Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Экономика, финансы

“Золотое дно” банкротских процедур

В нормальной экономической системе институт банкротства - один из важных механизмов функционирования экономики. Он полностью детализирует процедуру оздоровления или ликвидации предприятия, определяет права собственников и кредиторов. В России же помимо этого институт банкротства рассматривается еще и как следующий этап приватизации, регламентирующий механизм продажи государственного предприятия в целом или его имущества новому собственнику, который, возможно, будет эксплуатировать его более эффективно.

В нормальной экономической системе институт банкротства - один из важных механизмов функционирования экономики. Он полностью детализирует процедуру оздоровления или ликвидации предприятия, определяет права собственников и кредиторов. В России же помимо этого институт банкротства рассматривается еще и как следующий этап приватизации, регламентирующий механизм продажи государственного предприятия в целом или его имущества новому собственнику, который, возможно, будет эксплуатировать его более эффективно.

Но, увы, развитие этой системы в России еще раз подтверждает изречение: “Благими намерениями выстлана дорога в ад”. Уже набила оскомину фраза: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Давайте попытаемся на примере деятельности территориального агентства Федерального управления (ТАФУ) по делам о несостоятельности по Приморскому краю рассмотреть, что же, собственно, “хотели как лучше”, а что получилось.

“Представление интересов” в черном ящике

ТАФУ по Приморскому краю было создано в 1994 году. Агентство напрямую подчиняется федеральному управлению. То есть краевая администрация не имеет прямых рычагов воздействия на его деятельность. Законодательно оговорено, что в некоторых случаях, принимая решение, ТАФУ обязано согласовывать свои действия с местной администрацией, но в большинстве случаев это носит формальный характер.

По замыслу законодателей Федеральное управление по делам о несостоятельности, а вместе с ним и его агентства должны выполнять многие функции. В том числе: разрабатывать мероприятия, направленные на предотвращение банкротства предприятий, на предотвращение негативных социальных последствий при их ликвидации, разрабатывать планы финансового оздоровления, систему критериев неплатежеспособности, представлять интересы собственника и государства как кредитора при взыскании задолженности перед бюджетом, разрабатывать методику проведения антикризисных процедур и так далее.

Однако фактическая деятельность ТАФУ свелась лишь к “представлению интересов”. О предотвращении банкротства и негативных социальных последствий при ликвидации предприятий ТАФУ, очевидно из скромности, в своих отчетах не упоминает. И в общем-то правильно. Потому что и упомянуть нечего. О системе качественной подготовки “антикризисных специалистов” тоже говорить не приходится. Чему можно научить человека, весьма далекого от экономики, за один месяц? ТАФУ отвечает: маркетингу, теории управления, юриспруденции, оценке рыночной стоимости имущества и многому-многому другому.

“Представление интересов” государства в делах о несостоятельности выглядит следующим образом. Налоговые инспекции представляют ТАФУ информацию о предприятиях, имеющих задолженность перед бюджетом. Затем ТАФУ выбирает несколько предприятий и запрашивает по ним в налоговой инспекции всю финансовую документацию. Проведя анализ структуры баланса, ТАФУ делает заключение о том, что предприятия имеют признаки несостоятельности и по ним может быть возбуждено дело о банкротстве (это происходит в подавляющем большинстве случаев, так как система критериев такова, что если ей руководствоваться, то в России 95 процентов предприятий банкроты и их нужно ликвидировать). Какая работа скрывается за словом “анализ”? Это подразумевает, что из баланса предприятия выписываются 6 чисел, с которыми проделываются несложные арифметические вычисления, а полученные 3 числа сравниваются с нормативными. Естественно, что на большинстве предприятий эти 3 числа “ниже нормы”. Сие автоматически означает, что предприятие - потенциальный банкрот.

Придя к такому выводу, ТАФУ направляет предприятию-должнику извещение с предложением в 7-дневный срок погасить задолженность перед бюджетом. На этом подготовительный этап применения процедур банкротства заканчивается. Если предприятие-должник не погашает задолженность, ТАФУ направляет в арбитражный суд заявление с просьбой возбудить дело о банкротстве. Вместе с этим в адрес краевой администрации направляется информационное письмо. Собственно, это и есть то самое согласование, требуемое законодательством. На данном этапе, как правило, руководитель предприятия-должника начинает бегать по всем инстанциям, задействовать все возможные и невозможные связи с целью предотвратить возбуждение дела.

Действия руководителя предприятия-должника направлены на поиск механизмов, позволяющих убедить руководство ТАФУ в том, что отсрочка возможна. Не хочу кого-либо обидеть, но по сути вся система банкротства в России - золотое дно. Если механизмы не найдены, то вместо уже бывшего директора предприятием будет руководить подготовленный ТАФУ управляющий. При этом контракт с ним подписывает ТАФУ, оно же его и контролирует как кредитор (львиная доля кредиторской задолженности всех предприятий - перед бюджетом). Таким образом, предприятие практически полностью попадает под контроль агентства. При этом задача ТАФУ состоит только в том, чтобы формально соблюсти законодательную процедуру при проведении банкротства. От фактических результатов деятельности на предприятии - либо произойдет его финансовое оздоровление, либо полный крах - агентство не зависит. Второе золотое дно?

Таким образом, сама система банкротства в Приморском крае - это черный ящик, недоступный никому постороннему, с двойным дном. И оба дна золотые.

Не оскудеет казна берущая

Совсем недавно были опубликованы следующие данные: ТАФУ вернуло бюджету 105 миллиардов рублей. Как “сформирована” эта цифра?

С 1994 года процедура банкротства введена на 39 предприятиях. Фактически завершена работа на 4-5 предприятиях, с которых перечислено в бюджет не более 10 миллиардов. Так откуда же выплыло 105 миллиардов рублей? Весь фокус заключается в крайне интересной методике подсчета возвращенных средств. Дело обстоит следующим образом: начиная с того момента, когда ТАФУ направило на предприятие извещение с требованием погасить задолженность (независимо от того, работает ТАФУ по этому предприятию дальше или нет), все суммы, перечисленные предприятием в бюджет, ТАФУ прибавляет к результатам своей деятельности. Но вопреки распространенному мнению, что налоги вообще никто не платит, предприятия края периодически перечисляют средства в бюджет. Пусть не всю сумму, но достаточный поток средств в государственную казну обеспечивается. Причем это происходит независимо от того, направило ТАФУ извещение на предприятие или нет. Налоговые инспектора не дремлют, а носятся по всем городам и весям и буквально выдавливают платежи по крохам. ТАФУ же в отчетах считает, что эти средства взысканы с предприятий при его непосредственном участии. Руководствуясь такой методикой подсчета возвращенных средств, 2 человека (экономист и секретарь) могут разослать извещения на все предприятия края за 2-3 месяца и потом утверждать, что весь краевой бюджет сформирован при их непосредственном участии.

Ирония судьбы заключается еще и в том, что ТАФУ же лишает налоговиков основного аргумента в беседах с руководством предприятий - ареста имущества должников. Согласно действующему законодательству, налоговая инспекция не имеет права реализовать арестованное имущество, если ТАФУ письменно изъявит желание предпринять какие-либо меры по этому предприятию в ближайшем или далеком будущем. Вот и третье золотое дно.

Сколько же средств фактически взыскано в бюджет с участием ТАФУ? С 39 предприятий, на которых введены процедуры банкротства, перечислено не более 10 миллиардов. Если учесть, что на каждом предприятии на проведение процедуры банкротства расходуется минимум 200 миллионов рублей (вознаграждение управляющего, оплата услуг консультантов и т. д.), то получится, что только на процедуры за весь период до 1997 года было затрачено около 8 миллиардов. Причем эти средства могли бы быть перечислены в бюджет, направлены на пополнение оборотных средств предприятий, что в свою очередь увеличило бы налоговые отчисления.

Никто не сможет посчитать, сколько убытков экономике края нанесли некомпетентные действия некоторых управляющих, среднее вознаграждение которых составляет 100-150 минимальных окладов в месяц (т. е. 8-12 миллионов). Это и сокращение рабочих мест, и убытки от неграмотных экономических решений, и разбазаривание имущества предприятий. Хотя все эти действия происходят под формальным контролем ТАФУ. Подобная деятельность часто наносит прямой ущерб экономике края, а институт банкротства из механизма оздоровления экономики превращен в механизм личного обогащения некоторых деятелей от банкротства.

Ни на “Спасском заводе строительных материалов”, ни на заводе “Родина”, ни на “Дальневосточной базе флота”, ни в “Партизанскстрое” введенные процедуры так называемого “оздоровления” не принесли. “Владивостокский фарфоровый завод” преподносится как наилучшее достижение, но мало кто знает, что здесь по платежам в бюджет попросту получена отсрочка. Оставшееся после “процедур” имущество “Партизанского химико-фармацевтического завода”, способного обеспечить рабочими местами несколько тысяч человек в Партизанске, продано в прошлом году за 4,5 миллиарда рублей. При том, что его балансовая стоимость на январь 1994 года составляла более 20 миллиардов (около 15 миллионов долларов).

Введение внешнего управления в “Приморрыбпроме” способствовало разорению береговых градообразующих предприятий. Это наиболее показательный пример в победоносном шествии “ликвидаторов” по территории Приморья. В тот момент, когда собственники, конфликт между которыми и привел предприятие к такому состоянию, договорились о реорганизации предприятия, когда с комитетом рыбной промышленности администрации края была достигнута договоренность о финансовой поддержке наиболее убыточных рыбозаводов, ТАФУ вводит внешнее управление.

О квалификации назначенного в “Приморрыбпром” управляющего свидетельствует предоставленный им план внешнего управления, который был охарактеризован специалистами рыбной отрасли и финансистами как совершенно нереальный. Однако этот план был утвержден исключительно из-за того, что ТАФУ, “представляя интересы государства”, голосует более 50 процентами голосов. С момента утверждения этого плана прошло 2 месяца. Теперь управляющий, убедившись в невозможности его осуществить, попросил внести в него изменения.

Еще на первом собрании кредиторы предлагали реорганизовать предприятие по схеме, согласованной с собственниками предприятия. Смысл сводился к следующему: кредиторам “Приморрыбпрома” было предложено договориться о разделении кредиторской задолженности между создаваемыми при его реорганизации предприятиями. А потом либо вводить внешнее управление уже на новых предприятиях, либо дать отсрочку по долгам. Но этот путь был отвергнут. В результате зреет вопрос о распродаже наиболее ликвидной части имущества. А это, по мнению собственников, приведет к тому, что АО “Приморрыбпром” прекратит существование.

До кредиторов медленно доходит...

Данная статья не имеет своей целью поставить под сомнение сам институт банкротства как механизм оздоровления экономики. Здесь речь идет о “перегибах на местах”. О том, что сегодня все процессы, связанные с банкротством предприятий в крае, идут совершенно бесконтрольно. О том, что ТАФУ, назначая новоиспеченных управляющих на предприятия, не может обеспечить им поддержку, как это произошло в “Приморрыбпроме” и многих других. “Сторонние” компании, способные качественно оценить состояние предприятия, в стороне и остаются.

Что же нужно сделать сегодня, чтобы не “получалось как всегда”? В первую очередь, необходимо, чтобы краевая администрация наконец обратила внимание на все вышеописанные проблемы. В принципе, у нее есть все механизмы воздействия на эти процессы. Может быть, имеет смысл создать отдельную комиссию при администрации края, которая занималась бы исключительно банкротством. Ведь экономике края зачастую наносится прямой ущерб.

Кстати, при мэрии Владивостока уже практически создана подобная структура - комитет по антикризисному управлению. Но по своему составу и по методам работы она практически дублирует механизмы, созданные ТАФУ.

В функции краевой комиссии могло бы входить: разработка стратегических направлений проведения процедур, связанных с применением законодательства о несостоятельности предприятий в Приморье; согласование заключений ТАФУ о целесообразности введения процедур банкротства; согласование кандидатур арбитражных управляющих на основе анализа или конкурса предоставляемых ими программ; согласование представляемых планов внешнего управления для утверждения арбитражным судом.

Во многом сложившемуся положению дел способствует какая-то сонливость и нерасторопность кредиторов и собственников предприятий. А ведь российское законодательство о банкротстве носит откровенно прокредиторский характер. Радует, что постепенно до кредиторов, в том числе и до налоговых инспекций и внебюджетных фондов, интересы которых представляет ТАФУ, начинает доходить, что никто, кроме них самих, не вернет им собственные деньги.

Но эти процессы идут слишком медленно. Сегодня главное - сломать порочную практику, когда стратегические для экономики края вопросы решаются исключительно с точки зрения формального соблюдения законодательства. Все предпосылки для этого имеются. Хочется выразить надежду, слово “банкротство” не будет вселять ужас в наши души, а будет означать реальные возможности для вывода экономики края из кризиса.

ОТ РЕДАКЦИИ.

“В” не в первый раз обращается к теме банкротства и практике осуществления банкротских процедур в Приморском крае. В свое время мы одними из первых уделили внимание первому опыту банкротства в Приморье на примере введения внешнего управления на Спасском заводе строительных материалов. “В” рассказывал и о том, как некоторые дельцы от банкротства наживаются на этой ниве, тогда как тысячи бывших работников обанкроченных предприятий сидят без зарплаты.

Автор публикуемого сегодня материала не понаслышке знает о происходящем в сфере банкротства, поскольку его компания в течение нескольких лет работает в этой сфере. И было бы полезно узнать точки зрения на проблемы использования механизма банкротства в Приморье других участников этого процесса: директоров, рабочих, кредиторов и собственников предприятий-банкротов, глав администраций, на территории которых банкротство крупных предприятий создает социальные проблемы, а также антикризисных управляющих и ТАФУ. Ведь институт банкротства на самом деле призван оздоравливать экономику, а не окончательно ее разваливать.

Автор : Андрей ГРАНАТОВ, руководитель финансовой компании “Доверие-капитал”

В этом номере:
Республиканцы за “Честь и Родину”

В Арсеньеве начало действовать первичное отделение Российской народно-республиканской партии, которое возглавил работник вневедомственной охраны В. Романов.

Депутаты от Дальнего Востока объединяются

20 депутатов по общефедеральным и партийным спискам Государственной думы от Дальневосточного региона создали депутатское объединение по территориальному признаку. Новую группу в высшем законодательном органе страны возглавила наша землячка Светлана Орлова.

Не найти деньги на футбол Владивостоку просто стыдно

До начала чемпионата страны по футболу в первой лиге времени остается все меньше и меньше. Бездеятельность футбольной команды “Луч” просто пугает. Даже находкинский “Океан” на днях отправляется на учебно-тренировочный сбор в Ташкент. До 12 марта “Лучом” должен быть уплачен заявочный взнос. Если этого не сделать, то говорить о большом футболе во Владивостоке будет бессмысленно. О том, как и почему сложилась такая ситуация, “В” уже довольно много писал. Все, кто хотел высказаться, имели возможность сделать это на страницах нашей газеты.

Светлана Орлова отчиталась о своей работе в думе

В понедельник на 2-м этаже Белого дома депутат Госдумы от Приморья Светлана Орлова провела пресс-конференцию.

Находкинский “Океан” вылетает на ташкентские сборы

6 марта футболисты находкинского “Океана” вылетают на свои первые предсезонные сборы в Ташкент, где команда традиционно готовилась к чемпионатам страны во времена тренерства Александра Аверьянова. Благо, что ситуация с финансированием клуба второй лиги вроде бы стабилизировалась.

Последние номера