Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Политика

НЭП под крышей ФСБ

Находка всегда была городом загадочным. В те веселые времена, когда об открытии Владивостока и речи не шло, небольшой порт в 200 километрах от столицы Приморья казался центром цивилизации. Сюда заходили иностранные суда, здесь работали зарубежные консульства и официальные представительства западных компаний. Здесь работал “Интерклуб”, где за каждым столиком потягивали виски моряки из далеких стран. Получить распределение в находкинский отдел КГБ у сотрудников этого ведомства считалось за удачу - и работа интересная, и перспектива роста, а при хорошем стечении обстоятельств и орденок, внеочередное звание с приятным довеском в виде прибавки к окладу получить можно.

Это странное место - Находка


Находка всегда была городом загадочным. В те веселые времена, когда об открытии Владивостока и речи не шло, небольшой порт в 200 километрах от столицы Приморья казался центром цивилизации. Сюда заходили иностранные суда, здесь работали зарубежные консульства и официальные представительства западных компаний. Здесь работал “Интерклуб”, где за каждым столиком потягивали виски моряки из далеких стран. Получить распределение в находкинский отдел КГБ у сотрудников этого ведомства считалось за удачу - и работа интересная, и перспектива роста, а при хорошем стечении обстоятельств и орденок, внеочередное звание с приятным довеском в виде прибавки к окладу получить можно.

Сейчас все изменилось. В Находке осталось только одно иностранное консульство - северокорейское. “Интерклуб” закрылся. Иностранных судов в портах Находки все меньше и меньше. Оперативное мастерство потомкам железного Феликса оттачивать решительно негде.

Свет в конце туннеля промелькнул с появлением свободной экономической зоны “Находка”. Здесь и иностранные инвестиции, здесь и представители малопонятных зарубежных структур, здесь и криминалитет, жаждущий отщипнуть лакомый кусочек от огромного денежного пирога. Казалось бы, свободная зона должна была стать настоящим полигоном для местных чекистов. Знай себе отрабатывай новые методы, обеспечивай экономическую безопасность, контролируй денежные потоки, чтобы злые люди не завернули их в собственный карман. Ан нет.

Зона потихоньку захирела. Памятником российской безалаберности вполне могут служить нереализованные грандиозные проекты. Проекты, под которые выделялись огромные средства. Теперь безвозвратно исчезнувшие.

Опомнились лишь сейчас. Но то ли от отсутствия специфического опыта, то ли по какой другой причине действия руководства и сотрудников отдела ФСБ по городу Находке порождают больше вопросов, нежели дают повод для победных реляций.

“Пуля” для губернатора


В конце марта в Находке прошло выездное заседание краевой межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией под председательством губернатора Приморья Евгения Наздратенко. Основной темой, обсуждавшейся на заседании, стала ситуация, возникшая вокруг скандальной смены собственников в ОАО “Находкинский рыбный порт” и ОАО “Нефтепорт”. Основным докладчиком назначили заместителя начальника краевого управления Федеральной службы безопасности, по совместительству начальника горотдела ФСБ Находки Юрия Алешина. На пресс-конференции губернатор Приморья сделал довольно любопытное заявление: “В Находке возбуждены два уголовных дела. Речь идет прежде всего о возврате контроля государства над стратегически важными для него предприятиями”.

Подобное заявление наделало немало шуму. Шутка ли, впервые в новейшей истории России ФСБ взялось за “прихватизаторов”?

Но... губернатора, похоже, дезинформировали. Детальное изучение ситуации в портах Находки позволяет говорить, что ни о каком возвращении государственного контроля за стратегическими объектами здесь и речи не идет. Если не сказать большего...

Но начнем с самого начала. 2 августа 1994 года в Находке было создано открытое акционерное общество “Инвесткомпания “Первый порт” (“ИПП”). Ее основным акционером был “Первый инвестиционный ваучерный фонд”.

Примерно в это же время “ИПП” выиграла ряд инвестиционных конкурсов и стала обладателем довольно крупного пакета акций ОАО “Находкинский рыбный порт”. К концу 1995 года на счетах инвестиционной компании находилось 38 процентов акций рыбного порта. Ценные бумаги приобретались по номинальной стоимости в 10 копеек. Общая стоимость пакета превышала 51 тысячу деноминированных рублей.

Первый передел


Все изменилось в конце 90-х, когда хозяином основного акционера “Первого порта” - ОАО “Первый инвестиционный ваучерный фонд” - и, как следствие, фактическим владельцем пакета акций рыбного порта - стала американская компания Pioneer Group. На должность директора был назначен Михаил Веселов.

Собственно, с этого момента и начинается детективная история.

Летом 1999 года Михаил Веселов, избранный в совет директоров “Инвесткомпании “Первый порт”, от имени представителей Pioneer Group обратился с предложением к генеральному директору “ИПП” Денису Любимову перевести на счет американской компании “Кредит Свисс Ферст Бостон” (Credit Swiss First Boston) 38-процентный пакет акций ОАО “Находкинский рыбный порт”. Любимов ответил решительным отказом.

После этого и разгорелся конфликт. Примерно к этому моменту и относится появление на авансцене одного из главных героев нашей публикации - помощника генерального директора ОАО “Находкинский рыбный порт” Михаила Васильева.

О личности нашего героя известно мало. Многие годы г-н Васильев трудился в славных органах отечественной госбезопасности. А в народное хозяйство ушел в середине 90-х, когда в звании подполковника ФСБ уволился с должности заместителя начальника находкинского городского отдела Федеральной службы безопасности. Знающие Васильева люди характеризуют его как человека тихого и спокойного, вежливого и обходительного. Говорят, что он очень ценит дружбу. А первым другом Михаила Петровича, по его же собственным заявлениям, был и остается нынешний начальник горотдела ФСБ полковник Юрий Николаевич Алешин.

Но вернемся к нашей истории. Получив от Любимова отказ, генеральный директор рыбного порта отправляет к несговорчивому руководителю инвестиционной компании своего помощника Михаила Васильева.

Народная дипломатия приобрела сразу же какие-то странные формы. По словам Дениса Любимова, Михаил Васильев прочитал ему такую лекцию о международном положении, после которой впору собирать допровскую корзинку и идти сдаваться славным органам.

Но и это по сути присказка. Сказка, точнее захватывающий ломовой боевик, начинается дальше.

В августе 1999 года Денис Любимов принимает решение продать пакет акций рыбного порта ряду приморских инвестиционных компаний - ОАО “Инвестиционная компания “Клевер”, ЗАО “Инвестиционная компания “Финансовый маркетинг” и ЗАО “Финансовая компания “Диаспора” по цене 18 копеек за штуку - всего на сумму 92 127 рублей.

После этого произошло то, что на новорусском языке называется разборкой.

В бой идут одни “старики”


16 ноября 1999 года в кабинет к Любимову прибыл Михаил Васильев. Пересказать в красках всю беседу представляется затруднительным. Но важна лишь суть - помощник генерального директора ОАО “Находкинский рыбный порт” предложил ему аннулировать сделки по продаже акций рыбного порта. А когда в очередной раз услышал твердое “нет”, отобрал у Любимова ключи от служебного кабинета и пообещал тому все кары небесные в виде преследования правоохранительными органами, подчеркивая при этом, что является личным другом начальника горотдела ФСБ Алешина и пользуется его покровительством.

Уполномочивал ли полковник Юрий Николаевич Алешин бывшего сослуживца говорить об этом, ссылаясь на его светлое имя, истории неизвестно. Однако сотрудники отдела ФСБ, руководимого полковником Алешиным, на сцене все же появились.

Видимо, по чистой случайности появлению в этом деле действующих чекистов предшествовала встреча начальника горотдела ФСБ Юрия Алешина с прибывшими в Находку прежними владельцами акций рыбного порта - высокопоставленными представителями московского офиса американской компании Pioneer Group Андреем Успенским и Ираком Харисовым, которые 21-22 ноября прошлого года посетили с официальным и дружественным визитом Находку. О чем шла речь между полномочными представителями американских деловых кругов и главным контрразведчиком Находки - неизвестно. Но результат не заставил себя ждать.

23 ноября в Москве состоялось заседание совета директоров ОАО “Инвесткомпания “Первый порт”. Три члена совета директоров из девяти, превысив свои полномочия, отстраняют от занимаемой должности Любимова. Генеральным директором инвестиционной компании назначается генеральный директор ОАО “Находкинский рыбный порт” Михаил Веселов.

25 ноября 1999 года Веселов направил заявление в прокуратуру, где сообщил, что, продав акции рыбного порта, Денис Любимов превысил свои полномочия, чем нанес существенный вред компании. На следующий день прокуратура возбудила уголовное дело № 766316 по статье 201 УК РФ, предусматривающей ответственность за злоупотребление служебными полномочиями.

Любимову инкриминировалось то, что он продал акции ОАО “Находкинский рыбный порт” по баснословно низкой, не отвечающей их реальной стоимости цене в 3 759 долларов.

26 ноября 1999 года начинаются активные оперативно-розыскные действия по возбужденному уголовному делу. Помощник прокурора Находки Р. Л. Усольцев и сотрудники ФСБ Максимов и Соколов проводят обыски в помещениях инвестиционной компании. При этом любопытно, что при производстве обыска присутствует... некто Михаил Васильев. Да, да, тот самый Васильев, который числится помощником гендиректора рыбного порта и лучшим другом начальника находкинских чекистов одновременно.

Дальше - больше. При проведении следственных мероприятий в доме у родителей Дениса Любимова Васильев по сути руководит обыском. По словам матери Дениса Любимова Татьяны Викторовны, отставной чекист Васильев давал рекомендации следователю прокуратуры и ориентировал оперсостав на поиск определенных документов, ничуть не стесняясь посторонних и понятых.

Любой хоть немного сведущий в юриспруденции скажет вам - участие Васильева в обысках незаконно. Но... На Находку, видимо, это не распространяется.

“Шьем” дело из материала заказчика


20 января 2000 года постановлением помощника прокурора Находки Романа Усольцева уголовное дело в отношении Дениса Любимова было прекращено за отсутствием в действиях генерального директора инвестиционной компании состава преступления. Казалось бы, на этом история злоключений находкинских финансистов должна была закончиться. Но не тут-то было. Буквально через несколько дней по представлению горотдела ФСБ расследование было возобновлено.

А в марте возобновились и активные следственные действия. Так, уже 2 марта сотрудники произвели обыск в консалтинговой фирме ОАО “Гудвилл”.

9 марта 2000 года сотрудники ФСБ произвели обыск в доме отставного сотрудника ФСБ Александра Евтушенко. В ходе следственных мероприятий были изъяты документы, в том числе материалы судебного разбирательства в Арбитражном суде между ОАО “Инвестиционная компания “Первый порт” и ОАО “Находкинский рыбный порт”, принадлежащие одному из находкинских финансистов.

При этом обыск проводился без присутствия следователя, а изъятые материалы были переданы в прокуратуру лишь через четыре дня. При этом, как заявляется, до передачи документов следователю 11 марта сотрудники ФСБ ознакомили с изъятыми материалами генерального директора ОАО “Находкинский рыбный порт” Михаила Веселова.

27 марта расследование этого уголовного дела по отдельному поручению прокурора Приморского края было передано в следственный отдел ФСБ.

А 29 марта состоялось выездное заседание межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией. Заседание, после которого губернатор заявил, что акции порта должны работать на экономику, а не на чьи-то личные интересы.

Странности “государственного” подхода


Так чьи же интересы защищает находкинский горотдел ФСБ? И можно ли говорить о том, что все действия чекистов направлены на “возврат контроля государства над стратегически важными предприятиями”?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться, кто же был фактическим собственником крупного пакета акций порта. Даже после мимолетного знакомства с основополагающими документами становится ясно, что прежним владельцем рыбного порта были... американцы.

Как так, спросите вы? А все очень просто. Контрольный пакет акций ОАО “Инвесткомпания “Первый порт” принадлежит московскому фонду “Пионер первый инвестиционный фонд” (ППИФ). В свою очередь, “ППИФом” владеет некое закрытое акционерное общество “Пионер первый”. А вот единственным учредителем ЗАО “Пионер первый” является американская компания Pioneer First Russia. Президентом Pioneer First Russia является гражданин США Джон Ф. Коган.

Таким образом получается, что до продажи акций приморским инвестиционным компаниям их фактическим собственником являлись американцы.

Так о каком же государственном контроле может идти речь. Или зарегистрированная в Бостоне американская компания Pioneer Group и наше государство - единое целое?

Слухи к делу не пришьешь?


Но вернемся к тому, с чего начинали. Где было руководство горотдела ФСБ, когда в СЭЗ “Находка” разворовывались миллиарды, когда исчез целевой госкредит в 25 миллионов долларов? Почему же Алешин сотоварищи никак не реагировали на это? И почему вдруг ни с того ни с сего чекисты проявляют в нашем деле немотивированную активность?

И если действия полковника Алешина и его подчиненных не направлены на защиту интересов российского государства, то возникает вопрос о мотивах, ими движущих. Некоторые злые языки в обращениях в прокуратуру, к начальнику УФСБ по ПК, службу собственной безопасности ФСБ утверждают, что в нарушение принципа, закрепленного в ч.9 ст.16 федерального закона РФ “Об органах федеральной службы безопасности в РФ” от 3.4.1995, сотрудники ОФСБ по г. Находке занимаются не чем иным, как “оказанием содействия в предпринимательской деятельности”, а “активное участие сотрудников ОФСБ по г. Находке и лично полковника Алешина в расследовании уголовных дел, не относящихся к их компетенции, дает основание предполагать наличие у руководства ОФСБ по г. Находке личной заинтересованности в исходе этих дел”.

Говорить о наличии своего интереса в этом деле у сотрудников ФСБ мы не можем - слухи к делу не пришьешь. Однако слухи - вещь упрямая, и на пустом месте они, как нам кажется, не появляются. Утверждать, что в выкладках злых языков есть хоть доля истины, мы не готовы. Но по большому счету это и не дело журналистов. Думается, сотрудникам соответствующих служб ФСБ сподручней будет внести ясность в этом вопросе. Если, конечно же, эти факты их заинтересуют.

Автор : Александр МАЛЬЦЕВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Партизанск пьет не только водку

Глава муниципального образования Партизанска Владимир Бандюков встретился с разработчиками и исполнителями важнейшего для шахтерского города заказа – так называемого Южного водозабора и водозабора поселка Углекаменск.

Приморский дринк

В начале марта два крупнейших и единственных на сегодняшний день приморских производителя водки - ОАО “Уссурийский бальзам” и ООО “Арго-1” забили тревогу по поводу снижения в первом квартале объемов реализации своей продукции. Основными причинами падения покупательского спроса на местную водку руководители этих предприятий называют повышение с 1 января ставки акцизов на 40 процентов и одновременно большее поступление в продажу более дешевой завозной водки из западных регионов. В выступлениях на самых разных совещаниях и в интервью наши производители рисуют мрачную картину. Из-за того, что подорожавшая местная водка не находит спроса и проигрывает в цене более дешевой завозной, приходится сокращать производство продукции. А это значит, что если в прошлом году эти предприятия, уплачивая акциз, пополнили краевой бюджет более чем на 380 млн. рублей, то в этом году на такие поступления можно не рассчитывать. Заговорили даже о том, что если срочно не принять мер по стабилизации ситуации, край может лишиться не только источника стабильного дохода, но и целой отрасли.

Самый крутой Эверест - внутри тебя

Сергей Грац - бизнесмен с десятилетним стажем. Участвует в управлении более чем 15 компаний. Президент краевой общественной организации “Согласие”. Депутат думы Приморского края. Образование высшее. Обладает развитым логическим мышлением. Хорошим воображением и эстетическим вкусом. Женат. Имеет шестерых детей, старшей 18 лет, младшему восемь месяцев. Проживает в собственном доме в пригороде Владивостока. Из автомобилей предпочтение отдает “Мерседесу”. Ярко выраженная черта характера - трудоспособность. Среди вредных привычек - курение. Любимая марка сигарет - “Русский стиль”.

Слаще любой музыки

Днем больших людей стала пятница на территории Первомайского судоремонтного завода, что во Владивостоке. Рабочий визит сюда нанесли губернатор края Евгений Наздратенко и исполняющий обязанности главы городской администрации Юрий Копылов.

И выйдут в море СТМы

14 апреля на Дальневосточном заводе “Звезда” состоялась закладка головного судна серии СТМ - среднего траулера-морозильщика. Заказчик серии - рыбопромышленная компания “Посейдон”.

Последние номера