Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Эмигранты

Помню, как собирался на жительство в Израиль мой давний знакомый Валерий Михайлович. Прекрасный инженер-электроник, мастер на все руки, но выброшенный с “Аскольда” падением производства и заработка, он так и не нашел в постсоветские времена способа человеческого существования. Спасибо, жена оказалась еврейских кровей - и подался он c семьей на землю обетованную. А перед отъездом все допытывался у меня: - Ну как там люди живут - ведь жара же в 50 градусов?

На чужбину-выручалочку


Помню, как собирался на жительство в Израиль мой давний знакомый Валерий Михайлович. Прекрасный инженер-электроник, мастер на все руки, но выброшенный с “Аскольда” падением производства и заработка, он так и не нашел в постсоветские времена способа человеческого существования. Спасибо, жена оказалась еврейских кровей - и подался он c семьей на землю обетованную. А перед отъездом все допытывался у меня:

- Ну как там люди живут - ведь жара же в 50 градусов?

Вот что единственное страшило его в эмиграции. Не возможные проблемы с жильем и трудоустройством, не языковой фактор - а неподходящий для русского человека температурный режим.

- Ничего, - утешал я как мог Валерия Михайловича, - привыкнешь, акклиматизируешься. Не ты из Арсеньева первый. И что-то пока никто не вернулся.

В самом деле, из Арсеньева в Израиль за последние годы выехало несколько десятков семей. Едут и на уже насиженные их родными места, и наудачу. Едут в поисках лучшей доли даже известнейшие в городе люди. Так, два года назад убыл туда ведущий хирург центральной больницы Владимир Кашпура. Сегодня в городе действуют курсы иврита - следует ожидать еще более ускоренных темпов преобразования арсеньевского россиянина в тель-авивского еврея. И никого из эмигрирующих не удерживает верная пословица наша: “Хорошо там, где нас нет”. В средиземноморском направлении поглядывает едва ли не всякий, вдруг ощутивший в себе хоть граммушку еврейской крови.

Двигаются и в Германию, у кого есть там какие-то корни.

Кто их осудит? Ведь в пикирующем уже многие годы Арсеньеве более-менее сносно живет лишь “новый русский”, успевший вскочить на подножку вагона уходящего в капитализм поезда. Терпимо бюджетнику, даже получающему зарплату с опозданием на несколько месяцев, да пенсионеру, которому не нужно тратиться на обувь-одежду, а на хлеб-сахар хватает. Но едва сводят концы с концами авиастроитель и машиностроитель, среднемесячный доход которых в полтора раза ниже российского прожиточного минимума. И каким-то чудом выживают теплоэнергетики и коммунальщики, которым на 3/4 платят продуктами и которые получают на руки лишь гроши. И при этом задолженность по зарплате перед ними составляет целых полтора года. А уж о безработных, которых в городе под 3000, и говорить нечего - эти-то как еще существуют?

Кто их осудит, если эмигрантскими и мигрантскими настроениями охвачено, пожалуй, полгорода? И если ты не немец, не еврей, если ты не вхож в Израиль и Германию - то, слава богу, велика Россия, и почему бы не поискать в ней той самой земли обетованной?

Ищут... В течение 90-х годов население Арсеньева сократилось почти на 5000 человек. Около 2000 семей, многие из которых десятилетиями считали этот город родным, стали в нем лишними. Я уж не говорю о том, что тысячи арсеньевских мужчин и женщин уходят в моря, бороздят просторы России в железнодорожных рефрижераторах и проводниками пассажирских поездов, работают на предприятиях и стройках чужих регионов, контрактничают в соседних с городом воинских частях. В лучшем случае они лишь спят в своем городе, но не живут в нем...

К батьке Кондратенко


Рудаковы видными людьми были на “Прогрессе”. Нелля Васильевна в инженерах всю жизнь здесь проработала, а Василий Михайлович и летчиком был, и в больших начальниках отмечался. На обоих не раз оглядывался завод при освоении новой авиатехники. Тех же “Летающих танков” и “Черных акул”. Однако подошел пенсионный возраст. Хотя и остались еще силенки для производства, но сник завод - и без них народа с избытком. Отправились-таки Рудаковы на заслуженный отдых. Бедовать начали на свой рубль короткий, в долги влезли немалые.

А тут прогрессовские акции продавать чуть ли не за каждым углом стали, решили они дела свои таким образом поправить. Все акции и сбыли по цене в 25-30 тысяч рублей - тогда еще неденоминированных. Потом стоимость бумаг этих стала стремительно расти, и оказалось в итоге, что, первыми сбыв их, Рудаковы “пролетели” раз в 20. Могли бы машину купить, ну а так на хлеб и долги все спустили. Едва вывел Василий из долгого шока свою супругу.

Пенсионер - он и в Европе пенсионер. Только европейскому нашему пенсионеру, ведомо, намного легче живется на те же деньги, чем дальневосточному. Посидели Рудаковы, посудили-порядили - и склонились к мысли, что доживать лучше с той стороны Урала. Общаком со знакомыми выбрали и новое место жительства - кубанскую станицу Староминскую в Краснодарском крае. В том самом, откуда всяко-разно: и ругательно и хвалебно гремит на всю страну имя его губернатора Кондратенко, что лобызался перед выборами с самим Владимиром Путиным. На эту станицу-станцию и держали Рудаковы путь прошлой осенью.

Благо, удачно продали свою трехкомнатную квартиру в центре города прапорщику с жилищным сертификатом. На эти деньги купили в Староминской домину тоже в три комнаты со всеми удобствами - и, как пишут друзьям, довольны ныне. При доме усадьба в 15 соток с садом и огородом, так что тут тебе сразу и дом, и дача. Все в магазинах и на рынке, сообщают, дешево. Хлебобулочные, к примеру, в два раза дешевле, чем в Арсеньве, а мясо-молочное в полтора. Яблок - так тех на четвертак не кило, как у нас, а ведро купишь.

На чужбине, похоже, все больше становящейся для Рудаковых родной, намерены они крепко-накрепко ухватиться за землю, сделать ее своей второй, вместе с пенсией, кормилицей. Уже наметили, что лучше из овощей посадить, каких фруктовых деревьев добавить. Собираются цыплят купить, кур развести. А то и гусей, индюков.

Немало радуются Рудаковы и тому, что избавились от кошмаров приморской зимовки. Тем более что дома теперь у них газовый котел - какую хочешь держи температуру. “Я просто балдею от этого”, - сообщает Нелля Васильевна.

После Арсеньева Рудаковым на Кубани просто рай. И туда они уже зовут своих друзей, без которых скучают. И наверное, кто-то из таких же неприкаянных - их и моих земляков - тоже соберет свой скарб и двинется за Уральский хребет в поисках счастья. Не на Кубань, так в другие более богатые города и веси нашей нищей России. Во спасение двинется либо в поисках лучшей человеческой доли.

Деревенька моя, деревенька-кормилица...


На просторном подворье лаем встретил меня небольшой серый пес. Гавкал он, впрочем, не так уж и злобно - не столько не пуская за калитку, сколько вещая хозяевам о госте.

Оглядываю усадьбу - чувствуется крепкая крестьянская жилка. В загоне при добротном сарае жует жвачку годовалая телка, а у ног ее шныряет пара поросят. Чертовски красивый петух водит туда-сюда стайку кур. Настороженно, наверное, готовая чуть что боднуть меня, посматривает коза.

И вот он, мой знакомый, - Николай Мажуга. Недавний арсеньевец, а уже полгода как сельский житель.

- Заходи, - приглашает...

Лет 10 знаю Мажугов, людей самого работоспособного среднего возраста, - Николая и Галину. Вот тоже еще кого судьба повертела после того, как рулевые страны взяли курс на реформы... В деревообрабатывающем цехе “Прогресса” главе этого семейства цены не было на сборке мягкой мебели. За краснодеревщика сходил. Да и супруга не из последних была. А как посыпался завод, то пришлось забирать трудовые книжки да бежать куда глаза глядят.

Только далеко ли убежишь, если весь город “сыпется”?

Ой, как намытарились Мажуги со своими малолетними детьми за эти годы... Оба перебрали кучу организаций, но безденежье так и не отпустило. Предпоследнее место работы Галины - санитарка роддома. Получала на руки менее трехсот. Вот тут-то и приглядела ее, обходительную с детьми, вежливую с роженицами, супруга преуспевающего коммерсанта. Предложила ухаживать за только что появившимся ее малышом на дому за 350 рублей. А потом хозяева взяли к себе на работу и Николая. Не буду пересказывать их житье-бытье у этих радетелей, но финал опять же вышел не в пользу моих знакомых.

- Нас просто за батраков там держали, - говорят они мне. - За мизерную плату заставляли все больше и больше работать.

А однажды, когда вышел спор по оплате отдельного договора, хозяин попрекнул:

- У меня, чтобы устроиться на работу, за 200 рублей в ногах валяются!

Хозяйка, правда, добрая женщина, но тоже как-то на крик сорвалась.

- Тут я и сказала ей “до свидания”, - подытоживает свою городскую жизнь Галина. - После этого мы с Николаем решили перебираться в деревню.

Между тем Николаю выпало поскитаться и до, и после этого трудоустройства. Столярничал в двух частных фирмах, в ЖЭКе, отделывал коттедж богатого горожанина. И даже два месяца поработал в Хабаровском крае на золотодобыче. Хорошо платили там, но видя, что мужик - мастер на все руки, нагружали его беспредельно. А когда взроптал среди таких же артельщиков, те тут же заложили его хозяину. У того разговор был короткий:

- Будешь вякать - выгоню.

Потребовал Николай свои заработанные - и домой. Ну а дома-то куда податься? Если и есть где работа - не платят или платят с задержками да натурой. Согласился на понедельную оплату и на харчи у Галиных хозяев. Опять же в итоге промашка вышла. А жить-то надо, школьников Димку и Катю тянуть надо. Думайте, семейные головы, как одолеть неодолимое?

И придумали.

Устроили слежку за объявлениями в городских газетах. Сразу же настроились на одно из ближайших от города сел, чтобы, обзаведясь огородом и живностью, можно было бы задешево в Арсеньев на базар ездить, торговать продукцией подворья. В Чернышевке выпал неплохой выбор домов - купили, который наиболее приглянулся. Близко к трассе районного значения и остановке междугородного автобуса. Удачно продали городскую квартиру. Так выгодно, что к деревенскому дому смогли прикупить полугодовалую тогда телушку, поросят, кур. И козу. Да еще дом на слом, из которого собрали баньку.

Николай нашел в деревне работу - кочегаром у военных. Платят исправно. Хоть 700-800 рублей, но ежемесячно. Галина домохозяйничает. Говорит:

- Это для нас - деньги. Правда, на зерно для кур много уходит, зато яйца свои, молоко. Плюс экономлю на хлебе - сама его пеку.

Предложила мне стакан козьего молока и кусок белой пахучей булки. А сама - о детях:

- Катя постоянно в городе болела простудами, а эту зиму хорошо перенесла, думаю, молоком подкрепила я ей здоровье. Димка в Арсеньеве второгодником был, а сейчас учителя отмечают его с лучшей стороны. Собирается одиннадцатилетку заканчивать и уже специальность себе определил: будет учиться в чернышевском профучилище на повара. Любит он это дело. Нет, не жалеем мы, что из города сбежали. О нас можно прямо говорить, что именно сбежали. Попробуем здесь жизнь наладить.

Собираются Мажуги купить тот самый земельный участок через дорогу, где им было разрешено разломать бесхозную халупу. Часть его как выгон для скота намерены использовать, другую под огород пустят. Земли здесь торфяные, урожайные. Не выдадут. Работящему человеку помогут и руками приложиться, и рублем подкрепиться.

Уходил от Мажугов - сфотографировал их на память. Вместе с хозяйством. Димки только не было - отпросился к друзьям...

Автор : Виктор ДЕБЕЛОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Рекам тесно в берегах

За последние дни уровень реки Илистой в низовьях поднялся более чем на 3,6 метра - и это пока что является максимальным уровнем паводка в Приморье нынешней весной. Вода вышла на пойму, и началось наводнение прилегающей территории. Благо, что в тех местах Черниговского, Спасского и Хорольского районов нет крупных населенных пунктов, значимых линий коммуникаций и масштабных сельскохозяйственных угодий.

Остались без горячей воды

Вечером 25 апреля замерла Владивостокская ТЭЦ-1, а ровно через сутки, вчера, остановилась и котельная “Вторая Речка” (котельная “Северная” прекратила работу еще раньше). На них закончился мазут. По этой причине теплоисточники перестали нагревать горячую воду для огромных жилых массивов соответственно Фрунзенского и Советского районов.

Танкер “Приморье” на плаву

На судостроительной верфи Hyundai Heavy Industries (Южная Корея) состоялся спуск на воду крупнейшего на Дальнем Востоке танкера “Приморье” дедвейтом 105 тысяч тонн, который через два месяца пополнит флот Приморского морского пароходства.

Свиней отправили “под нож”

Комиссия по чрезвычайным ситуациям Уссурийского района приняла решение отправить “под нож” всех больных ящуром свиней. Поголовье зараженных в Элитном животных уже перевалило за шесть сотен. Все попытки вылечить поросят и свиноматок, несмотря на ежедневные прививки, пока не увенчались успехом. Дабы не вынести заразу за пределы опасной зоны, и было принято постановление об уничтожении заболевшего скота.

Субботник состоится в рабочий день

В администрации Владивостока прошло расширенное заседание городского штаба по благоустройству, на котором речь велась об итогах прошедшего субботника и подготовке к следующему - 6 мая.

Последние номера