Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Происшествия

Жестокость

За семь месяцев этого года в крае за жестокое обращение с детьми к уголовной ответственности привлечено 48 родителей

Деспот

B большекаменской семье П. только 13-летний Игорь не хотел подчиняться пьяным издевкам и прихотям главы семьи Вячеслава. В маленьком человеке чувствовались характер, стремление доказать отцу право на собственное мнение, достоинство. Забитая, никогда не перечащая деспоту-мужу мать не могла оградить детей от злобных нападок мужа. А в том, малорослом, щуплом мужичонке, после принятия рюмки просыпался “педагог”. Вячеслав начинал требовать от своих домочадцев смирения и почитания. Требовал не убеждением, а грубой силой. Если старшая дочь и младший сын часто умудрялись избегать воспитательного процесса родителя, то Игорю, с подростковым максимализмом стремящемуся к справедливости, перепадало постоянно. Мальчишка не раз уходил из дома. Однажды почти месяц жил в детском отделении городской больницы, боясь вернуться домой.

Издевательства Вячеслава над женой и детьми не проходили незамеченными: не раз соседи, милиция, работники школы, где ребята учились, пытались вразумить горе-отца, но тщетно. После первого судебного разбирательства над Вячеславом П. по факту умышленного нанесения повреждений сыну ему дали условную меру наказания. Урока “воспитатель” не извлек. Очередной суд над домашним деспотом состоялся в начале августа. Признанный виновным по статье 156 УК за невыполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей, Вячеслав был приговорен к двум годам лишения свободы и взят под стражу в зале суда. Happy end? Вряд ли. Да, отец, издевающийся над родными детьми, наказан справедливо. Вот только отчего так горько плакал мальчишка в зале суда? Отчего не сказал в адрес отца плохого слова? Оттого, что, как и любому другому пацану, Игорю верилось, что отец сможет стать хорошим, любящим, настоящим главой семьи. Оттого, наверное, воспринял мальчишка приговор как крушение всех своих надежд.

Брошенные

Физическое насилие над более слабым несомненно заслуживает самого сурового наказания. Однако то, как относились к своим детям “подопечные” инспектора ОППН Первореченского РОВД Татьяны Липы, также должно караться по закону, поскольку подобные действия иначе как жестокостью не назовешь.

В семье А. было пятеро детей. Семья - из разряда неблагополучных. Родители пили. Работала одна мама, но мизерной зарплаты большой семье не хватало. Дети круглый год подрабатывали на переборке овощей. Отсюда постоянные болезни. Не стоит говорить о том, что школу дети практически не посещали. В ходе длительных семейных разборок родители в присутствии инспектора ОППН решили: в случае развода детей делить не будут. Мама заявила - либо муж убирается из дому, либо забирает детей и воспитывает. Детвора, все без исключения, выбрала маму. Однако та через пару месяцев бросила ребят. Пятеро несовершеннолетних детей стали жить самостоятельно. Как им это удавалось - одному богу известно. Правда, “сердобольная” мамаша исправно приносила пятерым ребятишкам 200 рублей “многодетного” пособия. Под суд А. пошла по той же 156-й статье. Сегодня условно осужденная Ирина имеет еще одного ребенка. У медиков и милиции, постоянно опекающих маму и малыша, претензий к ней нет. Чего не скажешь о позабытых ею пятерых ребятишках, живущих ныне в детском доме, с лихвой хлебнувших сиротской доли при здравствующих родителях.

Дикость

По этому случаю из практики Татьяны Липы уголовное дело возбуждено не было, поскольку не усмотрели в нем чиновники жестокого отношения матери к дочери. Однако, как считает Татьяна Санжеевна, мать, по собственному желанию оставившая ребенка безграмотным в наше время, не имеет права называться матерью.

Когда Ане П. исполнилось 7 лет, мама отдала ее документы в школу. Однако быстро передумала и забрала их. Учителя подумали, что, возможно, семья переехала. В поле зрения милиции Анюта попала лишь в 13 лет - заступаясь за мать, девочка нанесла ее сожителю ножевое ранение. Каково же было удивление сотрудников ОППН, когда выяснилось, что Анна не умеет ни читать, ни писать. Аню поместили в центр помощи родителям и детям. Там-то девочка впервые начала обучаться. Позже Анна П. прошла несколько курсов лечения в психоневрологическом диспансере. Сегодня Анна очень отстает от своих сверстников в развитии. Недавно в семье П. появился второй ребенок. Марина, мать Анны, похоже, остепенилась. Когда приходится ложиться в больницу с малышом, обращается к Татьяне Санжеевне с просьбой определить Анну в диспансер. Однако до благополучия в этой семье далеко: обозленная на весь мир полуграмотная девочка часто ссорится с матерью, порой уходит из дома. По словам Татьяны Липы, причины побегов скрываются в неуживчивом, властном характере маленькой дикарки. Непростительное равнодушие мамы к дочери дало свои губительные всходы.

К сожалению, семей, где дети страдают от побоев и унижений, родительского невнимания, немало, и, увы, это следует признать, не всегда эти семьи асоциальные. Немногие из садистов-родителей несут заслуженное наказание. Тем не менее сегодня механизм привлечения к уголовной ответственности по вышеуказанной 156-й статье действует. По словам заместителя начальника ОРУИМ и ПДН МОБ УВД Приморского края Татьяны Носовой, с начала действия статьи в январе 1998 года количество родителей, привлекаемых по ней, неуклонно растет. В 1998 году таковых выявлено 42, в 1997-м - 37. А вот за 7 месяцев текущего года перед судом предстали 48 горе-папашек и мамашек. Правда, приведенный случай судебной практики, где отец посажен за решетку на два года, достаточно редок. Как правило, если родители привлекаются к судебной ответственности впервые, то им “светит” условная мера наказания. А вот здесь возникает неувязочка. Дети вынуждены оставаться в той же обстановке. Хорошо, если боязнь оказаться за решеткой остановит поднятую на ребенка руку папаши-деспота или заставит блудливую мать вспомнить о своем чаде. “Я считаю, - говорит Татьяна Алексеевна, - что есть смысл привлекать к уголовной ответственности родителей, одновременно лишая их родительских прав. У нас нет условий для социальной и психологической реабилитации всей семьи. Может оказаться так, что, наказав родителей в уголовном порядке, мы обрекаем ребенка на еще большую ненависть, издевательства с их стороны. Здесь уже нужно объединяться сотрудникам милиции, медикам, педагогам, окружающим семью людям. Если за дверью соседней квартиры постоянно плачет ребенок, нужно отбросить досужее мнение о неприличии вмешиваться в чужую жизнь. Когда страдают дети, не до ложной стыдливости.

Автор : Елена МАНИНА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Разборы торговых пролетов

На очередном заседании городской административной комиссии было рассмотрено 220 протоколов о правонарушениях. Как обычно, большинство из административных проступков относятся к сфере торговли, далее идет несоблюдение норм санитарии и благоустройства.

Поезда летят под откос

Самопроизвольный сход грузовых вагонов с рельсов произошел в понедельник ночью в Уссурийске на железнодорожной станции. Целый состав покатился с маневровой горки 38-го пути, все сметая по дороге.

После тайфуна – хоть потоп

Более миллиарда рублей составил ущерб, причиненный Приморью непогодой за вторую половину лета, сообщил “В” начальник главного управления по делам ГО и ЧС края генерал-майор Владимир Башкиров. И это без учета последнего тропического циклона Saomai. По мнению генерала, столь серьезных ударов стихии край давно не получал.

Даже радиация не прошмыгнет мимо таможни

В последние дни отличились сотрудники морских таможен Дальнего Востока. Они задержали контрабандный груз, предназначенный к вывозу из России, и выявили радиоактивный товар, который пытались ввезти в нашу страну.

В тайге ищут раненого

Аж в Лазовский район отправилась из Владивостока поисково-спасательная команда для эвакуации из Уссурийской тайги раненого человека. Предположительно, человек, находясь в составе туристической группы, сам себя тяжело ранил топором в ногу. Естественно, он ходить не может и нуждается в срочной квалифицированной медицинской помощи.

Последние номера