Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Есть у нас гармонистка одна...

Всегда говорили: гармонист – первый парень на селе. Везде в нем нужда – и на свадьбе, и на танцах. А вот женщина с гармонью в руках - вообще явление уникальное. В Валентине Герасименко, что живет в живописном селе Самарка, расположенном в отрогах Сихотэ-Алиня, сочетаются удивительные, можно сказать, красивые качества – музыкальный слух, хороший голос, феноменальная музыкальная память и неутомимое желание работать.
Всегда говорили: гармонист – первый парень на селе. Везде в нем нужда – и на свадьбе, и на танцах. А вот женщина с гармонью в руках - вообще явление уникальное. В Валентине Герасименко, что живет в живописном селе Самарка, расположенном в отрогах Сихотэ-Алиня, сочетаются удивительные, можно сказать, красивые качества – музыкальный слух, хороший голос, феноменальная музыкальная память и неутомимое желание работать.

- Я ведь до сих пор нот не знаю, - посмеивается Валентина Иннокентьевна, - хотя у нас в семье все играли, я самоучка. Когда уже работала, иногда мелодию мне наигрывал по телефону директор Чугуевской музыкальной школы, наш хормейстер Валентин Коврига (мы с ним работали душа в душу), иногда подбирала сама. Потом сверялись – играю точь-в-точь.

А училась Валя тайком ото всех, на чердаке. Боялась, что отец не разрешит “музыку” брать – гармонь была необычайной ценностью. Родные узнали обо всем у колодца, где обычно собирались посудачить жители их поселка Источного: кто-то из подружек похвастался, мол, вот какая Валентина.

Вскоре она научилась играть на балалайке, семиструнной гитаре, а в 16 лет по комсомольскому поручению освоила баян.

С мужем Иваном Николаевичем, как по привычке называет его Валентина Иннокентьевна, она прожила много лет.

- Иван тогда из армии пришел. Мне идти домой мимо их двора приходилось. Он то после танцев баян принесет, то меня проводит. На селе поговаривать начали: какая пара хорошая, и уважаемые, и способные, и даже похожи они друг на друга! Так нас и свели люди. Выходила замуж я в штапельном платьице. Тогда не до роскоши было, впрочем, как и сейчас.

Иван Николаевич был душой компании, как и все в этой творческой династии, одно звено которой – Валентина и Иван. Муж работал директором Дома культуры в Самарке, куда молодожены приехали в 55-м году. В селе был клуб - вроде избы-читальни, заведовать которым и определили эту пару. С тех пор Валентина Иннокентьевна получила множество грамот, благодарностей, не раз была признана лучшей в своей профессии в районе, она лауреат Второго всесоюзного фестиваля народного творчества РСФСР, Всесоюзного смотра самодеятельного художественного творчества.

Иван, человек увлеченный и способный, также играл на гармони, мандолине, писал стихи. До сих пор хранит жена сборники, отпечатанные на машинке, в черном, голубом, желтом переплете. В них – поэтические строки, трепетные, ласковые, близкие. На желтеющих страницах запечатлены вехи истории семьи Герасименко и давно ставшего родным села Самарка, расположившегося “в Приморье, где сопки собрались гурьбой, дошли до реки и застыли…” Это про родное село Иван Николаевич напишет: “Ну что мне про Самарку рассказать? В ней ничего особенного нету. Но мне она как Родина, как мать, другой такой не сыщете по свету”, и со знанием дела распишет все достоинства. Здесь же и задорные частушки на злобу дня, которые пели на праздниках “первой борозды”, посвящения в хлеборобы, многих других – сколько их было за эти годы! А частушки по сей день актуальны – вечный холод в школе и клубе, нехватка денег и транспорта. Может, еще и потому Валентина Иннокентьевна так часто перечитывает эти такие знакомые до боли строки.

Она и сама порой занимается сочинительством, перефразируя слова на известные мелодии, и на свадьбах, юбилеях звучат веселые и задушевные песни.

Сколько песен пришлось перепеть за тридцать лет работы, сколько монологов перечитать, поволноваться! Для человека непосвященного петь да плясать – чем не отдых. А попробуй сочинить сценарий, оформить сцену, репетиции провести, а потом и праздник устроить такой, чтобы все довольны остались! Дар (чей – божий, природный ли), можно сказать, еще и крест. Порой шла Валентина Иннокентьевна домой смертельно уставшая, а потом еще и ночь не спала – думала, все ли удалось. Трижды уходила она из Дома культуры, трижды возвращалась, потому что, кроме нее, никто эту работу не сделает.

Теперь Валентина Иннокентьевна – единственный в клубе музыкант, в этом и сложность. Порой в 64 года уже не хватает здоровья, но идти в детский сад, школу надо. В самом клубе репетиции не проводятся – в отстроенном, кажется, недавно, просторном здании нет электроэнергии, тепла, оно рассыпается по кирпичику.

- Уж лучше бы старый деревянный клуб был, с печкой, – говорит Валентина Иннокентьевна. - Выстроили новый, как в частушке у Ивана: “Дом культуры нынче сдали, акт досрочно подписали и забыли, что при том недоделок полон дом”. Раньше было в клубе уютно, светло, столько мероприятий проводили! Перед фильмом в бильярд, домино играли, потом – репетиции, танцы. Сейчас культурная жизнь забыта, да и сама культура заброшена.

Не будет музыканта в клубе – его закроют, какой праздник без музыки,- продолжает Валентина Иннокентьевна. - Сейчас наш народный хор увядает. А как мы с ним, одним из лучших по краю, гремели с песней “Поклонитесь хлебу русскому”! Сегодня и рады бы выступать, да нет денег. Остались энтузиасты, костяк хора, которые готовы всегда работать, петь.

Я безмерно благодарна нашим соловьям, без них не было бы моей работы, эти люди помогают мне все осилить. С ними мы еще споем, надеюсь, немало новых песен.

Автор : Марина КРАВЧЕНКО (фото автора), специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
...Глядь, зима катит

Подобной подготовки к зиме в Приморье еще не было. Если точнее, то край не готовился к зиме вовсе. Во времена Советов и нынешней России проблемами отопительного сезона занимался ТЭК, а власти (будь то партийные комитеты или современные администрации) лишь координировали работу энергетиков, шахтеров, железнодорожников, коммунальщиков. Вмешивались в их деятельность только в случае чрезвычайных ситуаций.

А китайцы стали побогаче. В Харбине даже у безработных есть сотовые телефоны

Приморью не привыкать к визитам ближайших соседей – к примеру, один лишь безвизовый туризм каждый год приводит сюда полтораста тысяч гостей из Поднебесной, но китайцев такого уровня, как те, что прибудут в середине сентября, здесь еще не было.

Заплати налог и спи в тепле

В среду первый заместитель главы администрации Владивостока Галина Вишнякова провела расширенное совещание, посвященное сбору налогов в городской бюджет. Юрий Копылов, который должен был на нем председательствовать, не пришел – был срочно вызван в край в связи с “неумолимо надвигающимся” отопительным сезоном.

Все мы делим апельсин. Много нас, а он один…

Сегодня снять квартиру во Владивостоке – это примерно то же, что подыскать жилье где-нибудь у Черного моря в курортный сезон. Чтобы узнать, как долго могут затянуться поиски, я обратилась в агентство.

Прапорщик ограбил собственный склад

Владивостокский гарнизонный военный суд вынес приговор в отношении прапорщика Александра Пронина. Позже Тихоокеанский флотский военный суд, рассмотрев кассационную жалобу Пронина, оставил приговор без изменений – три с половиной года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Последние номера