Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

Последний бой он трудный самый

Чири-Юрт и Новые Атаги с начала второй чеченской кампании оставались единственными селами в предгорье, в которых не раздалось ни единого выстрела. Накануне выборов депутата Госдумы от Чеченской республики негласное перемирие было сорвано. В ночь с 19 на 20 августа крупная банда "чехов" спустилась в Аргунскую долину и напала на наших ребят.

Чири-Юрт и Новые Атаги с начала второй чеченской кампании оставались единственными селами в предгорье, в которых не раздалось ни единого выстрела. Накануне выборов депутата Госдумы от Чеченской республики негласное перемирие было сорвано. В ночь с 19 на 20 августа крупная банда "чехов" спустилась в Аргунскую долину и напала на наших ребят.

Чири-Юрт – вечный ключ к выходу на равнину и в горы

Спецотряд быстрого назначения из Приморья все время отправляют в небольшой рабочий поселок Чири-Юрт, расположенный у "Волчьих ворот", из которого начинается дорога в Аргунское ущелье. С юга и запада его окружают горы и "зеленка", с северной стороны течет река Аргун, которая за лето высохла и превратилась в несколько слабых ручейков. Место стратегически важное и настолько же опасное. Бандформирования раз за разом пытаются установить контроль за "Волчьими воротами". В нескольких километрах находится Шали, где сосредоточены основные силы армейской группировки Северо-Кавказского военного округа. Отсюда лежит путь на равнину. Помимо Аргунского ущелья на Чири-Юрт выходят из "зеленки" меньшие по размерам ущелья Сингатари-Уро, Телин-Анч, Муен-Анч, Коло-Анч.

Когда-то в селении жили несколько тысяч человек. Большинство из них трудились на крупнейшем в республике цементном заводе. Во время первой чеченской кампании предприятие переходило из рук в руки, его основательно разбомбила наша авиация. Возрождать завод масхадовцы не стали и устроили там полигон для тренировки боевиков. Теперь поселок заметно опустел, а мужчин и вовсе осталось мало. В каждой семье есть погибшие. Чеченцам до ужаса надоели война и повседневный страх: в любой момент могут нагрянуть ночью бандиты, а днем - русские солдаты с зачисткой.

У людей имеются небольшие клочки обработанной земли. О больших посадках речь не идет. Один чеченец сказал корреспонденту "В", что бандиты запрещают работать, на полях и дорогах разбрасывают мины. Женщины по хозяйству, мужчины, кто не в лесу, занимаются коммерцией по всей России. Продукты завозят из Хасавюрта.

Три "мирных" месяца

Владивостокский СОБР первым входил в Чири-Юрт в тот момент, когда банды Бараева и Ахмадова покидали село с другого конца и спешно уходили в горы на свои запасные базы. Кстати, лидеры этих банд враждуют между собой, никогда не проводят совместные операции и даже вредят друг другу, сообщил корреспонденту "В" один из контрразведчиков федеральных войск. Все выходы на равнину боевики проводят по отдельности. И Арби Бараев (из числа непримиримых, один из самых влиятельных в Чечне главарей), и Кадыр Ахмадов (полевой командир) - каждый из них надеется первым одержать победу в районе "Волчьих ворот" и северной части Аргунского ущелья.

Ребятам здесь досталось по полной схеме. Все задания они получали от вышестоящего командования. Чаще всего офицерам – в СОБРе служат только профессионалы-офицеры экстра-класса, готовые в психологическом плане к любым чрезвычайным ситуациям и способные вести бой из любого оружия с превосходящим противником, – приходилось выходить в горы для поиска и уничтожения бандформирований. Подобные операции доверяют только разведчикам десантных войск и спецгруппам МВД типа "Альфа" и "Вымпел". Об этой работе ребята распространяться не стали. Остается только догадываться, что это такое. Работать в "зеленке" на чужой территории, где мин и растяжек (своих и "чехов") не меньше, чем листвы. Где за каждым стволом дерева тебя может ждать ствол автомата. И для наших офицеров та "зеленка" стала своей, где они все тропинки, поврежденные веточки и валуны знают не хуже, чем приморские охотники свои угодья в Уссурийской тайге.

Кроме того, собровцы занимались разминированием прилегающей территории. На дорогах, полях в округе они нашли и обезвредили 23 фугаса. На вопрос журналиста газеты о том, где находили приготовленные к подрыву боеприпасы, один из офицеров спросил: "Вы по какой дороге сюда пришли?" Я показал. "Да и на ней тоже находили, причем нет никакой уверенности, что за минувшую ночь здесь не появились новые фугасы. Не было времени проверить ее снова".

А еще ребята охраняли местных жителей, держали дозоры на полях и огородах, где работали мирные чеченцы. Это, кстати, очень помогло при налаживании взаимоотношений с простым населением Чири-Юрта и Новых Атагов.

Базировался отряд в здании бывшего детского сада. 25 офицеров владивостокского СОБРа и 15 офицеров сахалинского СОБРа отсюда уходили на задание, отдыхали после каждой операции, держали здесь оружие и боеприпасы. Кстати, на вооружении у собровцев имеются уникальные виды стрелкового оружия. Такого нет еще в частях десантных войск. Некоторые автоматы, винтовки, гранатометы, пулеметы, револьверы различных видов и калибров даже не запущены в серийное производство и выпускаются в НИИ и лабораториях. В этом детсаде дальневосточники ночевали, питались. Все лето в Чечне - страшная жара, столбик термометра держался на уровне от 48 до 54 градусов. Дожди были крайне редко и необильны. Ребята сами устроили внутри бассейн, душевые кабинки, обливались водой через каждые три-четыре часа. И так каждые сутки три месяца подряд. Сплошная война, ни минуты расслабления ни днем ни ночью.

Вечерняя месть перед нападением

В прошлую пятницу вечером в поселок пришли эмиссары "духов". Они приказали всем местным жителям после полуночи покинуть свои дома, но свет в комнатах должен быть включен. За неподчинение грозили смертью. Один из часовых заметил, что в квартире пятиэтажки напротив женщины спешно снимают со стен и сворачивают ковры. Приглядевшись, обратил внимание, что внутри комнаты нет зеркал, стеклянной посуды и телевизора. Это могла быть и случайность, к примеру, собирались делать генеральную уборку. Тем не менее он доложил командованию. Было принято решение усилить боевое охранение.

А около 10 часов вечера в расположение подразделения пришел работник поселковой администрации. Он сказал, что ночью их постараются уничтожить. Самое удивительное не в том, что уважаемый в Чири-Юрте чеченец пришел предупредить ребят с Дальнего Востока. К нашим парням там очень хорошо относятся. И понятно, что в поселке не хотят кровопролития. Ведь это неминуемо навлечет на жителей соответствующие кары со стороны официальных властей Кадырова, и войска станут относиться предвзято, как к бандитам. Странно то, что нападение спровоцировало российское командование. В штабе зоны накануне состоялось совещание. На нем в числе прочих прозвучало сообщение, что дальневосточники выполнили свою задачу с честью и возвращаются домой. Смена запланирована на 19 августа, а на 20-е были назначены выборы. Поэтому уже на следующий день все население Чири-Юрта знало о замене и приходило прощаться со словами благодарности. Но и это не все. В ту злополучную неделю, когда Москва законные чеченские власти Кадырова, население разрушенной республики и особенно боевики готовились к выборам депутата, поступил приказ провести зачистку местности. Боялись возможных провокаций со стороны "чехов". И не подумали, что одним махом восстановили против себя простых чеченцев. То есть когда бандиты пришли в Чири-Юрт, их уже никто не пытался остановить.

Надо отметить и тот факт, что нападавшие все тщательно спланировали. И провели серьезную разведку. Конечно, местные жители все доподлинно рассказали. Они точно знали не только расположение комнат, но и наличие огневых точек, количество офицеров владивостокского и сахалинского СОБРов, кто и из какого окна должен вести ответный огонь. Лежки для снайперов, гранатометчиков и пулеметчиков были выверены заранее, прицельные планки подогнаны с учетом местности, возможно, и боеприпасы подтащили загодя.

Тайными тропами под покровом темноты бандиты вышли из "зеленки" на равнину и просочились небольшими группами к поселку. Большая часть стала потихоньку окружать расположение СОБРов. Несколько "духов" прямиком прошли в поселок и выволокли на улицу участкового милиционера. Пожилой чеченец стал участковым при Дудаеве, чуть ли не по приказу самого президента. И тогда, и сейчас честно выполнял свои обязанности, занимался уголовниками и в политику не лез. На глазах у местных жителей несколько боевиков его в упор расстреляли. В назидание другим сомневающимся чеченцам бандиты совершили это зверское преступление. Позднее в теле убитого соотечественника насчитали более 30 пуль из оружия разного калибра. Простые люди говорят, что такое зверство могли совершить только совершенно "отмороженные" бандиты, большинство из которых наемники. У них нет ничего общего с Аллахом, за исключением шарфиков и косынок зеленого цвета (правоверных) да Корана на арабском языке.

Ночной огненный ад

Командиры объединенного СОБРа известили вышестоящее командование о готовящемся нападении боевиков. Буквально сразу окрестности "зеленки" были обстреляны нашей артиллерией. За разбитым заводом ближе к лесу засветились фары неизвестной машины. По наводке туда моментально улетело несколько снарядов. По радио спрашивают: "Ну как?" Им отвечают: "Порядок! Фары погасли, утром посмотрим".

К возможному бою подготовились очень основательно. Было приготовлено дополнительное оружие помимо традиционных наборов из легких и тяжелых пулеметов, станкового и ручных гранатометов, всевозможных автоматов, снайперских винтовок, пистолетов, ручных гранат. Вся окрестная территория изучена и пристреляна. Здесь моментально отличат старый куст от нового саженца. Ребята не покидают своих позиций, раз за разом проверяя оружие, – только оно дает шанс на дальнейшую жизнь.

Миновала полночь, сплошная тишина. Вот уже и первый час ночи. Нет даже намека на нападение. Около половины второго люди несколько расслабились. Что? Неужели был ложный сигнал? Часть отряда отправилась во внутренние комнаты на отдых. Однако на лежаках размещались в одежде и обуви, с автоматами и полным боекомплектом. Не зря.

Нападение началось ровно в 1.30 20 августа – день выборов. Как начало дождя, когда капля за каплей превращаются в ливень, - так и здесь. Одна пуля, другая, третья, и мигом все окрестности заполонил гул стрельбы. Уже в 1.35 по всему периметру двухэтажного здания бывшего детского сада велся прицельный огонь. Бандиты открыли стрельбу со всех четырех сторон. С юга – кукурузное поле, за которым "зеленка", с востока - брошенное и незасеянное поле, с запада - жилая пятиэтажка, с севера - еще один пятиэтажный дом буквой "Г" и на северо-востоке – строительная площадка с воздвигнутым фундаментом.

Били по окнам второго этажа, поскольку окна первого были забаррикадированы полностью мешками с песком и наглухо задраены, да и ограждение из бетонных плит вокруг прилегающей детской площадки мешало. Самые дальние лежки снайперов и пулеметчиков располагались в сотне метров. Самые ближние позиции находились в 30-40 метрах - в квартирах дома и на крышах.

Враг пытался с самого начала пробить гранатометами окна и бойницы в них. Снайперы пытались разбить прожекторы, освещавшие все подходы к базе. Они также били по комнатам, в которых горел свет и могли, по их мнению, находиться наши ребята. Огонь из пулеметов был такой силы, что не давал возможности даже приподнять голову. К забору периодически подбегали автоматчики и стреляли через дыры в бетонных плитах. Крышу они забрасывали зажигательными ракетницами. В нескольких местах им удалось поджечь кровлю.

Первые несколько минут оказались самыми тяжелыми в моральном и физическом плане. Офицеры в темноте, под страшный грохот короткими перебежками, а где и по-пластунски передвигались по коридорам, занимали свои позиции. Прежде чем открыть прицельный ответный огонь, один из пулеметчиков, сидя на корточках, дал длинную очередь в сторону нападавших из своего оружия, которое держал на вытянутых руках. Уже после первого расстрелянного магазина прошло волнение. Началась проза войны. Ребята стали бить прицельно, раз за разом выявляя огневые точки "чехов". И стали давить их.

Автоматчиков за бетонными плитами выкуривали гранатометами. И забрасывали их ручными гранатами. С засевшими в поле боевиками было проще – точная очередь из из одного или другого пулемета - и противник прекращал обстрел. Особенно пригодился АГС – автоматический гранатомет станковый. Это настоящая скорострельная пушка. Каждая очередь "Шмеля" разносила вдребезги вражескую огневую позицию. И с той стороны огонь больше не возобновлялся. С его помощью и ручными гранатометами удалось подавить все позиции боевиков в жилых домах. Остальных добивали пулеметами и автоматами. Труднее всего было выкурить врага со стройки. Толстые бетонные балки с вырезами сделали фундамент настоящим дзотом. Могло помочь только прямое попадание в амбразуру из танка, БМП или пушки.

Тем не менее сахалинский и владивостокский СОБРы сумели не только отбить натиск, но и пресекли штурм детского сада. Одновременно связист и замкомандира отряда вызывали подкрепление. К счастью, связь действовала отменно, только в самом начале пришлось поменять волну. Нужны были "коробочки". Положение осложнялось из-за дыма и разгоравшегося пожара.

Для начала была вызвана артиллерийская поддержка. Однако особого эффекта она не дала, поскольку стрелять пришлось по полям. И тогда собровцы вызывают огонь на себя. Но "боги войны" не рискнули бить по территории вокруг сада, поскольку зона поражения снарядов составляет не менее 200 метров. Явно могло зацепить кого-то из наших, к тому же неизвестно, вдруг кто-то из мирного населения еще оставался в домах.

Из Шали на выручку немедленно отправилась моторизованная группа. Семь боевых машин пехоты с армейскими разведчиками из местного гарнизона на броне. Колонна шла "с умом". Уже не раз бывали случаи, когда на пути подкрепления боевики устраивали засады, да не одну, устанавливали противотанковые мины и фугасы. Поэтому БМП двинулись по полям в стороне от проезжей части и небольших зарослей или строений.

Бой в Чири-Юрте тем временем продолжался. У ребят из сахалинского СОБРа появился первый раненый. Внутри комнаты разорвалась граната. Осколками одному дальневосточнику зацепило голень и пальцы стопы. Чуть позже еще одному офицеру разлетевшимися стеклами посекло шею. К счастью, больше (тьфу-тьфу-тьфу) потерь у наших земляков не было. Хотя такой плотности огня даже они, военные со стажем, прошедшие кто Афган, кто Чечню по многу раз, не припомнят. А вот прицельности у врага не было. По одному из окон чеченский гранатометчик сделал полтора десятка выстрелов. Все разнес вокруг окошка, повалил косяки, но так и не попал. Еще в одном окне от прямого попадания спасли мешки с песком, их сбросило на пол, но люди внутри не пострадали.

Тем временем к осажденным офицерам подоспела помощь. БМП прямо с ходу ввязались в бой. Это стало переломным моментом. Мотострелки с пушек своих "коробочек" раз за разом гасили оставшиеся огневые точки. Такого натиска боевики не ожидали. Они стали спешно отступать к "зеленке". Причем огонь из пушек и пулеметов БМП, автоматов и пулеметов разведчиков и собровцев не давал им это сделать спокойно. Ожесточенный бой длился 2 часа 40 минут. Хотя отдельные выстрелы раздавались до 6 часов утра.

Утренняя зачистка "зеленки"

Как только утих бой, разведчики ворвались в детский сад. "Ребята, где раненый? Давайте мы его отвезем на броне в госпиталь!" Но, к счастью, ранение было не столь тяжелым. Пострадавшего на месте перебинтовали, вкололи ему что надо. И с рассветом обоих отвезли в полевой госпиталь. Им были сразу сделаны операции, и сейчас их здоровью ничего не угрожает.

Поскольку на крыше в двух местах пожар, то собровцы и разведчики принялись тушить огонь. За несколько минут возгорание было ликвидировано. Благо, что воду в здании никто не отключал. Впрочем, так же, как и газ с электричеством.

После наступления тишины первым делом собровцы сошлись в одной комнате и достали всю водку и коньяк, что у них хранились. Пили из чего придется. За бой, за победу и за то, чтоб больше судьба их так не испытывала. Ну и третий – за погибших. И четвертый – чтобы третий не поднимали за них. По рации они кликнули ребят из разведки и комендатуры. Те сначала не поверили. Пустили в комнату одного из своих на разведку. Тот принял на грудь и позвал остальных. Они первыми поздравили дальневосточников с победой.

Когда стало светло, офицеры осмотрели местность на предмет наличия мин и растяжек. Они насчитали более двух десятков лежек бандитов - там лежали горы пулеметных лент и сотни гильз. В нескольких местах на земле валялись зеленые шарфики, а кое-где и брошенные магазины для патронов. Да и наши ребята "повеселились" на славу. Только патронов калибра 5.45 мм было расстреляно 23 тысячи штук, что говорит о высокой плотности огня. Такая же картина и по другим видам боеприпасов. Тем не менее у объединенных отрядов оставалось еще достаточно патронов и гранат. Только боезапаса для РПГ было целых 20 ящиков. Так что дальневосточники могли продолжать бой еще несколько часов.

Определить, были ли погибшие и раненые, крайне трудно. Однако пятна свежей крови виднелись на камнях и дерне. Чеченцы с поля боя уносят всех убитых и раненых. Даже если им не удается это сделать сразу, то позднее они присылают парламентеров из числа мирных жителей. В силу вступает обмен по принципу: убитый за убитого. Когда у них нет наших убитых солдат, они отдают пленного. За одного живого просят пять трупов своих. Своих убитых они хоронят высоко в горах по мусульманским обычаям. Один из жителей пострадавшего дома сказал, что под утро бандиты унесли двоих. Но проверить это невозможно. А вот тело погибшего участкового так и лежало на земле. Позже за ним приехали сотруднии чеченской милиции и вывезли своего убитого коллегу в Шали.

Между тем милиция сразу после боя провела зачистку Чири-Юрта. Искали боевиков, оружие, боеприпасы. И, как водится, ничего не нашли. Только в ряде квартир были выломаны двери. Это говорит о том, что мирные чеченцы не сами запускали в свое жилье бандитов. Те вламывались, куда им вздумается. В ходе зачистки в селе не нашли ни одного взрослого мужчины, видимо, они убежали к родственникам в дальние села или их увели с собой "духи". В домах были только женщины и дети. Причем женщины смотрели с ненавистью и отказывались разговаривать, кидаться на вооруженных людей они в этот раз тоже не стали. А вот для детворы это, как ни страшно звучит, было очередным развлечением.

В начале дня пришло время для "зачистки" "зеленки". Вначале за дело взялись тяжелая артиллерия, гаубицы и установки "Град". Они часами "утюжили" северные склоны гор и "зеленку" на них. Перерывы делали только работы военно-воздушных сил. Раз за разом в небе над горами зависали боевые вертолеты "Ми-24". Вертушки парами зависали над каким-нибудь урочищем, выстреливали ракеты, на бреющем полете пролетали над лесом, "выкашивая" все живое из пулеметов. И так до тех пор, пока не кончался боезапас. Дальше за дело принимались штурмовики. С теми же ракетными ударами и пушечно-пулеметным обстрелом. Иногда к ним присоединялись фронтовые бомбардировщики. После последнего виража в бой вновь вступала артиллерия. До "зеленки" было два-три километра, до места обстрелов площадей - от трех до пяти. Несмотря на отдаленное расстояние, картина складывалась жуткая. В воздухе висел общий гул, усиливаемый каждый раз разрывом ракеты или снаряда крупного калибра. Было прекрасно видно, как постоянно в небо летят деревья и камни. Над "зеленкой" то и дело поднимались клубы дыма.

Журналист "В" наблюдал, как на поле между Чири-Юртом и "Волчьим логовом" устраивал боевые позиции минометный полк. Возле каждого миномета складировались десятки боезарядов. Это усиление делалось для обеспечения мирного проведения выборов. Возле каждого полкового миномета валом лежали десятки мин. Вокруг полевого лагеря разворачивалось охранение.

Необходимо отметить, что нападение в Чири-Юрте в ночь с пятницы на субботу оказалось не единственным. Ребята из СОБРа рассказали, что слышали в эфире о бое в Старых Атагах. Там события разворачивались по той же схеме. Окружили заранее со всех сторон комендатуру, а заодно и школу с сельсоветом, где располагались два избирательных участка. По команде открыли огонь и забросали гранатами и ракетницами крыши зданий. Когда пламя достаточно сильно охватило дома, несколько солдат выскочили из горящих строений. Это стало для них роковым шагом. Бандиты расстреляли их чуть ли не в упор. В итоге два "двухсотых" и несколько "трехсотых". Было еще несколько попыток нападений, но не таких сильных.

Дабы избежать подобных трагедий, 19 августа на усиление избирательных участков пришлось отправить бронетранспортеры и боевые машины пехоты.

Новые три месяца. Удачи вам, ребята

В Чири-Юрте сейчас период замены. Первыми поменялись ребята из владивостокского СОБРа, а через несколько дней сменит своих и сахалинский СОБР. Замена производится только "вертушками". Отправлять колонну по земле, даже под прикрытием боевых вертолетов, БТР и БМП, очень опасно в данном районе.

Пока выгружалась вновь прибывшая группа с полным боекомплектом и вооружением, коллеги прикрывали площадку для высадки по всему периметру. Пулеметчики разместились по углам в сотне-другой метров и контролировали все подходы. К счастью, обошлось без происшествий. Вот только ребятня из Чири-Юрта прибежала поглазеть. Но их отогнали в сторону для их же блага. Бандиты-отморозки не пощадят и малышей.

Вновь прибывшим в Чечню офицерам предстоит провести в Чири-Юрте 90 суток. Дай бог им вернуться живыми и невредимыми. Ребята, вас ждут дома. Мы знаем, что вы крутые парни. Но все же берегите себя. А вот тех, кто вернулся домой вечером 23 августа, сейчас ожидает отдых. Они его заслужили. Так же, как и славу. Пока у России есть такие офицеры, можно быть спокойным за родину. Только бы политики и полководцы не предали.

Редакция "В" благодарит командование УВД края и холдинговую компанию "Дальморепродукт" за помощь, оказанную в поездке нашего журналиста в зону боевых действий.

Автор : Николай КУТЕНКИХ, "Владивосток" Чири-Юрт – Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
1 сентября случается каждый год...

На традиционном августовском совещании руководителей муниципальных органов управления образованием территорий Приморья Константин Межонов, начальник управления образования края, назвал организованное начало нового учебного года основной задачей. И хотя 1 сентября неизбежно, как наступление осени, в каждом году есть свои особенности.

Груздь пошел!

“Уж небо осенью дышало”, - сказал поэт, но у нас в Приморье иная примета надвигающейся осени: погода еще вполне летняя, а в лесу появились грибы на засолку.

Этот бой не ради славы…

Выставка “Ради жизни…”, посвященная 55-летию окончания второй мировой войны, откроется сегодня в Приморской картинной галерее.

“Билис” торопится к Приморью

Не везет в августе Приморью с погодой. Антициклоны сменяются тайфунами, солнечные дни можно по пальцам пересчитать, с неба льет и льет. А на подходе новый тропический тайфун “Билис”.

Юрий Кабанков приглашает…

“…Внимая злу языческих стихов, плененный остывающей минутой… И я вкусил от их небесной смуты - я, Божий раб Георгий Кабанков”. Так пишет о себе в восхитительной книге “Камни преткновенные” владивостокский поэт Юрий Кабанков.

Последние номера