Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Происшествия

Поздно стаял снежный саван

Лишь на исходе среды, когда выпавший накануне снег подтаял даже в затененных местах, случайный прохожий заметил на владивостокской улице Командорской человека, насмерть замерзшего прошлой ночью.

Лишь на исходе среды, когда выпавший накануне снег подтаял даже в затененных местах, случайный прохожий заметил на владивостокской улице Командорской человека, насмерть замерзшего прошлой ночью.

“В той степи глухой замерзал ямщик” - это понятно. Зима, стужа, поблизости нет жилья. А тут человек умер, по свидетельству медицинского эксперта, от переохлаждения в конце весеннего месяца марта, в большом городе, в трех десятках метров от придорожного магазинчика, где, как выяснилось, и работники, и постоянные посетители знали погибшего в лицо.

Видели они его и под вечер во вторник. Это было еще засветло, дождь только начинался.

- Его двое под руки тащили со стороны продуктовой базы, они там подрабатывают на бутылку-другую, - припомнили собравшиеся возле трупа по приезде милиции очевидцы. - Сюда довели и оставили на той стороне дороги, где магазин.

Друзьям надоело возиться со своим крепко выпившим приятелем, и они бросили его, ушли. А он лег спать прямо на обочине, под дождем, накрывшись с головой своей курткой. Никто не попытался разбудить пьяницу, хотя эта дорога, что идет мимо фарфорового завода, вовсе не пустынная.

- Я затормозил возле него, подумал, может, сбили машиной человека, - сказал милиционерам один из здешних шоферов. - Потрогал его, он что-то промычал невнятно - ясно, нетрезвый, я и поехал дальше.

Так он и спал на обочине под взорами прохожих и проезжающих. Потом дождь перешел в снег, а замерзающий пьянчужка перешел дорогу, чтобы хоть как-то укрыться от стихии под стеной трансформаторной будки. Снова заснул... И остался без куртки, которую кто-то прихватил как вещь, которая плохо лежит. Вместо одежды у бедолаги теперь был только снег.

Запорошенный, и пролежал тут весь следующий день незамеченным скованный уже смертным холодом человек, пока ближе к вечеру не стало таять и у подветренной стены будки. Тогда и показался из-под снежного савана покойник - мужчина лет сорока, без документов и особых примет.

А ведь жалко его. Все верно, был он выпивохой. Но если раньше таких непременно подбирали и доставляли хотя бы под кров вытрезвителя, то нынче, похоже, туда берут лишь тех, у кого есть деньги, чтобы оплатить эту услугу. А безденежные пускай валяются по обочинам под дождем и снегом, пускай умирают - мы равнодушно пройдем и проедем мимо.

Автор : Светлана ЖУКОВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Котельные обогревают до последнего

ОАО “Дальэнерго” и администрация города нашли временное компромиссное решение по поводу подачи тепла и горячей воды во Владивостоке. Однако жители краевого центра могут особо не радоваться, поскольку пока отопительный сезон захватит лишь первую неделю апреля. Перспектива вновь не ясна.

Выйду на улицу, гляну на село...

В качестве гуманитарной помощи приморцы только из США в течение года получили тысячи тонн пшеницы, риса, кукурузы, сухого молока, куриных окорочков. Недавно наши старики лакомились гостинцами, присланными евреями. То одна, то другая страна протягивает руку помощи голодной России. Стыдимся. Но берем. Потому что гордостью сыт не будешь. Однако в письмах сельчан, поступающих в редакцию, утверждается - село может прокормить Россию. Нужно лишь навести порядок. И, как написали жители села Озерного Яковлевского района, “закрыть рот таким председателям, которые нас грабят”

Налетай, торопись, на укроп и редис

- Почем ваша редиска? - Двадцать рублей пучок. - Побойтесь бога! За эти-то крысиные хвостики - двадцатку?

Должникам опять не светит

Вчера на Приморской ГРЭС запас мазута сократился до 10 тонн. ОАО “Дальэнерго” было вынуждено срочно перебрасывать в Лучегорск две железнодорожные цистерны, а это 120 тонн жидкого топлива.

Время разрухи, или Кирпич на нашу голову

Не везет в последние дни Первомайке: в воздухе еще витает пыль от полуразрушенного двухэтажного деревянного барака (“В” писал о нем в минувшую пятницу, 24 марта), а тут новая напасть. На этот раз рухнула кирпичная кладка на уровне цокольного, первого и второго этажей в жилой пятиэтажке на улице Интернациональной.

Последние номера