Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Вода под крышами

Наши корреспонденты стали свидетелями того, как по-разному тонули приморские города.
Наши корреспонденты стали свидетелями того, как по-разному тонули приморские города.

В затопленные районы Лесозаводска нас повезли на БТРе. Другая техника здесь беспомощна.

Одна пятая территории района и 65 процентов площади Лесозаводска оказались под водой. Всего в муниципальном образовании пострадали 6630 человек – это 12 процентов населения. Во вторник подъем воды составил 6,87 метра. Затоплено 6513 гектаров сельхозугодий, по предварительным подсчетам, "уплыло по течению" 100 миллионов рублей. А материальный ущерб населению оценивается в 37,5 миллиона. Всего в районе от наводнения пострадало 1822 дома.

За сухой статистикой стоит более чем "мокрая" картина. На ней – простые люди, в один момент потерявшие урожай, а кто и кров. В частном секторе города, который примыкает к Уссури, улиц как таковых не осталось. Микрорайоны Амурский, Новостройка и Левобережье превратились в сеть проток, по которым передвигаться можно только на плоскодонках и плотах. Рельеф сыграл злую шутку. Некоторые семьи совсем не пострадали, а у соседей напротив огороды полностью размыло. Сигнал SOS подавали и бедняки, и новые русские.

И вот бронетехника выходит к наиболее пострадавшим от стихии кварталам (в основном это частный сектор), и Лесозаводск превращается в Венецию.

Вместо берегов – крыши домов, на которых, расстелив матрасы, отдыхают бедствующие. Собаки скулят – их даже с цепей отвязать не успели в суматохе. Один мужик собрался с силами и прямо у себя во дворике на плоту, подобно деду Мазаю, плавал и спасал скотину. На одной крыше мы увидели мотоцикл. Нарубленные дрова покачиваются на волнах. А в огородах, словно лотосы, торчат головки подсолнухов.

Мы разговаривали с людьми. Одни, только услышав о приближающейся напасти, выкопали всю картошку, а вода обошла стороной. А другие были либо не предупреждены, либо понадеялись на авось.

Собственно, на бронетранспортер мы сели не для экскурсионной прогулки. Военные и представители сформированного городского штаба по чрезвычайным ситуациям решили снабдить пострадавших хлебом и водой. А особо нуждающихся одиночек – продуктовыми наборами. Наша поездка напоминала блокадную Дорогу жизни – ведь многие из тех, чьи дома стихия обошла стороной, оказались отрезанными от внешнего мира. Но давали хлеб (две буханки на семью) только затопленным. Сначала власти в лучших бюрократических традициях даже хотели требовать у каждого паспортные данные. Вовремя одумались. Но ненужной волокиты избежать не удалось. Люди расписывались за хлеб, время шло… Доходило до пересудов и ненужных разборок – кто достоин хлеба, а кто нет. В этот день мы часть продовольствия увезли обратно. А ведь некоторые были готовы купить хлеб за деньги – пока до магазина доплывешь…

Сотрудники лесозаводской администрации насчитали сначала полтора десятка особо пострадавших улиц (многие из них носят говорящие названия – Озерная, Прудовая, Сплавная…). Но с каждой новой милей, пройденной нашей техникой, выяснялись все новые и новые адреса.

У Василия Ивановича Низбарецкого с улицы 8 Марта в дом вода еще не проникла. Но огород затоплен, и три стога сена пропали.

- Такое наводнение хуже пожара – от него еще можно спастись, от воды – нет. Как зимовать буду?

- Делиться будете друг с другом! – вставляет Константин Черниченко, первый заместитель главы лесозаводской администрации. Его помощница из мэрии весь день раздавала хлеб, подбадривала пострадавших, а потом с удивлением узнала, что и сама относится к таковым. Пока она работала, затопило ее собственный огород.

Народ все эти критические дни не бросал жилье. Мало ли что может случиться – мародеров всегда хватает. И еще здесь боялись за сохранность заборов. Наш бронетранспортер в одном из проулков встретила разъяренная толпа. Бабульки орудовали дубинами и бревнами. Мужики загородили путь железной трубой.

Не хотели нас пускать не только из-за волн, разрушающих ограды. За это время некоторые семьи адаптировались и извлекали выгоду из бедствия.

- Поворачивайте назад, - остановил колонну усатый мужик. – Глубоко, утонете!

Потом выяснилось, что дело не в глубине, а в рыболовных сетях, которыми пострадавший от наводнения перегородил улицу. В этот момент его супруга готовила карасей.

Всю неделю в Лесозаводске только одна тема для разговора – наводнение. Вспоминают тайфун “Джуди” (уровень воды тогда поднимался до 7,7 метра), а некоторые – 1950 год, когда город подвергся невиданному потопу. Можно услышать и такое: о превентивных мерах чиновники, да и сами горожане начинают говорить только после очередного катаклизма, а потом все забывается. До нового тайфуна. И вообще нас поразил оптимизм “утопленников”. С транспорта и тут и там мы наблюдали веселые застолья “на воде под водочку”. Одним словом, тонут с улыбкой. А о детях и говорить нечего. Для них стихия – первое развлечение.

…В Лесозаводске сейчас надеются на федеральный бюджет, хотя всем понятно, что рассчитывать придется на собственные силы.

Дальнереченск не стал Атлантидой

Дальнереченску в это наводнение грозило сильное затопление. Город стоит на слиянии пяти рек, и вся масса воды скатывается и сталкивается именно у этого города. Поэтому здесь подъем воды самый значительный по краю – больше восьми метров. В 89-м во время менее разрушительного тайфуна “Джуди” многочисленные дамбы прорвало в нескольких местах, и город плавал. В этот раз воды было еще больше, подошла она еще стремительнее (за 2-3 дня вместо обычной недели), но благодаря четко отлаженной круглосуточной работе удалось сделать невозможное – отстоять город. Были задействованы все службы и вся имеющаяся в наличии техника. Шесть суток ежечасно на разных опасных участках велось наблюдение за водой.

Мы видели в эти дни, как буквально валились с ног глава Дальнереченска Михаил Личенко и его команда. Как простые работяги - экскаваторщики, водители по трое суток не спали, ни на час не останавливая свои машины. Помогали пограничники, военные, эмчеэсники. Из нескольких городов края, спасибо им, пришли водооткачивающие станции, которые молотили на полную мощность и тоже здорово выручили. Самое главное, что вся эта авральная работа делалась в Дальнереченске без суеты, криков, матов и истерик. Здесь боролись не с последствиями стихии и не плавали на амфибиях по затопленным улицам, а укрепляли дамбы и откачивали просочившуюся воду. И тем не менее подтопления и ущерб есть. Но он оказался значительно меньше, чем у других. Пострадало более 200 дворов, сотни дач и участков. 14 млн. рублей затратили на аварийно-спасательные работы, перевезено почти 100 тысяч кубометров глины и грунта. Откачано 2 млн. 300 кубометров воды, и так далее. Но в итоге это значительно снизило возможные потери. А ведь расположенный рядом Дальнереченский район уже в самый разгар наводнения спешил показать почти 100 млн. рублей ущерба!

Говорят - стихия. Против нее не попрешь. Мы убедились, что это не так. Все зависит от того, как к ней относиться. Если вырубили лес вдоль рек Малиновки и Большой Уссурки, то это сразу почувствовалось – вода стремительно скатилась к Уссури и смыла села. Если в отличие от нас китайцы думают о том, как защитить свои берега от большой воды, и с успехом осуществляют антипаводковую программу, то это и почувствовалось сегодня. Построенная недавно китайцами напротив Дальнереченска за полтора года 40-километровая дамба высотой в 10 метров “удачно” не дала разлиться в их сторону Уссури, и вся вода пошла на Дальнереченск и Дальнереченский район.

Сейчас все отчитаются о потерях. Московские комиссии постараются сделать все, чтобы как можно меньше помощи попало в край. Какие-то деньги если и придут, то не скоро. А тысячи людей остались без элементарных запасов на зиму. Им противно слушать впечатляющие цифры потерь и громкие отчеты о количестве задействованной в спасательных работах военной техники. В который раз мы проявляем геройство, вместо того чтобы заранее подготовиться и не рвать рубаху. Впрочем, почти все пострадавшие, с кем приходилось говорить, слабо надеются на местную, на краевую, а тем более на московскую власть. Народ говорит, что тайфун “Джуди” мало чему научил наших чиновников и функционеров. Да и этот ничему не научит.

Владивосток – Лесозаводск - Дальнереченск

Автор : Василий АВЧЕНКО, Виктор СЕРДЮК, Александр СЫРЦОВ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), "Владивосток"

В этом номере:
В Приморье появился еще один чемпион России

Победителем молодежного первенства России по кикбоксингу в весовой категории до 71 килограмма стал владивостокский спортсмен Аракел Хачатрян.

Жертвы тайфуна-разбойника

В главном управлении по делам ГО и ЧС края подвели итоги прямых разрушений в Приморье от наводнения в ходе сильных ливневых дождей и влияния тайфуна “Булавин”. Стихия обрушилась на юг Дальнего Востока в конце июля, еще не на всех реках сошел паводок, а восстанавливать уничтоженное большой водой предстоит в течение многих месяцев.

Конити-ва, Цуруга!

Из Находки в породненный японский город Цуруга отправилась группа школьников 11 и 12 лет. Группу возглавила директор школы № 20 Людмила Портнягина.

Сколько нас у Юрия Михайловича?

В 2002 году всех владивостокцев строго пересчитают по головам. И тогда мы узнаем, в какую сторону наметилось отклонение от цифры 640 тысяч человек (сейчас считается, что именно столько жителей в краевом центре).

Сельхозярмарка сменит школьный базар

В эту пятницу, 11 августа, на центральной площади Владивостока вновь станет работать сельскохозяйственная ярмарка. Как сообщает управление торговли и бытового обслуживания администрации краевого центра, рынок будет функционировать все последующие пятницы августа и сентября.

Последние номера