Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Экономика, финансы

Приморский дринк

В начале марта два крупнейших и единственных на сегодняшний день приморских производителя водки - ОАО “Уссурийский бальзам” и ООО “Арго-1” забили тревогу по поводу снижения в первом квартале объемов реализации своей продукции. Основными причинами падения покупательского спроса на местную водку руководители этих предприятий называют повышение с 1 января ставки акцизов на 40 процентов и одновременно большее поступление в продажу более дешевой завозной водки из западных регионов. В выступлениях на самых разных совещаниях и в интервью наши производители рисуют мрачную картину. Из-за того, что подорожавшая местная водка не находит спроса и проигрывает в цене более дешевой завозной, приходится сокращать производство продукции. А это значит, что если в прошлом году эти предприятия, уплачивая акциз, пополнили краевой бюджет более чем на 380 млн. рублей, то в этом году на такие поступления можно не рассчитывать. Заговорили даже о том, что если срочно не принять мер по стабилизации ситуации, край может лишиться не только источника стабильного дохода, но и целой отрасли.

В начале марта два крупнейших и единственных на сегодняшний день приморских производителя водки - ОАО “Уссурийский бальзам” и ООО “Арго-1” забили тревогу по поводу снижения в первом квартале объемов реализации своей продукции. Основными причинами падения покупательского спроса на местную водку руководители этих предприятий называют повышение с 1 января ставки акцизов на 40 процентов и одновременно большее поступление в продажу более дешевой завозной водки из западных регионов. В выступлениях на самых разных совещаниях и в интервью наши производители рисуют мрачную картину. Из-за того, что подорожавшая местная водка не находит спроса и проигрывает в цене более дешевой завозной, приходится сокращать производство продукции. А это значит, что если в прошлом году эти предприятия, уплачивая акциз, пополнили краевой бюджет более чем на 380 млн. рублей, то в этом году на такие поступления можно не рассчитывать. Заговорили даже о том, что если срочно не принять мер по стабилизации ситуации, край может лишиться не только источника стабильного дохода, но и целой отрасли.

Производители накручивают краевую администрацию и налоговиков и тут же предлагают, на их взгляд, выход. Надо, говорят они, сделать ряд шагов, направленных на ограждение местного водочного рынка от наплыва чужой водки. Например, поднять стоимость региональной марки, которая в обязательном порядке покупается и наклеивается на любую реализуемую в крае бутылку спиртного. С 1,65 до 6 рублей для тех, кто завозит спиртное со стороны. Тогда приморская водка не будет проигрывать в цене. Еще один вариант - не выдавать лицензии на право поставлять спиртное тем фирмам, которые завозят его из-за пределов Приморья. Говорят, так сделали в Хабаровске. А еще наши местные водочные производители бьют тревогу по поводу огромного количества левой сивухи, которой бесконтрольно торгуют по ночам обнаглевшие коммерсанты.

Ходовой товар


Действительно, водкой торговать выгодно. Во-первых, товар нескоропортящийся. А во-вторых, поводов выпить, или, как говорят у них на Западе, сделать дринк, у нас как у дураков махорки. Поэтому в крае помимо двух производителей еще и свыше 40 фирм имеют лицензии на право хранения и оптовой продажи винно-водочных изделий. Они предпочитают работать не столько с местными заводами, сколько завозить водку из других регионов.

Никто ничего не может понять. Нормальная и по документам, и по качеству завозная водка обычных сортов почему-то даже с железнодорожными тарифами обходится коммерсантам дешевле, чем местная. При этом западные партнеры не несут убытки и поэтому решительно продвигают свои марки на наш рынок. По мнению некоторых специалистов, популярность известных сортов завозной водки определяется качеством и внешним видом. А еще “раскрученностью”. К тому же не секрет, и это скажет любой мало-мальски пьющий, что есть разница, особенно наутро, если пьешь некоторую нашу водку и, скажем, кристалловскую или истоковскую, даже барнаульскую. Выбор в конце концов делает покупатель, спрос. Это уже рынок. Если не покупают у тебя, а у соседа, значит, у него в чем-то лучше. Конкуренция.

Налоговая пытается помочь


Геннадий Резников, начальник отдела по контролю за производством и оборотом алкогольной продукции управления министерства налогов и сборов по Приморскому краю, в последнее время частый гость на заводах наших производителей водки. Затаренные склады и снижение производства ему совсем не нравятся, потому что это грозит уменьшением налоговых поступлений во все уровни бюджета. По его мнению, есть два пути выхода из ситуации. Первый - пассивный. Взять и волевым порядком ограничить ввоз дешевой водки из-за пределов края. Это незаконно, но в интересах бюджетников Приморья. Другой путь активный, но более сложный. Он считает, что наши производители должны искать резервы и снижать себестоимость своей продукции. Налоговики хотя и патриоты, но рыночные. Раз заводы-конкуренты, чью водку легально и законно ввозят оптовики в край, могут себе позволить отпускать ее по более дешевым ценам, значит, и местные производители должны это учитывать. Высокий энерготариф, стоимость спирта и его доставки - это все понятно. И тем не менее надо перестраивать деятельность своих служб маркетинга, сокращать издержки, работать на товарообороте. В общем, по-ленински - лучше меньше, да лучше. В смысле дешевле, но качественнее. Правда, налоговикам так рассуждать можно. Ведь для них главное - отдать с каждой бутылки водки государству 16 рублей акциза. Такое у нас водочное законодательство.

Что касается левой водки, то здесь налоговики больше уповают на милицию и налоговую полицию. Потому что сами они практически не имеют рычагов для того, чтобы развернуться на этом фронте.

Кое-что здесь делается. Но вот проблема! Куда девать конфискованную водку, которая, кстати, не всегда плохого качества? “Дальхимпром” ее для выпуска “Нитхинола” уже не берет, а сливать десятки тысяч литров - нарушать экологию. Спасает то, что в последнее время количество и левого, и поддельного самопального зелья сильно снизилось, потому что за это можно получить не только срок от государства, но и попасть в поле зрения тех, кто делает деньги на водке вполне открыто. А это еще хуже.

Прецеденты уже были


Оптовики, с которыми приходилось разговаривать, поднятым ажиотажем особенно не встревожены: предпочитают не высовываться и выжидать. Поэтому все просили не упоминать названия их фирм. Потому что допускают, что наши власти поддадутся на просьбы производителей и постараются перекрыть завозной водочный поток. А значит, будут давить в первую очередь тех, кто на виду. Напрасно. Те, от кого зависит введение протекционистских мер, пока тоже взяли паузу. Осведомлены, что подобная ситуация уже была во многих регионах. И все запреты рано или поздно опротестовывались в судебном порядке. Есть ведь антимонопольное законодательство. Видимо, поэтому специально было подготовленное губернатором ограничительное постановление пока не вступает в силу…

Завозить в последнее время водки в край больше не стали, считают те, кто ее завозит. Рынок ведь не резиновый. Еще в прошлом году он поделился примерно поровну между местными производителями и экспортерами. В свою очередь, негласно определились и сферы влияния в крае между “Бальзамом” и “Арго-1”. К тому же после Нового года наступил естественный спад спроса на спиртное. У людей нет денег. Так что склады затарены не только у заводов, но и у оптовиков.

Поэтому не чем другим, как стремлением политическими методами и давлением увеличить свою долю рынка и еще более монопольно властвовать в Приморье, оптовики не могут объяснить шум вокруг спада производства и снижения уровня выплачиваемых налогов со стороны местных производителей. Вместо того чтобы повышать потребительские свойства своей продукции, убеждали меня в одной известной “алкогольной” фирме, лучше бы подумали, как снизить свои издержки и перестроить политику продаж. Если мы везем водку, так под нее всегда есть рекламная кампания. Грамотная система продвижения товара. А наши предприятия жадные. Они сориентированы на широкий ассортимент водок и сами же ею еще и торгуют, содержат магазины. Хотя даже не такие гиганты уже давно отказались от подобных затрат. Почему они не стремятся работать с нами, с оптовиками, не советуются, что пользуется спросом, что нет? Почему не хотят идти на приемлемые скидки? Ведь западные заводы запросто отпускают продукцию под реализацию, а наши - неохотно.

Вот такая примерно позиция у конкурентов “Уссурийского бальзама” и “Арго-1”.

Марка - эквивалент водки


По-своему оценивают, сколько произведено в крае легальной водки и сколько ее завезено, в “Приморпродуктконтроле”. В самом названии - суть деятельности этого государственного унитарного предприятия, которое на каждую легальную бутылку спиртного продает региональную защитную марку.

- Ничего страшного в том, что сейчас произошел спад в продажах и в производстве местной алкогольной продукции, - говорит замдиректора Сергей Потий. - По сравнению с первым кварталом прошлого года снижение закупок марок в этом квартале у “Арго-1” произошло на 9 процентов, а у “Уссурийского бальзама” на 24,3 процента. Реализация сократилась тоже по вполне объективным причинам. В начале января правительство подняло ставку акцизов. И лишь спустя месяц оно же определило минимальные цены, по которым должны отпускать водку производители, оптовики и торговля - 28 рублей, 30 и 31 рубль за бутылку. Но за это время многие успели закупить еще не ограниченную государственным потолком недорогую водку и привезти. Вот эти ножницы и подрезали продажи местного спиртного. Сейчас, в апреле, ситуация уже выравнивается. Да это и видно из графика.

Действительно, если верить составленному “Приморпродуктконтролем” графику продаж защитных марок, то, например, “Уссурийский бальзам” в конце марта, в то время, как остановил производство на своем филиале - “Владивостокском ликеро-водочном заводе” и сам сбросил темпы, купил марок столько же, сколько покупал в мае-июне, октябре или декабре благополучного 99-го года.

Выходит, цикличность производства - это обычное явление для этого ликеро-водочного. И зависит она далеко не только от того, сколько чужой водки привезено в край.

Левая тоже здесь ни при чем


Не каждый пьющий знает, что такое межрайонный отдел милиции по выявлению правонарушений и преступлений на потребительском рынке. Зато их хорошо знают в лицо все приморские водочные производители и коммерсанты. Потому что сотрудники этого отдела - санитары в спиртоводочном лесу. Старший инспектор Сергей Гусев утверждает, что особенно в последнее время удалось значительно перекрыть потоки нелегально ввозимого и подпольно производимого в Приморье спиртного. Каждый контейнер, каждый вагон вскрывается, считается и проверяется. Особенно тщательно смотрятся документы. Малейшая “липа” - и коммерсанты не только лишаются товара, но и лицензии. Поэтому все четыре десятка “экспортеров” предупреждены - не дай бог, завезете нелегальную водку. И это правило в последнее время действует, утверждают оперативники. Причем по сравнению с первым кварталом прошлого года за три месяца этого года, по данным отдела, в край завезено почти вполовину меньше легального спиртного. А с Кавказа водка вообще перестала поступать. Как-то все это не вяжется с разговорами о залившей край чужой водке.

Не согласны межрайонщики и с тем, что край завален самопальной водкой, которой торгуют по ночам, продают своим и так далее. Во-первых, удалось все-таки вычислить множество цехов и даже заводиков по производству суррогата. Причем если в первом квартале 99-го накрыли четыре завода, то с начала этого года ищут не меньше, но, как ни стараются, смогли взять в пригороде Владивостока лишь один, но очень законсперированный лицами кавказской национальности завод. Льют, конечно, еще по квартирам, гаражам. В районах уже давно перешли на самогон. Но это - мелочи, тем более что пьют его не от хорошей жизни, а оттого, что нет сегодня в крае недорогой, но вкусной народной водки.

Успокоили оперативники и насчет подделок “Уссурийского бальзама” и особенно “Арго-1”. Дело в том, что принятыми на заводах мерами удалось с этой проблемой побороться. Теперь те, кто подделывает приморскую “фирму”, боятся больше не милицию, а специальные заводские службы. Если те узнают и приедут, то мало не покажется. Так что, как правило, если купили в магазине нашу местную водку и не понравилась - разбирайтесь с производителем.

А что делать, что делать?


Ориентироваться на покупателя, человека пьющего. Ему все равно, чей адрес стоит на этикетке. Лишь бы употребляемый продукт был хорошего качества, и очень желательно, чтобы подешевле. Действительно, еще год назад в магазинах были совсем другие цены. Сейчас все спиртное подорожало почти в два раза. Но ведь акцизы, тарифы, зарплаты в два раза не поднялись. Отчего же такая дорогая у нас горькая? Не потому ли, что кое-кто хочет заработать сразу и много на том, без чего трудно обойтись. Взять хотя бы торговлю. До нее водка доходит уже с определенной наценкой, а уж владельцы магазинов еще накручивают 20-30 процентов. И если заводы и оптовиков сегодня еще как-то можно проконтролировать, то в торговой сети вольница. Между тем уже давно и производители, и оптовики говорят о том, чтобы заставить розницу делиться с государством доходами от продажи водки. И в первую очередь перенести часть бремени акцизов на торговлю. В Госдуме, кстати, сейчас пытаются внести законопроект, по которому часть акцизов платил бы производитель, а часть - торговля.

Считается, что такой ход при грамотно отстроенной системе контроля позволил бы получать во все уровни бюджета еще большие суммы, чем сейчас поступают от местных производителей.

Говорят, можно пойти еще по московскому пути, где вся информация по компьютерным сетям о выпущенной или завезенной продукции стекается в один контролирующий центр. В этом случае и налоговикам, и другим проверяющим значительно проще бороться с необоснованно дешевой или левой водкой, собирать налоги.

К сожалению, до сих пор вокруг водки одни лишь разговоры. Пока народ еще по инерции продолжал покупать подорожавшую водку не самого лучшего качества, все молчали и наращивали ее выпуск. Кардинально навести порядок в этой сфере ну никак не удавалось. Но вот разной приличной водки стало больше. Появилась возможность выбирать и цену, и качество. И основной пьющий электорат, сам того не желая, своим рублем стал подрубать приморские алкогольные дебри. Вот тут-то многие засуетились. Но, может, это и к лучшему. Может, после этого поймут и те, кто наверху пытается за счет все новых налогов на спиртное подкачать бюджет, и те, кто на местах не по-христиански задирает цены, что с национальным напитком шутить не стоит.

Очередной ажиотаж вокруг местного производителя, который пытается искусственно занять ведущие позиции на рынке, очень сильно напоминает наши прошлые периодические кампании. Помните, как все приморцы с гневом воспринимали попытки отечественных автомобилестроителей запретить правый руль? Суть здесь одна - добиться определенных привилегий, установить на рынке свои, удобные правила игры и задвинуть конкурентов. При этом никто даже и не вспоминает о тех, кто становится пешками в этой игре, - потребителях.

P.S. В последнее время ОАО “Уссурийский бальзам” снизило стоимость своих водок, продающихся в собственной фирменной розничной сети. Теперь самая недорогая “Арму” стоит 36 рублей. Для оптовиков по-прежнему самая дешевая водка отпускается по 33 рубля за бутылку. Маркетологи “Арго-1” пока не советуют своему руководству идти по такому пути.

Автор : Виктор СЕРДЮК, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Партизанск пьет не только водку

Глава муниципального образования Партизанска Владимир Бандюков встретился с разработчиками и исполнителями важнейшего для шахтерского города заказа – так называемого Южного водозабора и водозабора поселка Углекаменск.

Приморский дринк

В начале марта два крупнейших и единственных на сегодняшний день приморских производителя водки - ОАО “Уссурийский бальзам” и ООО “Арго-1” забили тревогу по поводу снижения в первом квартале объемов реализации своей продукции. Основными причинами падения покупательского спроса на местную водку руководители этих предприятий называют повышение с 1 января ставки акцизов на 40 процентов и одновременно большее поступление в продажу более дешевой завозной водки из западных регионов. В выступлениях на самых разных совещаниях и в интервью наши производители рисуют мрачную картину. Из-за того, что подорожавшая местная водка не находит спроса и проигрывает в цене более дешевой завозной, приходится сокращать производство продукции. А это значит, что если в прошлом году эти предприятия, уплачивая акциз, пополнили краевой бюджет более чем на 380 млн. рублей, то в этом году на такие поступления можно не рассчитывать. Заговорили даже о том, что если срочно не принять мер по стабилизации ситуации, край может лишиться не только источника стабильного дохода, но и целой отрасли.

Самый крутой Эверест - внутри тебя

Сергей Грац - бизнесмен с десятилетним стажем. Участвует в управлении более чем 15 компаний. Президент краевой общественной организации “Согласие”. Депутат думы Приморского края. Образование высшее. Обладает развитым логическим мышлением. Хорошим воображением и эстетическим вкусом. Женат. Имеет шестерых детей, старшей 18 лет, младшему восемь месяцев. Проживает в собственном доме в пригороде Владивостока. Из автомобилей предпочтение отдает “Мерседесу”. Ярко выраженная черта характера - трудоспособность. Среди вредных привычек - курение. Любимая марка сигарет - “Русский стиль”.

Слаще любой музыки

Днем больших людей стала пятница на территории Первомайского судоремонтного завода, что во Владивостоке. Рабочий визит сюда нанесли губернатор края Евгений Наздратенко и исполняющий обязанности главы городской администрации Юрий Копылов.

И выйдут в море СТМы

14 апреля на Дальневосточном заводе “Звезда” состоялась закладка головного судна серии СТМ - среднего траулера-морозильщика. Заказчик серии - рыбопромышленная компания “Посейдон”.

Последние номера