огромный разрыв между ними говорит сам за себя.

Автор : Надежда БРАЖИНА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Лучегорску светит забастовка

Работники железнодорожного комплекса ЗАО “ЛуТЭК” поддержали решение своего забастовочного комитета о проведении 10 ноября стачки в форме частичного отказа от выполнения работ. Об этом уведомили “В” и администрацию компании представители комитета профсоюза Лучегорского управления железнодорожного транспорта после заседания 27 октября.

Муниципалитеты ожидают тепла и денег

В первый день ноября, когда на значительной части территории Приморья наступает отопительный сезон, состоялось очередное заседание совета глав муниципальных образований Приморья.

С мечтой о комфорте

Годовой лимит на вырубку твердолиственных пород для Приморья составляет 150 тысяч кубометров, но только через границу проходит… 600 тысяч кубометров. Но когда-нибудь этому все равно придет конец, как и вообще иссякнет наше лесное богатство. Посидим на пеньках, прослезимся…

Улицы разбитых фонарей

В ближайшие дни работники муниципального предприятия “Горсвет” намерены снять все прожектора, освещающие памятники Владивостока. Красивая подсветка достопримечательностей краевого центра будет отныне выставляться лишь по праздникам.

Таможня не дает добро нарушителям

В этом году отмечается снижение количества таможенных правонарушений в Дальневосточном регионе. На сегодняшний день в области внешнеэкономической деятельности их количество снизилось на 12,5 процента. В абсолютных цифрах это составляет 8238.

Последние номера