Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Добро пожаловать в запретную зону!

Охраняемых зон в еще недавно закрытом Владивостоке хватает. Куда ни кинь взгляд – ограждения, предупреждения, заборы… Но тот, кто обнаружит хоть немного находчивости и активности, сможет пролезть почти везде. А там все зависит от настроения. Хочешь – бомбу закладывай, хочешь – цветмет воруй. Если после тамошних «аборигенов» что-нибудь еще осталось.
 Охраняемых зон в еще недавно закрытом Владивостоке хватает. Куда ни кинь взгляд – ограждения, предупреждения, заборы… Но тот, кто обнаружит хоть немного находчивости и активности, сможет пролезть почти везде. А там все зависит от настроения. Хочешь – бомбу закладывай, хочешь – цветмет воруй. Если после тамошних «аборигенов» что-нибудь еще осталось.

Где забор, там и дырка


Чтобы убедиться во всем этом на практике, я решил сам походить по городу, и первым объектом стал «Дальзавод». Пропускной режим там действует, конечно, и сейчас. И заборы остались – здоровенные, трехметровые, но, правда, без колючей проволоки. Когда моя попытка пройти на территорию через проходную не увенчалась успехом, я решил «пойти другим путем» и обратился к пожилым мужикам, курящим на скамеечке неподалеку от проходной. Дескать, учился я на филологии, денег не стало, решил пойти работать. Без специального образования возьмут на завод?

- Делать здесь нечего, – ответили бывшие инженеры. – Если бы хоть деньги платили, мы б тут не сидели. Так что шел бы ты в какую-нибудь фирму. А впрочем, попробуй обратиться в пельменный цех.

Я зашел в отдел кадров, добрался до пельменного цеха и в принципе мог бы что-нибудь оттуда утащить, но ничего не нашел. Основные цеха по-прежнему остались для меня тайной.

Однако, как объяснил мне еще один рабочий, действовать нужно иначе. А именно – заручиться хоть его поддержкой. Разумеется, небескорыстно. И тогда все образуется.

На других заводах ситуация схожая. Корпуса сдаются в аренду, от былой лазерной охраны остались только проходные и заборы – иногда совсем невысокие. Пройти, конечно, трудновато, но вот на «Изумруде» отдел кадров находится внутри «зоны», так что при наличии некоторой наглости пропуск получить можно. А раньше, чтобы договориться о пропуске просто по телефону, и речи не было.

В академические институты попасть довольно просто. В порты – сложнее, но зачем идти напролом? Лучше – задами, осмотреть заборы, «заблудиться» и зайти в обязательную прореху.

Жизненно важным объектом является железная дорога. Конечно, за каждым рельсом уследить нельзя. Но, может быть, хоть в депо есть охрана? Может, и есть, врать не буду. Но по территории вагонного депо, что на Первой Речке, я расхаживал беспрепятственно – пришел прямо по рельсам. Меня не остановили ни железнодорожники, ни курящие на воздухе рабочие. Пассажирские вагоны заманчиво стояли на путях, вызывая непреодолимое желание подложить бомбу, что я и сделал (разумеется, условно). Кстати, там же, у депо, я присмотрел груду черного металла.

А вот вузы, в которых секретов, казалось бы, меньше, чем в НИИ или на заводах, иногда бывают просто тайной за семью заборами. Самый жесткий режим – в ДВГУ. Вахтерши, которым помогают здоровые лбы из службы безопасности, не пускают на порог даже самих студентов, у которых не оказалось пропуска, а только зачетка или студенческий билет. Утром в вестибюлях учебных корпусов разыгрываются целые баталии, но потом стражи, видимо, устают и пускают в вуз всех желающих. Так что и это – не охрана, а недоразумение.

Что касается подвалов жилых домов, куда московские террористы приноровились закладывать взрывчатку, то об этом смешно и говорить. Подвалы или вообще не запираются, или могут быть вскрыты любым дилетантом. И тогда… А есть еще подземные коммуникации, частично прикрытые люками, подземные переходы, из которых далеко не все могут похвастать электрическим освещением (а милиционером – вообще единицы), знаменитые владивостокские катакомбы… Прямо удивительно, как это до сих пор (тьфу-тьфу-тьфу) мы не взлетели на воздух. Наверное, уже никому не нужны – даже террористам.

АУ, СЕКЬЮРИТИ…


Методов проникать через всевозможные заграждения много. Можно просто «закосить под дурачка» и в случае чего уверять, что не видел ни забора, ни предостерегающих табличек. Отлично действует в лесной зоне (на подходе к водохранилищу, например) и на территории научных учреждений. Угрожающие надписи вроде «Стой! Запретная зона! Стреляю без предупреждения!» висят довольно далеко друг от друга, и никто не докажет, что ты их видел.

Можно говорить, что ищешь туалет. Туалета тебе, может, и не покажут, но и по шее не дадут, а это главное. Можно пойти прямо через проходную, предъявить паспорт и назвать какой-нибудь отдел.

Но в любом случае сначала необходимо провести разведку. Понаблюдайте, как на территорию проходят другие, есть ли альтернативные пути. Бывает, что вахтер отлучается по своим делам, оставляя святая святых – проходную – без присмотра.

А лучше всего познакомиться с кем-нибудь из низших чинов закрытого заведения и за бутылочкой выяснить режим и обходные пути. Вполне может случиться так, что во внешне неприступном заборе есть дыра, скрытая досками или кустами.

Особо отчаянным можно посоветовать «брать на понт» охрану – например, в рабочей одежде внести на объект какие-нибудь ящики. А потом вынести – уже другие. Без ознакомления с обстановкой такое вряд ли пройдет. Впрочем, достоверно известно, как из одного владивостокского вуза вынесли несколько компьютеров – так нагло, что никто и не заподозрил кражу.

А в общем, раз на раз не приходится. Проникновение в закрытую зону – всегда свободная импровизация, и иногда выигрышным бывает самый глупый метод.

Так что если, не дай бог, возникнет в чьей-то безумной голове идея теракта, то осуществить его можно будет практически везде. Что касается краж на производстве, то об этом и говорить уже неловко.

Это пишется не к тому, чтобы все начали проникать в важные учреждения и чинить всевозможные пакости, а наоборот – чтобы кто-нибудь озаботился безопасностью действительно важных «объектов». Она сильно хромает. А тем, кто имеет преступные намерения, это известно лучше всего.

Может быть, сегодня охранять уже нечего? Тогда откуда милицейские сводки о непрекращающихся кражах? Что от своих воров не убережешься – это правда. Но жить с такой установкой нельзя.

Конечно, мне чисто по-человечески хочется, чтобы в родном городе меня везде пускали. Колючая проволока на каждом шагу – это уродливо. И на бестолковые «не пропущу» нервов не напасешься. Но нынешняя ситуация, когда охрана «как бы есть», но в то же время ее «как бы нет», – еще хуже. Пора уже определяться. Правила должны соблюдаться неукоснительно и при этом быть эффективными и продуманными. Банально? Нет, вечно…

Автор : Василий АВЧЕНКО, «Владивосток-ЕЩЁ!»

В этом номере:
Вальтер Козлов покидает “ЛуТЭК”

Председатель правления РАО “ЕЭС России” Анатолий Чубайс предложил заменить нынешнего генерального директора ЗАО “ЛуТЭК” Вальтера Козлова на Юрия Башарова. Недовольство Москвы вызвала провальная работа Приморской ГРЭС в начале нынешнего лета, когда станция работала только на себя, а весь край отключали от электроэнергии по 16-20 часов.

Островные интересы Константина Пуликовского

Полномочный представитель президента России в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский в понедельник отправился в деловую поездку по Сахалинской области. Об этом сообщили в пресс-службе дальневосточного полпреда президента РФ.

“Находкинскому рабочему” – 55!

Старейшая городская газета Приморского края “Находкинский рабочий” отмечает сегодня свое 55-летие.

Редактор-“хулиган” выходит на волю

Вчера завершился пятисуточный арест редактора газеты “Арсеньевские вести” Ирины Гребневой.

Плох тот генерал, который не мечтает стать губернатором

Генерал-лейтенант Владимир Шаманов не исключил, что будет избираться на пост губернатора.

Последние номера