Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Победа губернатора – победа государства

На минувшей неделе приморские СМИ вновь заговорили о председателе Арбитражного суда Приморского края Татьяне Локтионовой. На этот раз – в связи с заседанием Высшей квалификационной коллегии судей России, которая 20 июня, по представлению губернатора края Евгения Наздратенко, отстранила ее от должности и лишила первого классного чина за позорящие честь и достоинство судьи, умаляющие авторитет судебной власти поступки.

На минувшей неделе приморские СМИ вновь заговорили о председателе Арбитражного суда Приморского края Татьяне Локтионовой. На этот раз – в связи с заседанием Высшей квалификационной коллегии судей России, которая 20 июня, по представлению губернатора края Евгения Наздратенко, отстранила ее от должности и лишила первого классного чина за позорящие честь и достоинство судьи, умаляющие авторитет судебной власти поступки.

Этими унизительными, не делающими чести судейскому мундиру формулировками на юридической карьере Локтионовой поставлен жирный крест. Отныне она - простая гражданка, не облеченная статусом личной неприкосновенности, распространявшейся, кстати, на всех членов ее семьи. По большому счету, именно потеря столь солидного прикрытия, которым не обладают даже губернаторы и депутаты Госдумы, вызвала накануне заседания коллегии настоящую панику в стане семейства Локтионовых. Все-таки квалификационная коллегия – структура серьезная и только за прошлый год сняла с руководящих должностей более 90 российских судей. Ну а после вынесения обвинительного вердикта последовали в общем-то прогнозируемые “праведный гнев” и обещания “восстановить справедливость”: теперь уже экс-председатель Арбитражного суда заявила о намерении оспорить решение коллегии, поскольку оно было принято в ее отсутствие. А ее муж Сергей Локтионов принялся выступать в радиоэфире и на страницах, видимо, особенно любимых в их семье СМИ, призывая гром и молнии на голову одержавшего победу приморского губернатора. Реакция, повторюсь, прогнозируемая, но странная, если вспомнить, какие отчаянные, доходящие до абсурда попытки предпринимала Локтионова для того, чтобы сорвать судьбоносное заседание.

Военный госпиталь - прибежище

для паникеров

Ехать на коллегию Татьяна Локтионова явно не собиралась. Официально – по состоянию здоровья. За два дня до заседания коллегии, поздно вечером в воскресенье, 18 июня, она объявилась в главном военно-морском госпитале Тихоокеанского флота, куда была помещена на обследование с жалобами на сердцебиение и головные боли. Зачем, спрашивается, гражданскому человеку обращаться в предназначенное исключительно для людей в погонах медицинское учреждение? И если госпожа Локтионова действительно так плохо себя чувствовала, разве было не проще обратиться в ближайшую больницу или вызвать “скорую помощь”, а не тащиться, извините, чуть ли не через весь город в военный госпиталь? Ответы на эти вопросы наверняка знают и начальник госпиталя Семенцов, и главный врач Соловьев. Но на запрос о диагнозе Локтионовой они сослались на приказ командующего флотом адмирала Захаренко, который, по их словам, распорядился срочно госпитализировать высокопоставленную пациентку. В свою очередь морской офицер, подводник Захаренко был немало удивлен, узнав о своем “приказе”, и стал разбираться.

А что тут разбираться? Не первый раз госпиталь ТОФ становится надежным прибежищем для тех, кто желает на время скрыться, втихую переждав, пока рассеются над его головой тучи. Уютная больничная палата и официальный больничный, естественно, предоставляются не за красивые глаза. Имитация лечения стоит немалых денег, но цель оправдывает средства. Рассказывают, что некий деятель умудрился целых полгода скрываться в этом госпитале от уголовного преследования. В свое время здесь же предпочел залечь на дно и экс-мэр Владивостока Виктор Черепков - жаждавшая с ним встречи комиссия столичных ревизоров наталкивалась на строгие запреты военных врачей: мол, больному нужны покой и уединение.

Вот такие не совсем медицинские, но зато, как видим, пользующиеся спросом услуги сегодня предоставляет Тихоокеанский флот. О морально-этической стороне подобной практики, наверное, лучше умолчать. Иначе придется ворошить слишком многие нелицеприятные факты из совсем недавней истории флота. Вряд ли прислушивались к совести военные чиновники, чьи изуродованные перестройкой мозги додумывались продавать на металлолом боевые корабли, бросать военные городки на произвол судьбы, затапливать дорогостоящую технику… Для подобной категории людей нет ничего предосудительного и в том, чтобы пойти навстречу председателю Арбитражного суда - в конце концов, военный флот еще никто не банкротит. Только господам офицерам стоит напомнить, что худо-бедно, но живут они за счет средств налогоплательщиков, в том числе – промышленных предприятий, которые одно за другим становятся жертвами арбитражных ликвидаторов. Хотелось бы также спросить руководство госпиталя, гостеприимно распахнувшего двери перед Татьяной Локтионовой: могут ли рассчитывать на столь же радушный прием рядовые моряки-тихоокеанцы и члены их семей? Или это только вопрос денег, а их количество – главный аргумент, перед которым и воинская честь, и достоинство морского офицера кажутся всего лишь высокопарной патриотической чепухой?

Вечером 19 июня, когда все самолеты на Москву уже улетели, Татьяна Локтионова была выписана из госпиталя, как указывается в решении консилиума, в удовлетворительном состоянии и с хорошим самочувствием. Единственное, что обеспокоило светил военной медицины, так это ожирение второй степени, в связи с чем Татьяне Локтионовой было рекомендовано сесть на бессолевую диету.

На этом можно было и поставить точку в “больничной истории” арбитражного судьи, если бы не одна деталь. Не менее удовлетворительное состояние здоровья госпожи Локтионовой ранее, еще 16 июня, констатировал врачебный консилиум больницы ДВжд, где она проходила кратковременное лечение.

В общем, с версией о своей болезни она явно перешла рамки разумного. Чрезмерная забота о своем здоровье - это ведь тоже своеобразный показатель нездоровья, правда, ничего общего с сердцебиением или мигренью не имеющий. Хотя желаемая цель была достигнута - разыграв довольно нелепый и жалкий спектакль с больничным, Татьяне Локтионовой удалось затянуть время.

Убить? Запугать?

Не пустить?

А незадолго до заседания коллегии, 18 июня, чуть было не погибли два важных свидетеля, которые должны были вылететь в Москву с документами, обличающими семью Локтионовых во взяточничестве. Машину, на которой ехали два экономиста компании “Востоктрансфлот”, неизвестные обстреляли пулями 12-миллиметрового калибра, выпущенными, как сообщили в милиции, явно на поражение. Только случайность спасла людей от страшной гибели – одна из пуль прошила корпус автомобиля в нескольких сантиметрах от бензобака.

Одна из версий случившегося связана с участием в предстоящем заседании квалификационной коллегии подвергнувшегося покушению водителя автомашины. Предположение о том, что нападавшие действительно стремились убрать неугодных свидетелей, высказал первый вице-губернатор края Геннадий Токуленко перед отлетом в Москву на квалификационную коллегию. Туда же благополучно добрался и свидетель, который предъявил судьям доказательства финансовых афер Татьяны и Сергея Локтионовых, их участия в разделе имущества судоходной компании “Востоктрансфлот”, хищений средств транша, выделенного Всемирным банком на развитие угольной отрасли края, и взяточничества.

В самой Москве, по словам представлявшего на коллегии администрацию края первого вице-губернатора края Константина Толстошеина, также предпринимались откровенные попытки воспрепятствовать решению судьбы председателя Приморского арбитража. Уже в гостинице, рассказал он, их стали донимать телефонными звонками с угрозами. А 20 июня, за несколько минут до начала заседания, свидетелей взяточничества Локтионовой попытались без объяснений, в грубой форме задержать на входе в здание суда неизвестные люди в камуфляже – срыв заседания предотвратило лишь вмешательство самих членов квалификационной коллегии и лично Константина Толстошеина.

Куда ведет след арбитражных дел?

Нависшая над председателем Арбитражного суда угроза потерять нынешнюю должность, надо полагать, беспокоила ее далеко не по материальным соображениям. Супружескую чету Локтионовых, позволивших себе, как сообщала пресса, открыть счет в одном из крупнейших банков Нью-Йорка, вряд ли можно причислить к категории малообеспеченных или нищих. Другое дело – та самая личная неприкосновенность. С ее потерей, как предполагает Константин Толстошеин, Татьяне Локтионовой придется проходить по материалам уголовных дел и нести ответственность по всей строгости закона. И не ей одной. Введение процедуры финансовой несостоятельности на нескольких приморских предприятиях связывают с именем Сергея Локтионова. Его участие в арбитражных разбирательствах зашло настолько далеко, что, по свидетельствам очевидцев, он мог спокойно входить в зал заседаний во время рассмотрения дел о банкротстве и раздавать указания судьям. Об этих и других особенностях банкротства “по-локтионовски” подробно сообщили квалификационной коллегии члены комиссии, выезжавшие во Владивосток специально для изучения фактов служебного произвола председателя Приморского арбитража.

Следы наиболее крупных арбитражных дел ведут далеко за пределы Приморского края. Только патологически наивные люди не могли заметить, как за последние годы под предводительством четы Локтионовых Арбитражный суд стал послушным орудием передела собственности, по масштабам вполне сравнимого с акционированием государственной собственности. Совершить подобное только усилиями одних Локтионовых вряд ли возможно. А вот под солидным прикрытием довольно просто. На “Дальневосточной базе флота” в Зарубино Сергей Локтионов хозяйничал в компании с родственниками бывшего шефа УФСБ по Приморскому краю генерала Кондратова. Проводить банкротство “Востоктрансфлота” Арбитражный суд назначил верного человека Анатолия Милашевича. Конкурсного управляющего “ВБТРФ” сняли с должности, руководствуясь письмом председателя Госкомрыболовства Юрия Синельника. Предпринятая губернатором Наздратенко попытка поставить заслон арбитражным управляющим, бесконтрольно уводящим из Приморья целые флотилии рыбодобывающих и транспортных судов, натолкнулась на запрет генеральной прокуратуры, тогда возглавляемой Юрием Скуратовым.

Остается только предполагать, какие еще влиятельные структуры и персоны стоят за многочисленными банкротствами приморских предприятий. К кому еще могут тянуться ниточки из Арбитражного суда Приморского края, чьи имена могут стать известными, если начнется детальное расследование всех этих дел? Ясно только, что никто из них не был заинтересован в том, чтобы Высшей квалификационной коллегии стали известны подробности ловких финансовых махинаций, длинным шлейфом тянущихся за каждым делом о финансовой несостоятельности. В этой связи совсем не лишним стало предложение губернатора края Евгения Наздратенко силами Приморского УВД обеспечить охрану Локтионовой по пути в аэропорт, откуда она должна была вылететь в столицу.

В преддверии квалификационной коллегии Локтионова то ли в панике от безысходности, то ли наоборот – цинично уверенная в своей безнаказанности, а может быть, по указанию своих высокопоставленных покровителей принялась в спешном порядке “рубить хвосты”. Не остановило ее даже предварительное заседание коллегии, которое прошло в Москве в конце апреля. Уже после первомайских праздников Арбитражный суд снимает с должности конкурсного управляющего Владивостокской базой тралового и рефрижераторного флота Карима Набиева, грамотного управленца, сумевшего поставить на ноги фактически обреченное на гибель предприятие. Вместо него был назначен Александр Гордиенко, известный тем, что за два года своего управления привел предприятие, а вместе с ним и жителей рыбацких поселков к грани экономической катастрофы. Рыбацкие коллективы вышли на митинги, требуя вернуть хозяйственника Набиева. Но когда Арбитражный суд прислушивался к мнению простого народа, или, как выражается сама Локтионова, к “кучке голодных людей”?

* * *

Без преувеличения, решение Высшей квалификационной коллегии коснется судьбы многих приморцев. И не только работников обанкроченных ведомством Локтионовой более двух сотен предприятий края. Размеры ущерба, нанесенного экономике края в результате повального банкротства в 1992-99 годы, оцениваются в миллиард рублей, 10 тысяч безработных людей. Более миллиарда рублей составляют потери налогооблагаемой базы бюджетов всех уровней, а значит, среди пострадавших от финансовой несостоятельности оказалась и многотысячная армия приморских бюджетников. И это только официальные, далеко не полные цифры. Реальные же результаты процедур банкротства вполне можно сравнить с последствиями систематических вражеских бомбежек. Только вот “воевали” против жителей Приморья не бандитские формирования или иностранные захватчики, а свои, по паспорту вроде бы самые что ни на есть российские граждане.

Губернатор края одержал победу. В долгой и непростой схватке, с, казалось бы, неприступным бастионом семейства Локтионовых ему тем не менее удалось отстоять интересы государства на приморской земле. И это во многом своеобразный показатель изменений - или только их начала - в нашей жизни. За разделом собственности, впутыванием судебной структуры в полукриминальные связи и финансовые аферы, заботой о процветании семейного бизнеса Локтионовы, похоже, не заметили главного – время дикого, разнузданного рынка в России уходит. Государство все увереннее делает шаги для возвращения когда-то бездумно потерянного влияния в стратегических отраслях экономики. И, как показывает отстранение Локтионовой, оно сумеет приструнить без меры зарвавшихся дельцов, вознамерившихся выполнять его функции и под прикрытием закона вершить судьбы целых предприятий и тысяч людей.

Автор : Полина ФИЛАТОВА

comments powered by Disqus
В этом номере:
Судьи выбрали делегатов

В минувшую пятницу в здании краевой администрации состоялась конференция судей Приморья. Одним из главных вопросов, стоявших в повестке дня, были выборы делегатов на всероссийский съезд судей, который пройдет в ноябре этого года в Москве.

Не любишь декларацию? Полюби единый налог!

С первых дней июня представители налоговых инспекций края вышли в народ - прямо на рынках выставляются налоговые посты. Но делается это не для того, чтобы обложить торговцев со всех сторон, а из более гуманных соображений - облегчить им переход к единому налогу на вмененный доход. Прямо здесь же, не отходя далеко от торговых лотков, принимаются расчеты суммы единого налога и оплата, выдаются свидетельства, подтверждающие, что на очередной месяц предприниматель перед государством чист. С 1 июля без таких свидетельств они не будут иметь права работать.

Испытания сетей или горожан?

Не успела завершиться эйфория в мэрии по случаю победы на выборах главы городской администрации Юрия Копылова, как вновь жители Владивостока столкнулись с традиционными проблемами отсутствия горячей воды. Хотя в конце отопительного сезона чиновники “Серого дома” неоднократно уверяли горожан, что нынешним летом подобных трудностей не предвидится.

“Москиты” - из своих деталей

Чтобы уменьшить зависимость “Прогресса” в производстве продукции морской тематики от традиционных поставщиков комплектующих узлов и агрегатов, “задирающих” цены, его руководство приняло решение освоить выпуск некоторых из них непосредственно в цехах авиакомпании. К этому также будут привлечены предприятия приморской оборонки.

Кому принадлежит Владивосток?

Любопытный факт: Владивосток, население которого далеко не дотягивает до миллиона, по своей площади в административных границах стоит среди крупнейших российских городов

Последние номера