Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

Нам дороги эти позабыть нельзя

Вере Степановне Бабич было 18, когда она впервые услышала о войне.

Вере Степановне Бабич было 18, когда она впервые услышала о войне.

- Иду по улице, - рассказывает она, - и вдруг по репродуктору: “Фашистская Германия вероломно напала...”

Люди восприняли это по-разному. Кто-то вскрикнул: “Что же мы делать-то будем?” Раздались и решительные возгласы: “За Родину сражаться - стоять насмерть!” А я растерялась, испугалась и бегом домой к маме.

В госпитале


Мама с братом, как только война началась, в партизаны ушли. Я поехала на грузовике к двоюродной маминой сестре в Запорожье, а оттуда - в Свердловск. Там только работающих оставляли в городе. Мне пришлось отправиться дальше - в Канск, где я получила направление от военкомата в госпиталь.

Спали мы по два-три часа: раненых уж очень много было. Я переживала, плакала, просила другую работу. А мне в ответ: “Надо - и все”.

Помню: несут на носилках одного. Он кровью истекает, и я рядом со слезами на глазах. Иду и поддерживаю что-нибудь: то костыли, то полотенца, то бинты. Проработала там с полгода, больше просто не выдержала. И снова в военкомат. Там спросили: “Куда вас устроить?” А я в ответ: “Не знаю”. Тут предложили в армию идти - за Родину сражаться. Я согласилась.

Думали, на фронт...


Собрали таких же, как я, 250 человек. Посадили в эшелон. Мы думали, что на фронт едем, на запад, а приехали во Владивосток. Разместили всех нас в экипаже. Меня направили в учебный отряд подводного плавания, где уже собралось более 150 девушек. Там обучали трем специальностям: слесаря, кладовщика и радиста. Я работала раньше продавцом, и мне предложили стать кладовщиком. Здесь мы и строевой занимались, и вскакивали по тревоге, и с автоматами на Змеинку бегали, и так шесть месяцев.

А потом новое назначение: в зенитный полк. Его штаб размещался на одной из сопок Владивостока.

В Страну утренней свежести


Через два или три дня, точно не помню, из штаба пришел приказ: отправить весь полк девушек на корабле в Корею.

Корабль снялся с якоря и взял курс на Сейсин. Мы спали на палубе с оружием. Под головой вещмешок с пайком, состоящим из банки консервов да сухарей.

Шли медленно, ведь кругом мины. Часто по трансляции раздавалась команда: “Надеть спасательные жилеты! Проходим минные поля”.

Да, когда к Сейсину подходили, увидели жуткую картину: в воде плавали трупы. Грохота войны слышно не было, а столько погибших! Пришлось нам их из воды на берег вытаскивать.

Вражеский самолет


Километров за 40 от Сейсина, где мы выгрузились, шла война. В горах в блиндажах засели японские пулеметчики. С ними возникали короткие перестрелки.

Нам пришлось стрелять только один раз - по самолету. Командир приказал было развернуть орудия и открыть огонь.

Японский самолет покружил и повернул восвояси - мы не попали... Потом орудия законсервировали, а меня перевели в штаб телефонисткой. Я от Сейсина до Расина пешком прошла - связь восстанавливала.

Обстрел


Когда мы в Расин пошли, взяли с собой катушку 35-килограммовую - провод прокладывали от штаба. По деревьям бросали, где как можно было спрятать. Идем, значит, вдруг выстрел. Мы - кто куда: в ямы, окопы. Оружия-то у нас не было, ведь задание - провод проложить. Девушку одну ранило в плечо, я колено повредила, когда падала, видите - опухшее. Но ничего, главное - выбрались и задание выполнили.

И тогда мечтали о любви

Расскажу о своем муже. В экипаже мне предложили учиться на кладовщика. А строевые занятия вел красивый высокий лейтенант, на которого я сразу глаз положила. Познакомились, начали встречаться. Я брала увольнительные - и в город, к нему.

Шесть месяцев пролетели незаметно. Я попала, помните, в зенитный полк. Он приходил к нам в штаб, на сопку, а его там задерживали. Не положено. И мы стали встречаться опять в городе.

Шел 45-й год, весна! Вот-вот должна была начаться война с Японией. И она началась. Но, правда, в августе наш полк отправили в Корею. Пришлось с Василием Евтроповичем, который, кстати, был старше меня на восемь лет, расстаться.

Разыскал!


После демобилизации мы с подружкой вернулись во Владивосток. Она пригласила меня пожить у нее, пока я не найду себе квартиру. Приехали мы в домик к ее бабушке. А там - сестра подружки с тремя детьми, муж, бабушка, да еще нас двое.

Переночевала я на полу. Ох, как холодно было! Зима. А утром пошла квартиру искать. Там, где сейчас базар на Луговой, жила учительница в двухкомнатной квартире. Сына ее на фронт отправили, не вернулся еще. Пустила она меня к себе. С марта по июнь жила у нее. Устроилась работать (на целых 20 лет!) продавцом пива в ресторан “Золотой Рог”.

Сидим как-то с Полиной Ивановной, чай пьем. Вдруг стук в дверь. Полина Ивановна: “Кто там?” А ей в ответ: “Я, Бабич, а у вас живет Вера?” Дверь распахнулась. Я не поверила своим глазам - это был тот самый лейтенант... Он схватил меня в объятия и говорит: “Больше я тебя никому не отдам”. А на вопрос, как же он меня нашел, ответил: “Любовь помогла”.

На третий день после нашей встречи он получил увольнительную и мы расписались в райисполкоме. Нам дали комнату. И прожили мы в любви и согласии 50 лет...

Вот такой рассказ длиною в жизнь.

Автор : Елена ТУЛЬЦЕВА

В этом номере:
Новый скандал вокруг высших чинов флота

На Тихоокеанском флоте, похоже, назревает новый скандал, связанный с высшими чинами штаба ТОФ. На этот раз в поле зрения правоохранительных органов попал начальник отдела сельского хозяйства флота полковник Леонид Трух. Ему инкриминируют махинации, связанные с приобретением квартиры.

Таможня дает присягу

В Дальневосточном таможенном управлении состоялось торжественное собрание, приуроченное к 55-летней годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Заслуженным работникам вручались подарки, им, кроме того, дали возможность получить качественную медицинскую помощь.

Спасенное “Красное знамя”

Современная история старейшей в Приморье газеты “Красное знамя”, которая вышла в свет 1 мая 1917 года, довольно печальна. Осенью 1991 г. ее издание было приостановлено в связи с августовским путчем. После долгой “междоусобной” борьбы газеты с “Дальпрессом” “Красное знамя” выселили с прежнего места жительства (пр. “Красного знамени”, 10). При этом большая часть газетного архива так и осталась невывезенной. В начале прошлого года беспризорные документы, сваленные в кучу, обнаружил журналист Иван Егорчев.

Старший лейтенант Алексей Беляев получил орден. Посмертно

Накануне Дня Победы начальник УВД Приморского края Александр Васильев вручил орден Мужества Ольге Беляевой, вдове заместителя командира роты приморского ОМОНа Алексея Беляева. Старший лейтенант милиции погиб в сентябре прошлого года в дагестанском селении Чабан-Махи.

Скоро на играх “Луча” не хватит мест для зрителей

"Луч” - “Динамо” (Омск) - 4:0. Одержав самую крупную в стартовых матчах зоны "Восток" победу, "Луч" возглавил турнирный караван. Тем самым как бы сбываются предсезонные обещания Юрия Карамяна взять первое место. Матч вызвал еще больший ажиотаж, чем предыдущий кубковый поединок с "Океаном". Южная трибуна вновь была переполненной.

Последние номера