Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Лейбл “Made in Russia” стоит 1 доллар 40 центов

Швейная фабрика "Уссури" - одно из ведущих предприятий легкой промышленности края. Эта фабрика, оснащенная добротным по тем временам отечественным оборудованием, дала сотни рабочих мест женской половине лесозаводчан и, специализируясь на выпуске детской одежды, с первых же дней прочно обосновалась на дальневосточном рынке, основательно потеснив конкурентов из центра страны. Так было до 90-х годов.

Швейная фабрика "Уссури" - одно из ведущих предприятий легкой промышленности края. Эта фабрика, оснащенная добротным по тем временам отечественным оборудованием, дала сотни рабочих мест женской половине лесозаводчан и, специализируясь на выпуске детской одежды, с первых же дней прочно обосновалась на дальневосточном рынке, основательно потеснив конкурентов из центра страны. Так было до 90-х годов.

Спасибо за поток


И все же швейники сумели выжить, сохранив свой производственный потенциал. Еще в 1993 году к этой фабрике проявили интерес бизнесмены из Южной Кореи, и лесозаводские швейники сумели им понравиться - и своим профессиональным мастерством, и сохраненным технологическим оборудованием. А главное - желанием работать в новых условиях, предложенных зарубежными предпринимателями. Завязались деловые контакты, протекционную помощь оказали местные власти, кровно заинтересованные в сохранении рабочих мест. Теперь здесь снова одно из немногих действующих в городе промышленных предприятий. Правда, в несколько ином виде и объеме. Занимает фабрика, а точнее филиал № 1 владивостокского ООО “ПЛП Консум” южнокорейской фирмы “Миджин Ко ЛТД”, только два из четырех этажей фабричного корпуса, принадлежащего сейчас муниципалитету. Помещения на остальных этажах арендуют у города другие организации, в том числе вещевой рынок.

Филиал вносит в городскую казну арендную плату и установленные законом налоги. В двух цехах - закроечном и швейном - 350 работающих, из них только 11 мужчин. Это механики, электрики. Южнокорейская фирма ежемесячно доставляет необходимые материалы и фурнитуру на 60-80 тысяч долларов, а затем забирает готовую продукцию для реализации. Сейчас здесь шьют куртки по заказу одной из американских фирм. Работает филиал под таможенным контролем, поскольку по условиям контракта продукция реализуется только за рубежом - в Южной Корее и Японии, США и Канаде, Нидерландах и Великобритании. Единственное, что остается нашей принадлежностью, это слова на этикетке “Сделано в России” - конечно же, на английском языке. Так сказать, в обмен тысяч на 60 долларов в среднем за месяц, поскольку рассчитывается фирма за готовую продукцию тоже в долларах.

В просторном и хорошо освещенном швейном цехе - плотные ряды столов со швейными машинками различного назначения. Все здесь поставлено на поток: каждая швея исполняет какую-то одну операцию. Нет суеты, праздношатающихся. Зал в момент пустеет в обеденный перерыв и погружается в сумерки - освещение переводится на экономичный режим. А через час снова ярко вспыхивают плафоны, и зал наполняется монотонным жужжанием и стрекотом электрических швейных машин. Даже разговаривая с корреспондентом “В”, швеи не поднимают глаз на собеседника: работа не прекращается. Хотя средний заработок вроде бы и невысок - 1600-1800 рублей в месяц, но выдается зарплата без задержек и два раза в месяц, о чем многие, и не только в Лесозаводске, давно уже забыли.

Довольна работой филиала и южнокорейская фирма. Ее президент Ён Джин Хи бывает на фабрике раз в три месяца и каждый раз не перестает удивляться: как это так - предприятие, которое зарабатывает своему государству ежемесячно более 60 тысяч долларов, до сих пор не имеет каких-либо налоговых льгот за такой солидный приток в страну иностранной валюты. А директор филиала Александра Юрьевна Самбур только грустно улыбается в ответ: не только иностранцу не понять наши национальные особенности экономической политики...

А нам снова придется изобретать велосипед...


Сегодня мы делаем большие глаза, когда соприкасаемся непосредственно с истинной организацией экономики капиталистического мира, и ощущаем себя на грани прострации, потому что велосипед-то, оказывается, давным-давно изобретен, мы сами на нем благополучно ездили, а потом по совету “знающих” людей почему-то вдруг поломали и выбросили.

Как сегодня работает южнокорейская фирма “Миджин Ко ЛТД”? Александра Самбур, нынешний директор филиала в Лесозаводске, много лет возглавлявшая планово-экономический отдел бывшей швейной фабрики “Уссури”, не скрывает своего профессионального удовлетворения: фирма дает инвестиции в виде необходимого перечня материалов для изготовления конкретного вида продукции и, оплатив работу, сама занимается проблемами реализации готовой продукции. Все до удивительного просто, как видите. И с реализацией готовой продукции, оказывается, никаких особых проблем: например, американская фирма, заказ которой сегодня исполняют лесозаводские швейники, имеет сотню собственных магазинов, размещенных в десятке стран.

- Но ведь и у нас было то же самое,- говорит Александра Юрьевна.- Владивостокская торговая база “Востокодежда” на основе покупательского спроса в Дальневосточном регионе давала нам заказ, обеспечивала материалами, затем закупала готовую продукцию и реализовывала ее в сети магазинов от Бурятии до Камчатки. Схема, как видите, та же самая: изучение спроса, комплектация оптового заказа, оптовая реализация готовой продукции. Наши так называемые рыночники всю эту отлаженную систему враз разрушили в начале 90-х годов. Мы были вынуждены заключать прямые договоры с каждым магазином, с каждым “челноком” на реализацию от десятка до сотни комплектов готовой одежды. Приходилось просто навязывать свою продукцию торговцам, не требуя сиюминутной платы за нее. Представьте, при ежемесячном пошиве 40 тысяч детских курток сколько надо было заключить таких договоров, потом проконтролировать их исполнение в части возврата денег после реализации в розничной торговле. И сколько раз нас обманывали, мы просто теряли товар, потому что разорившиеся торговцы не могли его оплатить.

Поварилась фабрика “Уссури” в таком адском котле около десятка лет и закрылась. Теперь бывшая швейная фабрика “Уссури” - филиал южнокорейской фирмы. Насколько эта фирма солидна, можно судить хотя бы по таким фактам: на российском Дальнем Востоке в составе этой фирмы уже работают бывшие самостоятельные и достаточно известные в регионе швейные предприятия, расположенные во Владивостоке, в Спасске-Дальнем, Лесозаводске, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Биробиджане, и каждый из этих филиалов ежемесячно получает от фирмы инвестиции в объеме 60-80 тысяч долларов. Это какие надо взять на себя кредитные обязательства, какой иметь оборот валютных средств? Наши же швейные предприятия стали банкротами и по той причине, в частности, что в одночасье лишились возможности получать какие-либо инвестиции, а самим брать кредиты в банках из-за запредельных тарифов тоже стало равносильно самоубийству. А без оборотных средств, как известно, тоже не прожить.

Господа капиталисты сохранили на наших швейных фабриках, построенных государством на народные деньги, рабочие места для высококвалифицированных специалистов, подготовленных, кстати, тоже нашим государством. Они, как рачительные хозяева, помогают обновлять оборудование - подержанное, правда, но еще хорошее, японского производства, и оплачивать его предлагают в рассрочку. Выгодно: высокотехнологичное оборудование способствует повышению производительности и качества труда. Внимательно следят за условиями труда: не дай бог, чтобы работающий сверхурочно не получил за это оплату или отпуск, чтобы всем необходимым была оснащена собственная добровольная сандружина и медаптечки, чтобы всегда были в готовности автономное обеспечение водой и электричеством - на случай аварий на городском водопроводе, отключений электроэнергии и прочих проблем. На случай пожара каждому укажут выход из помещения жирные желтые линии на полу в проходах и всегда освещенные пожарные выходы, если сломалась швейная игла, швея не успокоится до той поры, пока обломок не будет найден и этот факт не будет запротоколирован. Все то же самое, что раньше на наших предприятиях делали ведомства по охране труда. Известно ведь, от кого научились этому корейцы.

А за державу все-таки обидно...


Даже работницы, рассказывая о своей зарплате, которой в общем-то они, по их словам, были довольны, на секунду оторвав взгляд от рук на машинной строчке, вдруг глянут на тебя с какой-то смутной отрешенностью. Понять все это, пожалуй, несложно: монотонный интенсивный труд причина тому, и многие опытные швеи, проработавшие годы в этом цехе, даже вынуждены увольняться - не выдерживают. Это одна сторона. А если попристальнее посмотреть, то окажется, что и зарплата не так уж велика для такого ежедневного однообразного труда: всего каких-то 55-60 долларов в месяц. Такие же швеи в той же Южной Корее, не говоря уже о США, получают гораздо больше. Или другой пример: и в 1993, и в 2000 году фирма платит филиалу за каждую куртку все те же 1,4 доллара! Раньше этих денег и на приличную зарплату не хватало. Помог август 1998 года - доллар резко подорожал, и рублей сразу стало больше. Но и сейчас концы с концами едва сводят в филиале.

Да и свое, доморощенное, не лучше: налоговики, банки, тот же муниципалитет. Кто работает, с того и дерут три шкуры. В одном здании, на одном этаже, но за производственную площадь арендная плата намного больше, чем за площадь офисную. Или операции с валютой. Фирма за продукцию рассчитывается долларами, они поступают в один из владивостокских банков, и за это надо платить. Большая часть валюты переводится в рубли в Москве, но за перевод ее в столицу тоже надо платить. И сколько раз еще обскребут-оближут такой лакомый денежный кусок, заработанный нелегким трудом, швеи в неведомом для многих приморском городе Лесозаводске. “А иначе Москва бы с голоду померла”, - грустно шутят работницы филиала.

Приморье за годы реформирования экономики практически полностью лишилось собственной легкой промышленности. Помогли дальновидные азиаты и наши реформаторы. Сейчас мы, имея на собственной территории действующие бывшие наши швейные фабрики, работающие на зарубежный капитал, вынуждены покупать ширпотреб, в том числе и детскую одежду, произведенный в Китае или той же Южной Корее. И по ценам далеко не 1,4 доллара за штуку. Разве одно это не уязвляет национальное самолюбие? И как тут не скажешь знаменитое про державу, за которую обидно.

Одно, правда, утешает: эта вынужденная сегодня форма работы “за бугор” помогает в какой-то степени сохранить саму отрасль для нас самих к той самой поре, когда все же наступят лучшие времена. Потому что и сами здания бывших швейных фабрик, а ныне филиалов иностранной фирмы, установленное в них технологическое оборудование, да и сами высококлассные работницы - все это остается у нас, на нашей территории. И наверное, придет все же то время, когда наши власти и наш бизнес вспомнят о легкой промышленности. Может, тогда приморские швейники снова станут шить одежду и для нас - дешевую, красивую и прочную. Какую поставляют сейчас в заграничные супермаркеты - соответствующую мировым стандартам...

Автор : Виктор ХОЛЕНКО, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Под Тернеем восстановлены дороги

В Тернейском районе снят режим чрезвычайного положения в связи с майским наводнением в населенных пунктах на побережье Татарского пролива, размывом автомобильных дорог и деревянных мостов.

Находка претендует на 20 золотых медалей

В нынешнем году последний звонок в Находке прозвучал для 4689 выпускников.

Наместник прибывает в поместье

Cегодня в Хабаровск из Москвы прилетает в сопровождении узкого круга помощников полномочный представитель президента России в Дальневосточном регионе Константин Пуликовский.

Патриарх не может забыть Владивосток

Турне главы русского православия и его окружения во Владивосток впечатлило не только жителей края, но и само высшее духовенство церкви. Так, на днях в адрес епископа Владивостокского и Приморского Вениамина пришло письмо от патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго.

Академиков теперь больше

В ДВО РАН пополнение - на последнем собрании Российской академии наук пятеро дальневосточных ученых были избраны действительными членами и четверо - членами-корреспондентами большой академии.

Последние номера