Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Жизнь и работа в режиме риска

Между задачами, которые выполняют отряды спецназа, ФСБ и другие силовые структуры, есть существенные отличия. Если одни из них участвуют в боевых действиях, то подразделение регионального отдела специального назначения УФСБ по Приморскому краю, находясь в Чечне, выезжает на спецзадание так, что никто этого не видит, делает то, что не подлежит огласке.

Между задачами, которые выполняют отряды спецназа, ФСБ и другие силовые структуры, есть существенные отличия. Если одни из них участвуют в боевых действиях, то подразделение регионального отдела специального назначения УФСБ по Приморскому краю, находясь в Чечне, выезжает на спецзадание так, что никто этого не видит, делает то, что не подлежит огласке.

Вот и сейчас: вернулись ребята героями, выполнив очень серьезные задания, о которых узнала по ТВ вся страна. А их встретили в аэропорту Владивостока тихо, узким кругом родных и сослуживцев, и пресса не была допущена к этому событию.

Да это и понятно. Афишируя этих людей, озвучивая их причастность к проведенным операциям в Чечне, можно подвергнуть их самым непредвиденным последствиям. Ребята из внутренних войск на виду, своего лица от телекамер не прячут, и в титрах обозначены их военные звания и фамилии. Они открыто ведут военные действия, в отличие от подразделений ФСБ, участвующих в таких операциях, как обеспечение агентурного проникновения в бандформирование, захват их арсеналов, ликвидация либо похищение одиозных фигур из числа боевиков.

- Мы не можем называть имена наших героев, получивших высокие государственные награды, в том числе из рук президента Владимира Путина: ордена Мужества, медали разных степеней к ордену “За заслуги перед Отечеством”, чтобы потом не отвлекать силы для обеспечения их же безопасности, - поделился со мной в официальной беседе начальник регионального отдела ФСБ полковник Владимир Войтовский. - Основные силы - на Кавказе. Ведь федеральные органы работают не только на нужды своего региона. Сейчас основные задачи там.

- Но вы же не хотите сказать, что если, не дай бог, что-то случится в крае по вашей части, то...

- Ни в коем случае! Во-первых, в нашем регионе в целом обстановка стабильная, во-вторых, в случае, допустим, теракта будут динамично привлечены подразделения из Хабаровского края, из центра страны. Так называемые “Вымпелы” и “Альфы”. Они имеют свою авиацию. Но до их прибытия удерживать ситуацию под контролем будет задачей Приморского регионального отдела.

И подумалось мне: у этих служб что мирное время, что военное - готовность всегда № 1.

И хотя большая часть нашего специфического разговора прерывалась фразой “это не для прессы”, я уяснила, о чем можно сказать, не задевая запретные темы: что работа подразделений в основном ориентирована на ликвидацию предпосылок терактов, освобождение заложников, предотвращение захватов самолетов, судов, железнодорожных составов, а также пресечение противоправных действий, угроз в адрес иностранных подданных, общественных деятелей.

Особое внимание, с учетом региона, нацелено на морской транспорт военного и гражданского назначения. И это практически повседневная работа - осуществлять локализацию возможности терактов на морских судах. Можно предположить, что для осуществления такой задачи требуется дорогостоящее оборудование подводного плавания, средства доставки к месту действий. Из разговора стало очевидным, что ФСБ сегодня самостоятельно и полноценно эту проблему решить не может.

В вопросе финансирования их чаще всего поддерживают фирмы, возглавляемые бывшими же федералами. Все обмундирование для уезжающих на Кавказ, за редким исключением, приобретается с помощью спонсоров. Когда мой собеседник перечислил то, что входит в обмундирование отбывающего на войну, исключая боевое снаряжение, все это напомнило мирную экипировку бывалого туриста. Вырвался нелепый вопрос:

- А когда, по-вашему, сложнее идти на войну: в первый раз или последующий? Ведь многие побывали в Чечне не по одному разу.

- Если человек с первой командировки на войну научился владеть “своим адреналином”, усвоил, когда его выплескивать, а когда и попридержать, тогда ему просто собраться и поехать на выполнение военного задания. Конечно, побывать в той обстановке - психологический стресс даже для закаленных мужиков. Они ведь там оружие не для красоты носят. Они его используют по назначению. А дальше надо продолжать жить с этой мыслью. Пережить обстрел, гибель товарища... Впрочем, и в мирной обстановке наши ребята живут напряженной жизнью. Служба такая.

Психологи утверждают, что жить и работать в таком режиме риска допустимо только пять лет. Потом необходимо менять род деятельности на более спокойный. Иначе в психике человека начинаются необратимые процессы. Обостряются болезни, находящиеся в состоянии ремиссии. С другой стороны, не менее пяти лет уходит на подготовку классного специалиста в данном деле.

Переход к мирной жизни после Чечни таит в себе не меньше психологических проблем. Буквально на следующий день после возвращения люди проходят специальное тестирование, на основании которого подбирается индивидуальная программа психореабилитации. Назначаются сеансы электросна, расслабляющего массажа, проводятся беседы с психологом. Но чаще всего необходимы госпитальное обследование, лечение, оздоровительный отдых в санатории.

Не так давно ученые создали установку для снятия нервного напряжения, но стоит она таких денег, что приобрести ее на местном уровне не представляется возможным. От приема транквилизаторов чаще отказываются, опасаясь привыкания к препаратам. Что остается? Стакан водки - и спать сутки напролет? Этого привыкания тоже опасаются. И чаще всего семейные.

Кому придет в голову, что и женам нужен курс психологической реабилитации? Месяцы ожиданий и тревог, “сдабриваемых” шквалом негативной информации “оттуда”. Неувязки и проблемы с отправкой посылок. Редкая обрывчатая телефонная связь. И вот он вернулся живой и невредимый. А ей-то лучше видно, КАКОЙ он вернулся.

На груди его орден, а под ним всклокоченная душа, жаждущая понимания. А кто же ее поймет в этом смятении чувств? Если иной раз так и подмывает сказать: что мне орден, мне бы ордер.

Провожая своих мужей на войну, они ждут только одного - вернулся бы живой. А когда все, казалось бы, позади, наступает время, когда общественное признание героизма требует вещественного подтверждения. На него-то у соответствующих инстанций не хватает возможностей.

- Мы стараемся как-то восполнить этот пробел, поддерживать жен наших сотрудников. Может, не всегда это получается на должном уровне, но думаю, что вечер 8 Марта они тепло вспоминают. Если бы мы имели возможность каждой семье помочь реально...

Через полгода вернувшиеся накануне опять отправятся в Чечню. А буквально на днях в очередную командировку на Кавказ выехала группа сотрудников специального подразделения УФСБ по Приморскому краю для участия в антитеррористической операции. И так по кругу, по кругу.

Автор : Татьяна БАТОВА, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Долгий век любимого села

День рождения - всегда праздник, а уж такой, как у Пантелеймоновки, - вдвойне: жители этого приморского села отметили его столетие.

Кошачье царство в музейном зале

Если вы любите животных, то поспешите завтра к 11 часам в филиал краевого музея имени Арсеньева, что на владивостокской улице Петра Великого, 6, и вы увидите необыкновенно красивых кошек.

Генерал собирает полицейских

Совещание руководителей дальневосточных краевых и областных управлений Федеральной службы налоговой полиции России открылось 2 августа в Хабаровске.

Кадры решают все

На этой неделе генеральный директор ОАО “Дальневосточное морское пароходство” Александр Луговец издал приказ о новой структуре управления крупнейшей судоходной компанией РФ.

К нам приехали фукуйцы

В 30-й раз в Находку на теплоходе “Антонина Нежданова” прибыл традиционный молодежный рейс дружбы. На этот раз в нем участвуют представители молодого поколения префектуры Фукуи.

Последние номера