Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

И наш фарфор ничуть не хуже

Он выжил. Он уставил своей экологически чистой продукцией полки некоторых магазинов, вытеснив китайский и тайваньский товар. Он старается реагировать: вам блюдца без кружек? Пожалуйста. Вам кружки без блюдец? Хорошо. Белый верх, черный низ? Сделаем.

Он выжил. Он уставил своей экологически чистой продукцией полки некоторых магазинов, вытеснив китайский и тайваньский товар. Он старается реагировать: вам блюдца без кружек? Пожалуйста. Вам кружки без блюдец? Хорошо. Белый верх, черный низ? Сделаем.

Но до истинно здоровой и счастливой жизни Владивостокскому фарфоровому заводу еще шагать и шагать.

Был момент, когда Владивостокский фарфоровый пережил “клиническую смерть”: процедуру банкротства. Медленно и мучительно вставал на ноги. Отправлял работников в неоплачиваемые отпуска. Терял специалистов.

Уже целый год завод работает без остановок. По нынешним временам это событие. Целый год худо-бедно платит зарплату персоналу. Копеечную, признаться (в среднем по заводу - 1200 рублей), к тому же частично - 80 процентов, оставляя за собой долги уже несколько лет. Целый год исправно отправляет в торговую сеть свой товар - дешевые и весьма нужные тарелки, кружки и чайники на повседневку, сервизы подороже, а иногда и авторские работы - к праздникам... Целый год рассчитывается с поставщиками - за сырье и даже с “Дальэнерго”. С последним - посудой. Те, в свою очередь, отправляют фарфор на север - своим поставщикам. Этакий рынок... Целый год разрабатывает новую продукцию. Более того, завод совершил “революцию” и отделил от себя службу реализации, сделав самостоятельным подразделением. Теперь оттуда могут сказать: “Такие кружки мы, ребята, у вас возьмем на реализацию, а с этими тарелками возитесь сами, магазины их не берут”.

И все же, говорят, дважды войти в одну и ту же реку не удалось еще никому... Изменилась жизнь, изменился завод. Объем производства упал в 10 раз. “Раньше с конвейера сходило 24 млн. штук изделий в год. Теперь - около 3 млн.”, - говорит директор завода Юрий Языков. Стоят пустые цеха, жизнь кипит лишь на части территории. Навечно погасли несколько печей. Те, что действуют, разжигаются раз в неделю: объемы-то невелики. Такой график для печи, привыкшей пыхтеть круглосуточно, - смертельный трюк.

Раньше работники завода могли чувствовать себя вполне обеспеченными: “И на жизнь хватало, и в отпуск могли съездить”. Теперь роспись одной кружки стоит 3 копейки, за тысячу кружек можно получить целых 30 рублей. А за тысячу тарелок с золотой каемочкой - и вовсе 6 рублей. За все каемочки.

В цехах холодно и неустроенно. Среди рабочих - глухое недовольство: “Начальство на джипах разъезжает, а мы в страшной нужде... Разве мы им нужны?”

И тем не менее создана уже новая продукция. Быть может, эти свежие вещицы станут спасительными? Винный набор с сочным, колоритным рисунком. “Идею подсказали потребители, - рассказывает Елена Деревянко, главный художник завода. - Подать на стол домашнее вино в такой красивой бутылке - значит создать праздник”. Новые сервизы - чайные и кофейные, отдельно - легкая кружка из тонкого фарфора и удобной формы. Тонкий фарфоровый подарочный бокал с рисунком на приморскую тему. Сувенирные колокольчик и дракошка - к новому году. Тигрята - просто на память о крае. Новый деколь - водоустойчивая “переводилка” для массовых видов изделий, изготовленная уже здесь, в Приморье, по собственным эскизам и заменившая привозную, удручающей убогости.

Особая категория - целый арсенал бутылей, бочонков и штофов для веселящих напитков “Уссурийского бальзама”. Клиент этот у Владивостокского фарфорового - любимый, его здесь холят и лелеют, потому что кормилец. Заказывает эксклюзивную продукцию в приличных объемах, платит не только щедро, но и аккуратно. Причем деньгами.

В октябре 1999 года Елена Деревянко возила образцы завода на международную выставку-ярмарку стран АТР “Экспо NEAR-21” в Японию: сервизы, сувениры. Традиционная русская роспись, лепнина, белый тонкий фарфор (чем белее, тем больше ценится). Японцы цокали языками: в России такое хорошее качество? И вообще экзотика, другая культура. Кто-то даже заикнулся: можно и магазинчик рискнуть открыть. Дальше знакомства, увы, дело не пошло.

“Наверное, мы недостаточно активно выходим на внешний рынок, хотя видим - наша продукция вызывает интерес, - говорит Юрий Языков. - И фарфор наш ничуть не хуже того, каким пользуются за рубежом”.

Вообще завод выработал свою политику на будущее, суть ее на поверхности: работать на три потока. Первый - дешевая массовая посуда, и чем меньше розочек и вензелей, тем лучше. Второй - с крупным заказчиком фирменных вещей типа “Уссурийского бальзама”. Третий - изысканные авторские изделия, которые могут составить достояние дома. В том числе индивидуальные заказы.

К сожалению, положение художников, которые как раз и могут своим творчеством составить славу завода, более чем печальное. За свой труд они получают сущие копейки. Изменить тут что-либо - все равно что свернуть гору... “Почему, ну почему такая несправедливость? - вопрошала я. - Ведь художник и скульптор - бог и царь фарфорового производства”. “Производство - штука сложная”, - отвечали мне. Конкретный ответ!

А в лаборатории художников среди экспонатов затесался роскошный салатник в форме ракушки. Производства Франции. Комментарии? Излишни.

Автор : Марина ИВЛЕВА, Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Тарифное напряжение достигло верхов

Вице-губернаторы Александр Кузич и Юрий Лихойда вчера приступили в Москве к работе в правительстве России.

Договорились о тепле

В минувшие выходные дни во Владивостоке прошел ряд совещаний с участием представителей РАО “ЕЭС России”, ЗАО “Росуглесбыт”, ЗАО “СИДАНКО-Восток”, “Востокэнерго”, ОАО “Дальэнерго”, администраций Приморского края и города Владивостока, касающихся вопросов энергоснабжения потребителей края в предстоящие дни марта и в апреле текущего года.

Передел мазута: тепло в обмен на свет?

20 железнодорожных цистерн с топочным мазутом, предназначенных для обогрева Владивостока, были переданы вчера на Приморскую ГРЭС.

Безрыбье для Приморского края

Приморским рыбакам все-таки придется обратить свое внимание на нетрадиционные или незаслуженно забытые объекты промысла. Увеличение добычи той же ставриды, скумбрии, наваги, камбалы, палтуса, развитие макрокультуры поможет хоть немного компенсировать потери от сокращения для наших рыбодобывающих предприятий квот на лов минтая и сельди. Об этом заявил на заседании Приморского рыбохозяйственного совета его председатель, вице-губернатор Владимир Сидоров.

Печальная особенность национальной работы

Мысль заглянуть на старый добрый фарфоровый завод родилась нечаянно. В том смысле, что выбор именно этого производства - среднепотолочный. Могла быть и кондитерка, и завод ЖБИ... Просто фарфор, посуда - это дом, очень теплый... Как живет завод, чем дышит? Как платит налоги на радость нам? Чтобы увидеть невидимое, корреспондент пригласил с собой специалиста в области управления, психологии труда. Результат взгляда в четыре глаза оказался неожиданным.

Последние номера