Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Гондурас номер два

В потоке сенсаций, заполняющих российские газеты и телеканалы, как-то незаметно проскочили сообщения о том, что 17 мая текущего года указом президента России упразднен Государственный комитет РФ по охране окружающей среды (Госкомэкология). А это означает, что в нашей стране не стало экологической политики – ни больше ни меньше (министерство по охране окружающей среды было ликвидировано еще в 1996-м).
В потоке сенсаций, заполняющих российские газеты и телеканалы, как-то незаметно проскочили сообщения о том, что 17 мая текущего года указом президента России упразднен Государственный комитет РФ по охране окружающей среды (Госкомэкология). А это означает, что в нашей стране не стало экологической политики – ни больше ни меньше (министерство по охране окружающей среды было ликвидировано еще в 1996-м).

Сейчас функции Госкомэкологии переданы министерству природных ресурсов. Для тех, кто не умеет читать между строк, поясняем: отныне "охраняют" природу те же чиновники, что и используют ее. На планете есть только одна страна, где функции природопользования и охраны природы тоже объединены. Называется она Гондурас.

Ведущие экологи страны считают, что рынок не может сбалансировать отношения между использованием природы и ее охраной; у рынка закон один – скорейшая выгода. Между прочим, сам В. Путин в своей статье "Минерально-сырьевые ресурсы в стратегии развития российской экономики" ("Записки Горного института", 1999, том 144,1) это признавал и считал, что процесс природопользования должно регулировать государство. Почему же слова разошлись с делом? Ясно, что природоохрана мешает тому, кто добывает и продает наши ресурсы – нефть, газ, лес.… Для них майская "реорганизация" – бальзам на душу. Но неужели и президент заодно с ними? Сегодня те, кому небезразлична наша природа, ждут с надеждой и опасением новых перемен. А уповать на то, что потребляющие органы будут сами себя прилежно контролировать, - дело пустое.

Нужна ли нам охрана природы?

Все, что касается России, касается и Приморского края. Этого пока еще, кажется, никто не отменял. Корреспондент "В" выехал в Чугуевский район, чтобы на месте узнать положение с охраной природных ресурсов и особенно леса (незаконные рубки в последнее время приняли угрожающий размах).

До 1996 года в Государственном комитете по охране окружающей среды Приморского края числилось около 400 человек. Сейчас – всего 100. Потому у моего собеседника Виктора Яковенцева и должность звучит трехэтажно: председатель межрайонного комитета по охране окружающей среды Чугуевского, Кавалеровского и Ольгинского районов. “Нас пять человек на три района, - говорит Виктор Михайлович, - судите сами, какая может быть тут охрана. Что касается пользы от инспекторов, то она несомненна: вот, например, в этом году мы поймали китайцев, рубивших лес в природоохранной зоне, и оштрафовали на 97 тысяч рублей. Мы вовсе не ставим себе цель все запретить, мы стараемся держать природопользование в рамках закона”. Похоже, кроме инспекторов, в соблюдении законов не заинтересован никто: около 60 проц. от суммы штрафов должно остаться в районе и пойти на природоохранные мероприятия. Тем, для кого лес – источник наживы, охрана явно мешает.

“Нельзя пускать в лес неспециалистов, - считает Виктор Яковенцев. – Раньше вопросами рубок занимались выпускники техникумов, институтов, а сейчас? Одна фирма, например, рубила деревья просто поштучно, никак не считаясь с качеством. В результате “накосили” только себе на штраф – поваленные ими кедры оказались не пригодными для промышленности”.

Специалисты нужны и для того, чтобы охранять тайгу от других “специалистов” – махровых браконьеров. Однажды на севере края мне рассказывали, как методично уничтожали наш лес в районе Пейского плато южные корейцы: сначала рубились деревья, потом выкорчевывались пни, а напоследок подчистую снимался слой гумуса. Богатейшие таежные урочища превращались в лунный ландшафт.… Ладно уж корейцы – не свое рубили. А вот нам когда собственная природа стала чужой?

Вопрос “Нужна ли нам лесная охрана?” совершенно естественно оборачивается другим вопросом.

Нужен ли нам лес?

Этот вопрос тоже перестает казаться наивным, если проанализировать нашу экологическую политику (вернее, ее отсутствие).

А валят лес страшно. Ель, ясень, дуб, пихту.… Да что перечислять? Природа – единый организм, в нем нет лишних органов (иногда, впрочем, кажется, что есть, – мы, люди…). При рубках дуба уничтожается молодая кедровая поросль. При нарушении водоохранных зон нарушается гидрологический режим рек. “Лес пилят – вода уходит, вода уходит – исчезает рыба, - говорит государственный инспектор Кавалеровской межрайонной рыбинспекции Виктор Шестак. – А отчего участились наводнения? Именно леса от них предохраняют, переводя поверхностный сток воды во внутрипочвенный”. Этим летом, кстати, стихия совсем разбушевалась. Чугуевский район смывало три (а где и четыре) раза. И рубки леса в этом – не последняя причина. Любой инспектор скажет вам, что экология - дело государственное и касается всех. В Министерстве природных ресурсов РФ с этим, похоже, не согласны. Министр Борис Яцкевич высказался в том духе, что сейчас нам нужно рубить побольше для того, чтобы поднять экономику. Что ж, вырубить все сегодня, чтобы на завтра не осталось? Мудрый человек заметил, что кратковременная выгода ведет к долгосрочным катастрофам. Без заботы о завтрашнем дне экономику не поднимешь – это ясно и ребенку. А лес нам нужен не в виде чьих-то долларов и вилл.

Петра на нас нет

Разве частник-лесопромышленник, получающий разрешение на рубку, заинтересован в том, чтобы сохранять наш лес? У него один интерес – срубить, продать дерево в Китай, Японию или Корею и рубить дальше. Служба лесной охраны, созданная еще Петром Первым, сегодня оказалась не нужна тем, кто наживается на сырье. Лесной кодекс, принятый в 1997 году, не соблюдается. “Если бы частнику дали один участок на всю жизнь, он бы еще задумался, как рубить. В сложившихся условиях лес отдан совершенно не понимающим людям, которые видят в деревьях только доллары”, - говорит инспектор по охране окружающей среды Александр Колесник. Кстати, эти доллары уже давно называют “дважды зелеными” деньгами.

Еще остались другие организации, небезразличные к судьбе нашей тайги, – лесхозы. Они должны бы предотвращать пожары, выписывать рубочные билеты, выявлять нарушения, но сейчас вынуждены заниматься и лесозаготовкой. “Только благодаря этому получаем возможность регулярно патрулировать наши угодья, - рассказывает директор Шумненского лесхоза Павел Недовизий. – О нас ведь знают немногие, мы не МЧС, но сколько усилий тратится на тушение пожаров, поимку браконьеров! Только за восемь месяцев этого года было выявлено около 30 случаев самовольных рубок. А если разгонят нас…? Конечно, пока работают люди старой закалки, надежда есть. Но они уйдут – и что, опять на пустом месте строить?”

Скандал с докладом “Гринпис” о тотальных нарушениях лесозаготовки в Приморье был громким. Но те, кому надо, рубят все равно – великое дело провести экологическую экспертизу да составить планы рубок! А еще есть совсем нелегальные “дровосеки”: зайдут след в след в тайгу, навалят деревьев, а ночью вездеходом вывезут.

Не рубите, мужики…

Сегодня природоохрана находится в подвешенном состоянии. Инспектора ждут: что-то будет? Переведут на хозрасчет, разгонят, восстановят? А пока все работают как работали.

Благо экологи успокаиваться не хотят. Сейчас идет сбор подписей за проведение всероссийского природоохранного референдума. Если все получится – народу, до сих пор безмолвствовавшему, будет предложено ответить на три вопроса: допустим ли ввоз в Россию радиоактивных отходов из других стран? Нужен ли нам самостоятельный государственный природоохранный орган? Необходима ли стране самостоятельная государственная лесная служба?

Итоги референдума, в общем, можно предугадать – ну кто сподобится настаивать на ввозе ядерных отходов и на бесполезности природоохраны? Впрочем, вспомним 1991 год – разве для нашего демократического правительства референдум когда-нибудь что-то значил?…

Говорят, что лес – дело темное, закон – тайга, прокурор – медведь…. Все зависит от того, кто и как этим делом занимается – это справедливо для любой области. Сегодня лес – действительно дело темное. Стоит ли надеяться на перемены к лучшему? Видный либерал Гайдар как-то сказал, что наука России не нужна: живут же без науки в Африке! Приходится слышать и о том, что армия нам не нужна. А вот теперь ненужной оказалась и природа…

Автор : Василий АВЧЕНКО, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

В этом номере:
Разборы торговых пролетов

На очередном заседании городской административной комиссии было рассмотрено 220 протоколов о правонарушениях. Как обычно, большинство из административных проступков относятся к сфере торговли, далее идет несоблюдение норм санитарии и благоустройства.

Поезда летят под откос

Самопроизвольный сход грузовых вагонов с рельсов произошел в понедельник ночью в Уссурийске на железнодорожной станции. Целый состав покатился с маневровой горки 38-го пути, все сметая по дороге.

После тайфуна – хоть потоп

Более миллиарда рублей составил ущерб, причиненный Приморью непогодой за вторую половину лета, сообщил “В” начальник главного управления по делам ГО и ЧС края генерал-майор Владимир Башкиров. И это без учета последнего тропического циклона Saomai. По мнению генерала, столь серьезных ударов стихии край давно не получал.

Даже радиация не прошмыгнет мимо таможни

В последние дни отличились сотрудники морских таможен Дальнего Востока. Они задержали контрабандный груз, предназначенный к вывозу из России, и выявили радиоактивный товар, который пытались ввезти в нашу страну.

В тайге ищут раненого

Аж в Лазовский район отправилась из Владивостока поисково-спасательная команда для эвакуации из Уссурийской тайги раненого человека. Предположительно, человек, находясь в составе туристической группы, сам себя тяжело ранил топором в ногу. Естественно, он ходить не может и нуждается в срочной квалифицированной медицинской помощи.

Последние номера