Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Политика

При испытании закона были жертвы

В декабре прошлого года Арсеньеву снова выпала доля своеобразного полигона. Теперь уже - политического. Случилось так, что здесь в ходе конфликта между несколькими кандидатами в мэры и депутатами городской думы - с одной стороны и теризбиркомом, народным судом - с другой был “обкатан” ряд основополагающих положений приморского законодательства о выборах в органы местного самоуправления. Противоборство было вызвано разночтением в толковании одних и тех же статей законов “О выборах глав муниципальных образований в Приморском крае” и “О выборах в органы местного самоуправления Приморского края”.

В декабре прошлого года Арсеньеву снова выпала доля своеобразного полигона. Теперь уже - политического. Случилось так, что здесь в ходе конфликта между несколькими кандидатами в мэры и депутатами городской думы - с одной стороны и теризбиркомом, народным судом - с другой был “обкатан” ряд основополагающих положений приморского законодательства о выборах в органы местного самоуправления. Противоборство было вызвано разночтением в толковании одних и тех же статей законов “О выборах глав муниципальных образований в Приморском крае” и “О выборах в органы местного самоуправления Приморского края”.

В принципе предвыборная кампания в городе прошла спокойно. Агитация в пользу кандидатов и в мэры, и в депутаты велась вполне достойными методами, все их фамилии уже были внесены в бюллетени для тайного голосования. И вдруг - за пару суток до выборов - взрыв! Теризбирком отменил регистрацию 2 кандидатов в мэры и 6 - в депутаты. Всех - от избирательного объединения “Городская организация КПРФ”. Основание: при их выдвижении голосование проходило не тайно, а в открытой форме. Чтобы не запутывать читателей положениями упомянутых законов, ограничимся тем, как работал лишь один из них - по главам муниципальных образований. Именно здесь и возник конфликт, перекинувшийся на все остальное.

Разумеется, и территориальная избирательная комиссия, и городской народный суд, куда поступили жалобы на ее решения, консультировались по своим каналам о трактовке порядка голосования при выдвижении кандидатов от избирательных объединений. Но при изучении приморского выборного законодательства просматривается куда более широкий спектр вопросов к его отдельным положениям. Начнем с того, который косвенно явился причиной “бунта” трети участвовавших в голосованиях горожан и признания выборов недействительными.

Итак, теризбирком объявляет регистрацию В. Беспалова и В. Манойленко недействительной на основании п. 6 статьи 15 закона о выборах глав муниципальных образований, гласящего, что “решения о выдвижении кандидатов от избирательных объединений и избирательных блоков принимаются тайным голосованием”. Но в п. 3 этой же статьи указано следующее: “Решения о выдвижении кандидатов от избирательных объединений принимаются на съездах, конференциях, собраниях этих объединений (их выборных органов), которые проводятся в порядке, предусмотренном уставом соответствующего общественного объединения”. А скажем, устав КПРФ отдает на откуп самому собранию решать, как голосовать по тому или иному вопросу: открыто или тайно? Следовательно, если арсеньевские коммунисты проголосовали открыто, то они не нарушили требования своего устава, а с тем и выборного законодательства. Ведь порядок проведения собрания есть не что иное, как его организация плюс процедура принятия решения. Если наш законодатель, Приморская дума, имел в виду лишь организационную часть выдвижения кандидатов, то на этом и следовало бы сделать четкий акцент. В данном же контексте 15-й статьи заключено противоречие между пунктами 3 и 6. И хотя статьей 47 Устава Приморского края предусмотрено толкование думой принятых ею законов, даже она (кстати, в каком лице?) на тот конфликтный момент не имела права вынести решающий вердикт, не приняв в установленном порядке соответствующей поправки. Иначе бы вновь был подтвержден известный на Руси принцип: закон - что дышло.

Теперь вернемся к теме выдвижения кандидатов еще раз. Нисколько не оспаривая достоинства закона в целом, нам придется провести параллель между его 15-й и 16-й статьями в несколько утрированном, но вполне возможном в реалиях виде. Первая, дающая право на выдвижение кандидатов общественно-политическим и иным организациям, тут же своими 4-м и 6-м пунктами устанавливает для них жесткий регламент действий. Которые притом следует подтвердить документально, представив избирательной комиссии протокол заседания с массой его детализаций. В том числе и о ходе обсуждения кандидатур. Но ведь известно, что обсуждение - внутреннее дело той или иной организации, здесь может идти речь о нюансах, не предназначенных для широкой огласки, представляющих тайну этого сообщества. Появление же такого протокола в избиркоме дает доступ к нему, например, представителям прессы. Не случайно практика действия названного требования в Арсеньеве привела к публикации материала в одной из газет, прогремевшего подобно взорвавшейся бомбе и, возможно, имеющего правовые последствия. Коммунисты расценили утечку внутрипартийной информации через избирательную комиссию как “уотергейт” по-арсеньевски, намерены теперь судиться и с редакцией, и с избиркомом.

А вот согласно п. 2 статьи 16 все может решиться где-нибудь в кооперативном гараже или за стойкой пивбара. Положим, встретятся здесь несколько граждан и, “употребив”, вдруг укажут на приятеля Ваню: быть тебе мэром! Все, уведомляй об этом комиссию и собирай подписи. Более того, и за стойкой собираться не надо - в частном порядке любой из нас, достигший 21 года, может выдвинуть в мэры самого себя. Без всяких там обсуждений и протоколов.

Выходит, закон больше доверяет случайному человеку, чем организации, юридический статус которой уже автоматически дает определенные гарантии моральным и деловым качествам ее выдвиженца.

В ходе принятия теризбиркомом решения об отмене регистрации кандидатов от КПРФ 2 его члена проголосовали “против”, о чем уведомили краевую избирательную комиссию в своем особом мнении. Не обвиняя коллег в предвзятости, один из них, заместитель главного конструктора авиакомпании “Прогресс” А. Юсупов, все же считает, что голосования могли бы иметь совершенно иной исход, если бы закон обязывал избирательные комиссии в принципиальных случаях как раз и проводить тайное голосование, при котором бы на остальных не довлел авторитет председателя комиссии либо иного из ее руководителей. Таких вопросов каждая комиссия в ходе предвыборных кампаний рассматривает немало, а значит, его предложение не лишено смысла.

Что же касается п. 6 статьи 15, то логика ее сохраняется лишь в применении к избирательным блокам, где идущие к одной цели организации все же пытаются максимально удовлетворить именно свои интересы и где истинное волеизъявление может проявиться только в ходе тайного голосования, не “подставляющего” партнеров под последующие разборки.

Думается, слишком спокойную жизнь закон обеспечивает в ходе выборов судьям. Ведь предоставляя им право разбираться с жалобами, требующими длительной проверки, в течение 10 дней, закон не учитывает, что практически все заявления избирателей на неправомерные действия или бездействия тех или иных должностных лиц носят одномоментный характер и могут быть оценены судом мгновенно. Вот и арсеньевскому суду, куда поступил ряд жалоб на действия теризбиркома, достаточно было выяснить, какой пункт одной и той же статьи “главнее”, и принять соответствующее решение. Однако местная Фемида все же воспользовалась возможностью, предоставленной законом, и назначила рассмотрения на послевыборное время. Тактика здесь, видимо, в том, чтобы не быть виновными в том или ином исходе ситуации. Как бы то ни было, вера многих арсеньевцев в российское правосудие после этого заметно поколебалась.

Думается, закон должен четче трактовать моменты, допускающие длительные проверки фактов. Да еще на финише выборных кампаний. Ведь суд - это последняя инстанция, которая может предотвратить выброс на ветер сотен миллионов рублей, отпускаемых на выборы. Кстати, если бы окончательный судебный вердикт по владивостокским выборам был вынесен своевременно, то и там бы не было пустой траты денег на их провальную организацию.

Интересно было наблюдать, как в ходе полемики между изгоняемыми из числа кандидатов и членами комиссии один теризбиркомовец на ходу “правил” закон: его 9-й пункт 17-й статьи. Там сказано, что “Соответствующая территориальная комиссия в любое время со дня выборов может принять решение об отмене регистрации кандидата”. Именно - “со дня”. И хотя из контекста следует, что скорее всего “до дня”, как и утверждал он - явный корректорский недосмотр, но... Только законодатель вправе снять это многоточие. А может, он и хотел так сказать. По крайней мере, в законе от 25 июля 1996 года “О внесении изменений в закон Приморского края “О выборах глав муниципальных образований в Приморском крае” соответствующего изменения не внесено. А из этого буквально следует, что до выборов комиссия отменять регистрацию кандидатов по всем перечисленным в пункте основаниям... не имеет права. Чем здесь ей руководствоваться: буквой или духом закона?

Есть вопрос о доверенных лицах. Раз они призваны вести агитацию за своего кандидата, то, видимо, следует четко ограничить их круг, выведя за него лиц, указанных в п. 4 статьи 20 (“Предвыборная агитация”). Наверное, нужно дать некоторую расшифровку перечня тех, кто не имеет права участвовать в агитации. На мой взгляд, депутат краевой думы как представитель органа государственной власти (ст. 46 устава Приморского края) не может быть доверенным лицом одного из кандидатов. В Арсеньеве же это случилось де-факто. Ведь в законе приведена странная формулировка: в агитации не могут участвовать... государственные органы. Совершенно ясно, что в данном случае физический смысл положения неудачно оформлен его лексикой и дает возможность нарушать истинный смысл закона. Да, орган не может - само собой разумеется. А вот его представитель, выходит, может. Не должны “мочь” и тот, и другой.

И последний момент. В ходе объяснений между судьей и подателями жалоб возник вопрос о правомерности вообще выдвижения кандидатов из рядов городской организации КПРФ - на их месте могли бы, кстати, оказаться представители любых других партий или общественных организаций, уставы которых допускают участие в выборах. Полагаю, законодатель обязан текстуально пресечь всякие попытки со стороны кого бы то ни было на обходные маневры этого пункта. В частности, одной из “зацепок” арсеньевского суда к выдвиженцам КПРФ было то, что их организация... не зарегистрирована в краевом управлении юстиции. И хотя закон предусматривает участие в выборах территориальных, т. е. городских и районных организаций соответствующих федеральных и краевых общественных объединений, что-то же смутило в этом пункте судью?

Разумеется, это не полный перечень замечаний к краевому выборному законодательству. Возможно, я в чем-то не прав либо не прав во всем. И все же, зная о намерении Приморской думы довести законы по выборам глав муниципальных образований и в органы местного самоуправления до максимально возможного совершенства, считаю необходимым представить свои соображения к сведению ее депутатов.

Автор : Виктор ДЕБЕЛОВ, “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Под крышей “Юности”

В городском детско-юношеском спортивном клубе “Юность” прошел очередной этап городской комплексной спартакиады среди волейбольных школьных команд - победителей районных спартакиад.

При испытании закона были жертвы

В декабре прошлого года Арсеньеву снова выпала доля своеобразного полигона. Теперь уже - политического. Случилось так, что здесь в ходе конфликта между несколькими кандидатами в мэры и депутатами городской думы - с одной стороны и теризбиркомом, народным судом - с другой был “обкатан” ряд основополагающих положений приморского законодательства о выборах в органы местного самоуправления. Противоборство было вызвано разночтением в толковании одних и тех же статей законов “О выборах глав муниципальных образований в Приморском крае” и “О выборах в органы местного самоуправления Приморского края”.

Военные летчики “приземлятся” на корты

С 4 по 9 марта во Владивостоке пройдет “Кубок командующего ВВС ТОФ” по теннису.

Памяти Геннадия Носовича

7 сильнейших женских волейбольных команд по итогам 1996 года приняли участие в 3-м турнире памяти Геннадия Носовича (этот человек в качестве тренера отдал женскому волейболу Приморья 32 года), который прошел в Уссурийске.

Руководители “Луча”, уйдите в отставку!

Такого унизительного положения еще не испытывали владивостокская футбольная команда “Луч” и ее многотысячная армия болельщиков. Нам, болельщикам, обидно, что этот крах с командой случился в юбилейный сороковой год выступления в чемпионатах СССР и России.

Последние номера