Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Мегаполис

“Всегда верный тебе, твой Ваня...”

В госархиве Приморского края хранятся письма с фронта - листки, исписанные химическим карандашом, пожелтевшие и ломкие от времени. На многих из них стоит штамп: “Просмотрено военной цензурой”. Свернутые треугольником, затертые в долгой дороге, они не один год находили своего адресата - молодую красивую женщину Оксану Головину. Их писал Иван, ее муж, в каждую свободную минутку, со всех фронтовых дорог, которые ему довелось пройти на своей боевой машине “Т-26”. Ивана призвали в армию в 40-м, а демобилизовали в 46-м.

В госархиве Приморского края хранятся письма с фронта - листки, исписанные химическим карандашом, пожелтевшие и ломкие от времени. На многих из них стоит штамп: “Просмотрено военной цензурой”. Свернутые треугольником, затертые в долгой дороге, они не один год находили своего адресата - молодую красивую женщину Оксану Головину. Их писал Иван, ее муж, в каждую свободную минутку, со всех фронтовых дорог, которые ему довелось пройти на своей боевой машине “Т-26”. Ивана призвали в армию в 40-м, а демобилизовали в 46-м.

В декабре 1941-го он писал жене: “...Я собственными глазами вижу почти ежедневно, как “знаменитые” арийцы щеголяют в женских кофточках, в пилотках, в шинельке, в ботиночках или же в штатском пальто, которые отбирают у жителей оккупированных районов. И на мою долю выпала большая честь - защита нашего народа... Остаюсь всегда верный тебе, твой Ваня”.

Такими теплыми словами заканчивались все его послания жене.

В 1942-м Иван признается: “Не знаю, какими словами выразить всю преданность к тебе. Ты пишешь, что “а все ж ты меня любишь”, так я говорю, что это было, есть и будет все время, то есть всю мою жизнь. Сколько будет биться в моей груди сердце, до тех пор я буду любить свою милую...”

Но война есть война, и поэзия любви всегда уступает прозе будней.

“Ксения, ты пишешь, что у вас много подснежников, - читаем в следующем письме. - Но и у нас здесь - тоже много “подснежников”. По мере того, как тает снег, из-под него видны торчащие ноги, руки... фрицев и гансов, которые лезли к нам в Москву, да не дошли - меткая пуля советского воина остудила фрицевский пыл, и он остался удобрять нашу землю”.

В другом послании того же 42-го командир танка извещает милую женушку, что он “немного стал поэтом”, хотя и “необтесанным” и шлет фронтовые частушки собственного сочинения:

Гитлер хочет всю Европу

В свои руки захватить.

Но придется идиоту

Свою голову сложить.

Письмо от 29 декабря 1944 г., отправленное из Венгрии, начиналось словами: “Здравствуй, дорогая Петровна! На сегодня Дунай наш. Осталось два дня 1944 года, и наступит решающий 45-й, в котором мы должны покончить с коричневой чумой, и тогда мы будем встречать свой Новый год и начинать новую жизнь, а годы войны выбросим из списка нашей жизни”.

1945-й действительно оказался победным. “Добрый день, Оксана Петровна, шлю я тебе свой сердечный привет и от души желаю всего хорошего. Вот, Ксения, и настал тот долгожданный день, о котором мечтало все человечество... Этот день победы над коварным врагом войдет в историю, а отсюда и есть чем мне гордиться - что я участник с первого дня войны... участник обороны нашей столицы, освободитель Донбасса, Украины, Венгрии. Я участник последнего дня войны, т. е. 9 мая. В 1.00 мы получили известие о конце войны. Как видишь, твой Ванюшка побывал всюду и повоевал много. Получил еще одну награду - “Орден Отечественной войны II степени”. Это все говорит за то, что я не просто находился в армии, а действительно защищал свою советскую Родину. Всех поздравляю с Днем Победы”.

Это письмо было написано в Австрии, через два часа после получения известия об окончании войны.

Но и в этом судьбоносном году не удалось Ивану Васильевичу Головину попасть домой. “О том, как живу, я тебе расскажу, когда приеду, конечно, ты меня не узнаешь. Стал совсем старый, седой, - это строки из письма от 31 декабря 1945 г. - Вот теперь мы уже можем себя называть “стариками” и вправду. Раньше все шутили, теперь шутки в сторону... Жди, скоро приеду. Целую крепко, крепко. Твой и только твой, Ваня”.

И только в конце августа 1946 г. гвардии капитан Головин демобилизовался из рядов Советской армии и вернулся в родной Сучан. Его грудь украшали ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали “За боевые заслуги”, “За взятие Будапешта”, “За взятие Вены”, “За оборону Москвы”, “За победу над Германией”.

Оксана дождалась своего мужа. После войны Иван Васильевич работал на шахте “Глубокая” горным диспетчером.

Автор : Надежда КАШИНА, научный сотрудник госархива Приморского края, специально для "В"

В этом номере:
Морская пехота уходит в горы Кавказа

Как стало известно корреспонденту “В” от информированного источника в штабе Тихоокеанского флота, в самый канун праздника маршевый батальон из состава соединения морской пехоты ТОФ отправился на Северный Кавказ.

Мужество Виктора Анькова

Радостная новость пришла из Москвы в канун 5 мая - даты, которую журналисты старой школы по традиции отмечают как День печати: наш коллега, постоянный корреспондент “Красной звезды” по Дальнему Востоку, работавший, кстати, в свое время и в нашей газете, полковник Виталий Аньков удостоен ордена Мужества!

С теплом покончили мы счеты

Вчера во Владивостоке официально закончился отопительный сезон 1999-2000. Накануне и. о. главы городской администрации Юрий Копылов подписал соответствующее постановление.

Пусть будет им сладко

В День Победы участники Великой Отечественной войны, проходящие курс лечения в краевой больнице ветеранов, чай будут пить с фирменными тортами от ООО “Хлебный дом” ОАО “Владхлеб”. На предприятии специально изготовят для этого 40 тортов с победной тематикой и вручат их ветеранам.

На старт выходит город

В предстоящее воскресенье центральная улица краевого центра Светланская на несколько часов превратится в арену увлекательной спортивной борьбы. Здесь состоится традиционная общегородская легкоатлетическая эстафета на призы городской администрации и газеты “Боевая вахта”. Нынче пробег посвящается 55-й годовщине Великой Победы.

Последние номера