Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Деньги... на школьном пороге

Хотим мы того или нет, рынок правит бал. И не только в сфере экономики: собирая ранец школьнику, каждый родитель думает не только об учебниках и тетрадках, но и о том, во сколько обойдется пребывание ребенка в школе. Общее обязательное образование в России не стало платным, но родители привычно открывают кошелек по первому требованию. Сдают деньги на цветы, ремонт школы-класса, мебель. Разумеется, добровольно.

Хотим мы того или нет, рынок правит бал. И не только в сфере экономики: собирая ранец школьнику, каждый родитель думает не только об учебниках и тетрадках, но и о том, во сколько обойдется пребывание ребенка в школе. Общее обязательное образование в России не стало платным, но родители привычно открывают кошелек по первому требованию. Сдают деньги на цветы, ремонт школы-класса, мебель. Разумеется, добровольно.

Всему, как известно, есть свои причины. Поборы с родителей вошли в практику, когда финансирование народного образования из бюджета стало совсем скудным. Схема отъема денег у родителей была и остается предельно простой: в начале учебного года на собрании класса избирается родительский комитет. Он-то и управляет (по подсказке учителя) финансовыми потоками, стекающимися в школьный бюджет из родительских кошельков. Поначалу робкие голоса недовольных (читай, малообеспеченных) мам и пап тонули в общем “надо так надо…” Но постепенно это явление приобрело такой размах, что не замечать его стало неприличным. Тем более что юридически сбор денег был и остается совершенно необоснованным.

Кстати, проконтролировать расходы довольно сложно. Даже если в какой-нибудь тетрадке и написано, сколько и на что истрачено, то это остается принять как факт. А если кто-то не согласен? А если у кого-то нет нужной суммы и ребенок автоматически становится “нелюбимым”?

Государство решило по-своему позаботиться о финансировании школы: в сентябре 1999 года появился указ президента России № 1134 “О дополнительных мерах по поддержке общеобразовательных учреждений”, который предписывал управлению региональной образовательной политики и управлению правового обеспечения подготовить проект примерного положения о попечительском совете общеобразовательного учреждения.

Нет нужды приводить этот проект полностью - он был опубликован в средствах массовой информации. Воспользуемся фрагментами: “Попечительский совет… является формой самоуправления общеобразовательного учреждения. В его состав могут входить представители государственных органов, органов местного самоуправления, родители обучающихся и иные лица, заинтересованные в совершенствовании деятельности и развитии общеобразовательного учреждения. Попечительский совет… привлекает внебюджетные средства для обеспечения и развития образовательного процесса, определяет направления, формы, размер и порядок использования внебюджетных средств, в том числе на оказание помощи обучающимся из малообеспеченных семей, сиротам и стимулирование одаренных детей. Совет утверждает контроль за целевым использованием бюджетных, а также внебюджетных средств администрацией образовательных учреждений, вносит на рассмотрение общего собрания предложения об изменении и дополнении устава общеобразовательных учреждений…” Стоп. На последней строке остановимся подробнее. Дело в том, что создание попечительского совета невозможно, если не подписан устав школы, позволяющий ей иметь статус юридического лица, а следовательно - собственный счет в банке, что позволяет самостоятельно распоряжаться финансами, оказывать платные услуги, заключать договоры об аренде. Свобода? Не тут-то было…

До сих пор во Владивостоке устав имеют единицы. Например, в Ленинском (одном из самых больших районов города) из 22 образовательных учреждений устав принят в гимназии № 2, средних школах № 22, 40, 80, 66, 47, вечерней школе № 6 и детском саду № 183. Остальным все никак не удается выбраться из бюрократических тенет. За это время три раза была изменена форма устава - не успели подготовить документы одного образца, а они уже устарели. Примечательно, что в одном из вариантов устава попечительский совет не упоминался вовсе. В последнюю редакцию его все же включили - иначе из-за чего сыр-бор?

Там, где устав все же принят, оказалось все непросто. Во-первых, родительские комитеты по-прежнему собирают на ремонт все тех же школы-класса. Одни - определенную сумму целиком в начале учебного года. Другие растягивают “удовольствие” по месяцам. Цифра колеблется: экспресс-опрос родителей, чьи дети учатся в разных школах Владивостока, показал - с вас могут взять от 50 до 150 рублей. Умножьте на количество учеников в классе, которых меньше 25 не бывает. Получите искомое. Кто, как говорится, не в состоянии соответствовать, должны белить и красить собственноручно.

Во-вторых, попечительский совет изыскивает средства на те же нужды школы параллельно. Иногда в роли спонсоров выступают те же родители. Правда, не всегда добровольно. По понятным причинам те, с кем я беседовала, наотрез отказались называть номер школы и фамилию: “Нам еще учиться…” Но ситуации приводили: например, следующую - в одной из школ собрали деньги на компьютеры, а приобрели мягкую мебель (понятно, что стоять она будет не в классе).

В-третьих, и это, пожалуй, главное, с самого начала произошла замена понятия “попечительский совет” на уже знакомый нам “родительский комитет”. В примерном положении, которое приводилось выше, есть и такие формулировки “…принимает по представлению педагогического совета образовательную программу учреждения; устанавливает профили профессиональной подготовки; определяет перечень факультативных курсов и дополнительных образовательных услуг; содействует организации конкурсов, соревнований и других массовых внешкольных мероприятий” и т. д. Но эта часть документа осталась невостребованной. Дескать, были бы деньги, остальное приложится.

Справедливости ради следует сказать, что есть и положительные факты. По словам председателя попечительского совета гимназии с дифференцированным обучением № 2 Бориса Нагорного, цель совета - не родительские кошельки, а поиск потенциальных спонсоров. Ведь средний и малый бизнес России дает сегодня около 60 процентов доходов. Надо только уметь заинтересовать бизнесменов, не ходить с протянутой рукой, а предлагать партнерские отношения, которые регламентированы уставом. Допустим, предоставить спортзал в вечернее время или дополнительные образовательные услуги. Поскольку расчетный счет, на который поступают деньги, доступен попечительскому совету и ревизионной комиссии и средства расходуются только с согласия председателя, есть надежда, что междусобойчика не выйдет, и мы когда-нибудь вернемся к хорошим традициям попечительства начала века. Борис Васильевич напомнил, что Томский университет строился с 1880 по 1888 год полностью на средства купечества. Но это - светлое будущее, в которое очень хочется верить. А пока, ступая на школьный порог, готовьте денежки…

Автор : Ольга ЗОТОВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
У бюджетников появилась надежда

Депутаты города Артема и члены межведомственной комиссии по налоговой политике и антикризисному управлению провели совместное заседание, обсудив состояние бюджетного финансирования в городе.

Гуляй, пашня...

По итогам посевной кампании в районах центрального региона Приморья остались незадействованными до 30 процентов полей.

Тимуровцы повзрослели

“Вместе” – под таким девизом собрались вчера в Голубом зале краевого музея имени Арсеньева владивостокские волонтеры.

Показали ловкость и быстроту реакции

На владивостокском стадионе “Динамо” прошел чемпионат Приморского края по пожарно-прикладному спорту.

Белецкий предложил Чубайсу отдать владивостокский ТЭК

Кандидат на пост мэра Владивостока Николай Белецкий обратился к председателю правления РАО “ЕЭС России” Анатолию Чубайсу с предложением передать в аренду городу все предприятия топливно-энергетического комплекса Владивостока. Об этом сообщается в послании, которое Белецкий направил в РАО “ЕЭС” 5 июня.

Последние номера