Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Мегаполис

Летят перелетные птицы...

Реформы смели “железный занавес” социализма, открыли пути за границу. И люди уезжают в другие страны. На время, навсегда. Пожалуй, это нормальная практика в любой демократической стране. Правда, в нашем государстве и на этот процесс, как и на все остальное, проецируются не преодоленный пока кризис, финансовые трудности, сложные условия жизни.

Реформы смели “железный занавес” социализма, открыли пути за границу. И люди уезжают в другие страны. На время, навсегда. Пожалуй, это нормальная практика в любой демократической стране. Правда, в нашем государстве и на этот процесс, как и на все остальное, проецируются не преодоленный пока кризис, финансовые трудности, сложные условия жизни.

Главное - уметь улыбаться

А. К. 30 лет, он компьютерщик. Женат, двое детей: 7 лет и 10. Идея уехать в Израиль возникла спонтанно, хотя подспудные мысли были - там ведь все родственники по отцу. Но вот в Артеме возникло в августе прошлого года еврейское общество, оно образовало группу по изучению иврита, и это послужило неким импульсом к такому решению. А. К. три месяца учился языку, в основном разговорному, но читать и писать хотя бы в первом приближении тоже умеет. Мы с ним побеседовали перед его отъездом.

- Содействие в переселении евреев оказывает благотворительная организация “Эвэнэйзер”. Находится она в Хабаровске, - рассказывал А. К. - Так что до этого города семья наша будет добираться поездом, там нас встретят, вернут деньги, затраченные на проезд. А из Хабаровска в Израиль отправимся уже на самолете. Там тоже встретят родственники. Но пробиваться в жизни собираюсь самостоятельно, надеюсь прежде всего на себя. Хотя не только родственники там есть, но немало и друзей, связь с которыми держал по Интернету.

Вот такая история, все просто, обыденно, никакой сенсационности. Препятствий каких-то не чинится, дополнительных условий тоже не ставится. Самолет, вывозящий отечественных евреев на их историческую родину из Хабаровска, формируется из эмигрантов со всего Дальнего Востока. Но переселенцы составляют обычно всего лишь половину от всего количества пассажиров, остальные - те, кто летит обычным рейсом в Израиль. Для “западных” евреев-переселенцев время от времени отправляется такой самолет из Москвы.

Все это поведал мне А. К. в нашей беседе. Спрашиваю его: “Что самое сложное, чтобы прижиться там? Знание языка?” - “Нет, самое сложное, наверное, - уметь улыбаться”. - “???” - “Уметь улыбаться даже когда тебе наступят на ногу, например, а не посылать, как тут, у нас, подальше. Ведь так и говорят знающие люди: там не приживается тот, кто не хочет работать или не умеет улыбаться. Хотя, правда, есть еще одна штука - жаркий климат. У нас морозы, в Израиле тоже зима, но там плюс 14. Не всякий это выдерживает, особенно летнюю пору”. - “Что стало главной причиной для принятия столь серьезного решения?” - “Мысли о детях. Об их будущем”.

Как тут не вспомнить очень известную раньше песню про перелетных, полную стоического патриотизма: “Надежды свои и желанья связал я навеки с тобой, с твоею суровой и ясной, с твоею завидной судьбой”. И горький анекдот про сына и маму червяков и навозную кучу. “Так ведь то наша родина, сынок...” - со вздохом отвечает мама на трудный вопрос сына.

На пособие по безработице - в гости в Россию

Вспоминаю свою летнюю (в 99-м году) беседу с жительницей Германии, некогда российской гражданкой, приехавшей навестить в Артеме свою сестру. Пять лет она уже на чужбине и возвращаться не собирается. В России была преподавателем математики. В Германии наш советский диплом приняли лишь частично. Работать учителем уже не смогла, окончила курсы, пошла трудиться в детсад. Плюс подрабатывала еще, возможностей там хватает. Два раза, например, в месяц хозяйка одного кафе устраивала вечера. Наша гостья из Германии помогала накрывать стол, затем убрать его. Платила хозяйка хорошо и наличными. Так получилось, что временно работу пришлось оставить. Четвертый месяц на тот момент она уже стояла на бирже труда. Получала 1100 марок (только на себя, если есть дети, пособие увеличивается) - это где-то 12 тыс.(!) наших “деревянных”. Конечно, слышать такое было горько. Попробуй у нас сейчас заработай такие деньги (я не беру в расчет Чубайсов и прочих), а там - пособие по безработице...

Припоминала моя собеседница первые дни на германской земле, прохождение “фильтров” и т. д. Рассказывала, как наши “национальные особенности” проявлялись на первых порах у иных переселенцев и там. И в выпивках, и в примитивном жульничестве. Но там такое “не пролазит”. Порядок, сила законов, четкое их исполнение. Кстати, о законах, многие введены еще Бисмарком (он для Германии, наверное, как Петр Первый для России). И большинство из них настолько разумны и универсальны, что успешно действуют и по сей день. Где-то несколько дополняются, в чем-то корректируются, конечно, не без этого, но в основе своей остаются прежними. Гостья из Германии родилась в России, прожила в ней много лет. И, естественно, ей небезразлична наша страна. Она сказала: “За Россию обидно, вот в Германии и близко нет тех природных ресурсов, что в России, а живет страна хорошо. Когда же это будет и здесь?”

“Порочащих связей не имел...”

Увы, ее сестра О. Т. тоже решила не дожидаться, когда это будет. Один безумный рост цен при низких доходах чего стоит. Идея перебраться в Германию возникла еще в 97-м, в том же году сестра помогла ей оформить документы. Процедура эта непростая. Кстати, и третья сестра этой семьи живет в Германии. В 41-м, когда началась война, их родители были депортированы. Из солнечного Краснодара переселили семью в Сибирь. Жили там под наблюдением комендатуры. Может быть, воспоминания детства и зов крови послужили прежде всего причиной тому, что решили они покинуть страну, в которой родились. Спрашиваю у О. Т., что еще? Опять слышу то же самое - забота о детях, об их будущем. Тут О. Т. не сможет дать им высшее образование.

Листаю “Антраг”. По-русски - “Предложение”, хотя есть такому документу и иное название - личное досье (так и слышится “голос за кадром” из кинофильма “17 мгновений весны”). Заполнить его надо самому на немецком. Данные из него вводятся потом в компьютер. Строго-настрого, хотя и с неизменным “битте”, предупреждают о достоверности этих данных. Внесение в “Антраг” заведомо ложных карается сурово - возврат на родину (причем за свой счет), денежный штраф или даже лишение свободы сроком до пяти лет. И это справедливо: не жульничай, не лги!

Немецкая дотошность, педантичность, фанатичная приверженность к порядку вызывает то невольное уважение, то ироничную улыбку. На двадцати страницах (плюс приложение) “Антрага” различных вопросов масса. Ну, например, такой: “Соблюдались ли в семье немецкие обычаи?” Или: “Если вы были руководителем, сколько человек было у вас в подчинении?” Уточняется и местонахождение на май 45-го или последнее местожительство до этой даты. Настоятельно требуются сведения, касающиеся религии. Словом, оформить документы непросто, особенно для тех немцев, которые для сокрытия своей национальности (а таких было немало) “закосили”, как сейчас говорят, под русских, изменили фамилии, внесли поправки в документы, а теперь собрались в Германию. Но и это пока полдела. В “Антраге” есть предупреждение: после оформления документов придется подождать два-три года. Германия все-таки небольшая страна, а поток переселенцев из России велик, его, вероятно, уже стараются и сдерживать. Так что, возможно, и указанным сроком в ожидании своей участи не обойтись.

Остается актуальным и языковой барьер. В Артеме в одной из школ по вечерам группа желающих уехать в Германию старательно штудирует немецкий язык, ее посещала и О.Т. Начиная с 96-го федеральное административное ведомство, занимающееся этими вопросами, в рамках процедуры рассмотрения заявлений переселенцев о приеме в Германию стало устраивать языковое тестирование. Оно проводится в нескольких городах России. О.Т. прошла такое тестирование в августе 99-го в Благовещенске. Выдержала ли экзамен - сведений до сих пор нет.

Занимается в этой группе и Б.Э., проработавший в шахтах Артема 40 лет. Причем он много лет был нештатным инспектором по технике безопасности (приверженность к порядку, видимо, в крови), имевшим звание лучшего в масштабах края. Что любопытно, в Германии вряд ли найдется человек, столько лет трудившийся под землей. А у нас запросто. И если бы он перебрался в страну своей национальности, то получал бы пенсию в 6 тыс. марок (свыше 80 тыс. рублей).

Лидируют Израиль, Германия, Америка

Исполняющий обязанности начальника паспортно-визовой службы УВД Приморского края Виктор Плотников подтверждает: “В последнее время количество отъезжающих в Германию уменьшилось на 10 процентов, в Америку наполовину. И все равно в числе стран, куда уезжают более всего, - Израиль, Германия, Америка... Любопытно, что эмиграция в Израиль, не в пример другим странам-лидерам по приему российских переселенцев, возросла в 1,5 раза. Начиная с 93-го года 26 стран приняли приморских эмигрантов в свое лоно. Количество обращений в паспортно-визовую службу выросло в три раза, отъезжающих - в четыре. И такова тенденция наверняка по всей стране. В 99-м году отправились искать лучшей доли 557 переселенцев из нашего края. Возвращаются обратно, по данным паспортно-визовой службы, считанные единицы”.

В общем-то свобода выбора места жительства, как уже говорилось выше, это нормальная практика для демократической страны. Другое дело, что у нас все чаще и чаще слышишь: “в это ненормальное время, в этой ненормальной стране...” И пока наша жизнь не стабилизируется, не изменится, наверное, и ситуация с переселенцами (в паспортно-визовой службе их называют ПМЖ - лица, убывающие на постоянное место жительства). Но начался пока и этот очень круглый год с надоевшей уже напасти: круто поползли вверх цены...

 

Автор : Михаил МАТВЕЕВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Отрасль на рельсах реформ

В Министерстве путей сообщения РФ подведены первые итоги реформирования отрасли в течение последних лет. Как известно, эта работа ведется в соответствии с “Концепцией структурной реформы федерального железнодорожного транспорта”, утвержденной постановлением правительства РФ.

Администрация города вновь разбирается с частными перевозками

На этой неделе будут перезаключены договоры с транспортными предприятиями, которые осуществляют коммерческие перевозки населения в краевом центре. Причем если раньше заказчиком их услуг выступала непосредственно городская администрация, то теперь им станет центр управления городским транспортом.

Торговля должна показать кассу

В течение месяца Приморское управление министерства по налогам и сборам должно провести проверку правил использования контрольно-кассовых машин на предприятиях мелкооптовой и оптовой торговли. Такое требование к налоговикам направлено прокуратурой Приморского края, которая до 1 мая ждет на него официального ответа.

Паруса надежды над ПСРЗ

Недавно из дока Первомайского судоремонтного завода вышла краса и гордость российского флота - учебный парусник “Надежда”. Судно еще ни разу не ремонтировалось у себя на родине. И вот впервые эта честь выпала приморским судоремонтникам.

В тесной кооперации, но - самостоятельно

В номере за 2 марта этого года в “В” была опубликована статья Валентины Григорьевой “Приморский фарфор, объединяйся!” о возможном слиянии двух фарфоровых заводов - Владивостокского и Артемовского. Точка зрения, отраженная в этой публикации, безусловно имеет право на существование. А что об этом думают на ООО “АФЗ”? Корреспондент “В” беседует на эту тему с директором Артемовского фарфорового Владимиром ОБРАЗЦОВЫМ.

Последние номера