Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

ЖЕСТКАЯ ЛЮБОВЬ - вот, что требуется от родителей наркоманов

Тонкими пальцами она нервно теребила перчатки. Губы кривились, по щекам бежали слезы: “Я не могу к этому привыкнуть, хотя столько уже пройдено”. У нее двое сыновей, старшему 23, младшему 15. Оба наркоманы. Желанные, любимые, родные мальчики. Хорошо учились в школе, занимались спортом. Старший после армии устроился на работу, женился, родилась дочурка. Полтора года он сидит на игле. Младший - такой любознательный, ему все в жизни было интересно. До наркотиков. После он еле закончил девятый класс. Лечила обоих. Бесполезно. Старший сейчас в СИЗО, младшего полтора месяца держат дома под присмотром бабушки. Благо зима, теплые вещи он уже “проколол”. А дальше - страх: выйдет - сорвется...
Тонкими пальцами она нервно теребила перчатки. Губы кривились, по щекам бежали слезы: “Я не могу к этому привыкнуть, хотя столько уже пройдено”. У нее двое сыновей, старшему 23, младшему 15. Оба наркоманы. Желанные, любимые, родные мальчики. Хорошо учились в школе, занимались спортом. Старший после армии устроился на работу, женился, родилась дочурка. Полтора года он сидит на игле. Младший - такой любознательный, ему все в жизни было интересно. До наркотиков. После он еле закончил девятый класс. Лечила обоих. Бесполезно. Старший сейчас в СИЗО, младшего полтора месяца держат дома под присмотром бабушки. Благо зима, теплые вещи он уже “проколол”. А дальше - страх: выйдет - сорвется...

С этой женщиной мы говорили во время специального собрания, на которое приходят родители наркоманов, в основном матери. Кто-то из них уже привык жить со своей бедой, другие явно на грани. А в глазах у каждой боль... “Как у вас дела?” “Как у всех...” Здесь они делятся друг с другом своим горем, помогают советом. При мне пустили по рукам пустую упаковку из-под лекарств: “Записывайте название, с этими таблетками мы уже неделю спим”.

Созависимые - так называют родителей наркоманов. Когда в семью проникает наркотик, больны оказываются все. На глазах пап и мам родное дитя совершает самоубийство каждый день. От этого жизнь превращается в бесконечный кошмар.

Сначала они не понимают, что происходит, почему ребенок стал таким. Не хватило любви, внимания? Где недосмотрели, что не сделали? Чувство вины сменяет раздражение. Родители срываются с уговоров на упреки, ругань и даже побои. Все бесполезно - их дети становятся нормальными только под кайфом. Потом они лечат их в больницах, чаще всего безрезультатно - врачи не боги. Дети снова уходят к наркотику. И в бессилии опускаются руки. Эти круги ада прошел каждый из созависимых.

Сдавив виски побелевшими пальцами, она раскачивалась: “Как жить дальше? Сыну 18, второй год на игле. Три раза пыталась его лечить, срывается. Из больницы вышел, через полчаса уже укололся. Все деньги на лекарства и наркотики извели, дом голый, хлеба купить не на что. Месяц назад дружки его заявились, требовали долг - 200 рублей. У меня денег не было, за это меня избили... Я сказала сыну: “Иди воруй, быстрей посадят...” Хотя они и в тюрьме никому не нужны”.

Собрать в группу родителей наркоманов было сложно. Каждый привык бороться с бедой сам. Обычно сюда приходят те, кто испробовал уже все средства, в отчаянии, временами - на грани безумия. Здесь их учат жить рядом с наркоманом.

Для созависимых родителей американцы подготовили специальную программу своеобразной духовной реабилитации, которая называется “12 шагов”. Теперь она используется и в нашей стране. Местная группа родителей занимается по этой программе недавно. Ведет ее мать, которая знает, о чем говорит. Ее сын три года не употребляет наркотики.

Пройти “12 шагов” трудно. Каждый шаг сначала кажется противоестественным. Ну как, скажите, сделать первый, если он призывает признать свое бессилие перед болезнью ребенка и отпустить его? Оставить наедине с наркотиком кажется чудовищным преступлением. Ведь столько было сделано. Вытаскивали детей из милиции, оплачивали долги, прикрывали перед учителями. Вся семья жила его проблемами: постепенно в своем стремлении угодить, доходя до полного истощения, выматываясь духовно и физически.

Боль как будто уменьшается, когда родители слышат в группе похожие истории. Опыт других помогает найти выход. Прозрев, они понимают, что с чужой зависимостью бороться бесполезно. Ведь и от своих вредных привычек не всем удается отказаться. Все проблемы наркоман должен решать сам. В страдании его спасение.

“Дочь сделали наркоманкой в престижном вузе. Наша жизнь превратилась в ад. И я оказалась в самом пекле. Муж упрекал - ты виновата. Ежесекундно в голове билась мысль - недоглядела. Дочь устраивала скандалы, когда не давала денег на наркотики. Однажды даже бросила в меня нож. Я решила изменить нашу жизнь, благо, позволяли средства. Купила дочери квартиру и отселила ее туда. Сама переехала и не оставила адреса. Я сделала для нее все, что могла. Она выбрала свой путь. Оставшись без денег, дочь взвыла. Через пару месяцев разыскала меня. Сказала, что хочет лечиться. Я вожу ее к врачам. Колется ли она сейчас? Знаете, меня это не волнует. Кажется, что нет. Но ведь все наркоманы так лживы”.

Пройти 12 шагов может только тот родитель, который осознал, что выздоровление нужно и ему. Обычно беда вытесняет из жизни все другие мысли и заботы, вспомнить о своих потребностях невероятно трудно. Научиться говорить “Нет”, но при этом любить “жесткой”, требовательной любовью - единственный выход для тех, кто хочет выжить сам и вытянуть своего ребенка из наркотического плена.

...За годы беды она научилась снимать ломки. Однажды после того, как старший сын украл сильнодействующее снотворное и выпил несколько таблеток, она на себе тащила его, полуживого, до больницы. Она знает, что спасения от наркотиков нет. “Но сыновей я не брошу”, - твердит Мать.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала общественную организацию “Содружество”, анонимную группу родителей наркоманов и консультанта краевого наркологического диспансера Евгения.

Автор : Татьяна НАГОРНАЯ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
В порту “грузят” зарплату

По условиям коллективного договора между профсоюзом и работодателем во Владивостокском морском торговом порту действует ежеквартальная индексация заработной платы, соотносимая с уровнем потребительских цен в регионе.

Энергетическая катастрофа назначена на 2002 год

Финансовое положение “Дальэнерго” по итогам 1999 года просто ужасно. Как сообщил в понедельник на пресс-конференции главный инженер “Дальэнерго” Дмитрий Тарасов, убытки АО только за прошлый год составили 550 млн. рублей. У компании денег нет ни на зарплату, ни на выплату долгов, ни на ремонт оборудования. Такими темпами, по заверению Тарасова, уже через два года из строя будет выведено 70 процентов энергетического оборудования, компанию захлестнет волна забастовок, и Приморье постигнет энергетический коллапс.

По поддельным документам устроился на работу управделами мэрии

Прокурор Владивостока Юрий Мельников подписал обвинительное заключение и направил в суд уголовное дело в отношении Сергея Маркелова, бывшего заместителя мэра краевого центра Виктора Черепкова. Ему предъявлено обвинение в следующих преступлениях: “подстрекательство в подделке, изготовлении и сбыте поддельных документов” и “использование заведомо ложного подложного документа с целью продвижения по службе”.

Воздух! Канатная дорога опасна для окружающей среды

Исполняющий обязанности приморского природоохранного прокурора Игорь Серых вынес Юрию Копылову предостережение о недопустимости нарушения закона при реализации проектов строительства канатной дороги через бухту Золотой Рог.

Смертельный тур в Россию

Трагически закончилась туристическая поездка для двух граждан Республики Корея.

Последние номера