Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Последний редут

В годы войны шахтеры Артема на свои кровные купили фронту танк. Эта “тридцатьчетверка” и по сей день стоит на пьедестале в центре города. Воды с тех пор много утекло, но сегодня в высказываниях шахтеров вновь проскальзывает желание купить грозную боевую машину. Но послать ее не в Чечню, а к крыльцу здания акционерного общества “Росуголь”, которое целенаправленно проводит политику Международного банка развития и реконструкции, направленную на закрытие большинства российских угольных шахт.

В годы войны шахтеры Артема на свои кровные купили фронту танк. Эта “тридцатьчетверка” и по сей день стоит на пьедестале в центре города. Воды с тех пор много утекло, но сегодня в высказываниях шахтеров вновь проскальзывает желание купить грозную боевую машину. Но послать ее не в Чечню, а к крыльцу здания акционерного общества “Росуголь”, которое целенаправленно проводит политику Международного банка развития и реконструкции, направленную на закрытие большинства российских угольных шахт.

Но, впрочем, в “Росугле”, как и в Минтопэнерго РФ, могут не волноваться. Сегодняшние горняки Артема танк купить просто не в состоянии, так как и шахтеров в этом городе угольщиков практически не осталось. Ибо из шести ранее действующих шахт на плаву сохранилась всего одна - “Амурская”.

Катастрофа

Закрытие пяти действующих шахт, многие из которых, по мнению горняков, располагали перспективными запасами “черного золота” и могли выдавать уголь на-гора еще многие годы, обернулось для Артема настоящей катастрофой. Городской бюджет резко похудел, потеряв все отчисления, что давали ему работающие предприятия угольной отрасли. А “Приморскуголь” еще и усугубил и без того тяжелое положение, сбросив на баланс города ставшие теперь ему не нужными объекты социальной сферы и жилищно-коммунального хозяйства угольщиков без всякого финансового подкрепления.

Но самое страшное - это то, что закрытие шахт проводилось авральным методом, без предварительного создания рабочих мест для освобождающихся шахтеров. А в результате на сегодняшний день без работы, без всяких источников существования остались свыше 2000 здоровых, в самом расцвете сил мужчин.

Справка “В”. Из запланированных по региональной программе “Реконструкции и социально-экономического развития угольной промышленности Приморского края” 470 новых рабочих мест угольщиками было создано в 1988 году всего 38. Трудоустроено 30 бывших шахтеров.

Небольшая часть поднятых из-под земли шахтеров прошла переобучение и овладела специальностями водителя, электрика, газоэлектросварщика. Часть людей, махнув на все рукой, просто снялись с учета службы занятости и начали окучивать свои приусадебные участки и огороды, продавая дары земли на обочинах автомобильной трассы. Кто-то от безвыходности занялся криминальной добычей металлов, вчистую разграбляя свои брошенные шахты. А следы предприятия по производству лекарственных препаратов “Фармазос”, которое, по мнению руководства ОАО “Приморскуголь”, должно было “подобрать” с улицы “лишних” шахтеров, отыскать сегодня достаточно проблематично. Зато следы бывшего главы администрации Артема, при котором закрывались действуюшие шахты и тысячи горняков получили статус безработных, отыскать легко. Сегодня он работает в конторе “Приморскугля”.

Избранные места из переписки с правительством

Нынешней местной власти досталось тяжелое наследство. Но сказать, что сегодняшний глава города Александр Терентьев смирился с итогами реструктуризации и спокойно созерцает растущую очередь на артемовской бирже труда, нельзя. Достаточно почитать его переписку с Минтопэнерго и правительством России, чтобы это понять.

1988 год. “Заместителю министра Минтопэнерго Кожуховскому И. И. Нами разработаны и представлены предложения по проекту использования средств господдержки для реализации программы местного развития на 1998 год в размере 50054 тысячи рублей, в которых была учтена реальная численность высвобождаемых работников ликвидируемых шахт города (1268 человек). На создание под конкретные программы одного рабочего места для увольняемых шахтеров предусмотрены затраты в размере 100 рублей”.

1999 год. “Заместителю министра Минтопэнерго РФ Кожуховскому И. И. Муниципальному образованию г. Артем доведена контрольная цифра средств господдержки на 1999 год в объеме 6,45 млн. рублей. Администрация муниципального образования г. Артем на заседании рабочей группы правительственной комиссии и администрации Приморского края представила предложения по проекту обязательств использования средств государственной поддержки на 1998 год в размере 50 млн. рублей. Наши предложения по реализации программы местного развития предусматривают комплексное решение проблемы оставшихся без работы шахтеров, а не выполнение отдельных пунктов в целях рекламы. Мы считаем эту цифру заниженной, принятой без учета реальной численности высвобожденных работников”.

1999 год. “Председателю правительства РФ Примакову Е. М. Уважаемый Евгений Максимович! Администрация муниципального образования г. Артем, члены наблюдательного совета по социально-экономическим проблемам шахт города, обращаясь к Вам, просят прекратить процедуру банкротства и приватизации угольных предприятий, увеличить размер средств господдержки угольной промышленности в 1999 году, предусмотреть выделение необходимых средств администрации шахтерских городов на реализацию программ местного развития: обеспечение занятости населения, изменение экономической структуры этих городов, развитие конкурентоспособных и перспективных производств”.

Подобных писем и телеграмм улетело в Москву из Артема великое множество. А в ответ - тишина. Может, московским угольным генералам просто сказать нечего? А может, наоборот, все идет по плану. Только по плану не реконструкции, а развала угольной отрасли.

По данным Владимира Катальникова, члена комитета Государственной думы по строительству, транспорту и энергетике, для осуществления программ реструктуризации угольной отрасли потребуются инвестиции в размере 20 миллиардов долларов. Но реально шахтеры смогут получить лишь около 15 млрд. рублей. А ведь только на расходы, связанные с закрытием шахт по всей стране, требуется 15,2 млрд. рублей. Дадут же не более 3 миллиардов.

Так что невозможность реализации программ трудоустройства всех освобожденных от работы шахтеров предполагалась в верхах с самого начала.

А может, стоит Терентьеву плюнуть на все и согласиться раз и навсегда с этой куцей шестимиллионной “господдержкой”? И не требовать большего. Но в том-то и дело, что на эту “подачку” рабочих мест для всех шахтеров Артема не настроишь. А как потом смотреть в глаза безработным шахтерам, осаждающим артемовскую службу занятости? Поэтому Терентьев настроен биться до победного конца. А что прикажете делать, если и последняя действующая шахта города “Амурская” попала в “ликвидационную” программу и ее грозят закрыть уже в этом году? Но в нынешние времена “прихлопнуть” угольное предприятие не так-то просто. Шахту можно закрыть только с согласия местной администрации. Но она добро на закрытие “Амурской” давать пока не собирается.

Последний редут

Справка “В”. Шахта “Амурская” попадает в категорию “особо убыточных”. Себестоимость тонны угля на ней достигает 400 рублей, что в два раза выше, чем в целом по ОАО “Приморскуголь”. Задолженность по зарплате на ней накопилась за 10 месяцев и перевалила за 15 млн. рублей. Общая задолженность - за 90 млн.

- Приговор нам подписан уже три года назад, - говорит директор “Амурской” Виктор Харитонов. - Но мы пока держимся, карабкаемся из последних сил. В этом году увеличили добычу угля, снизили убытки. Только без господдержки шахта существовать не сможет. На сегодня необходимо 12 миллионов рублей. Но, очевидно, их не будет - подтверждения о дотировании до сих пор нет.

Справедливости ради нужно сказать, что у Харитонова сердце болит за родную шахту. Недаром же “Амурская” за счет своих средств пытается осваивать вблизи Артема новое месторождение антрацитовых углей. Но реальность сегодня такова, что средств на дальнейшее развитие предприятия ни “Приморскуголь”, ни “Росуголь” не дадут. Зато деньги есть на закрытие шахты. И несмотря на то, что большинство горняков на “Амурской” заинтересованы в сохранении своих рабочих мест, часть шахтеров напрямую связывают ликвидационные деньги с возможностью погашения долгов по зарплате. Правда, возникает вопрос: а дальше что?

Директор шахты достаточно осторожно говорит, что разработана программа создания четырех новых предприятий. Шахтерам хотят предложить попробовать себя в автотранспортных перевозках, лесопереработке, производстве упаковочных материалов и обслуживании промышленных холодильников.

Но эти проекты рассчитаны всего на 65 рабочих мест. А на шахте на сегодняшний день трудится более 500 человек. Так что прямой путь большинству шахтеров на улицу, а кому повезет - на пенсию. Да и жизнеспособность созданных на развале шахты предприятий тоже вызывает большие сомнения. Начальник управления экономики муниципального образования г. Артем Любовь Барсукова говорит, что город не испытывает потребности в новых холодильных емкостях. Уже существующие используются на одну треть. Вызывает сомнение и необходимость создания нового транспортного звена. Уже есть Артемовское АТП, которое переживает сегодня достаточно сложные времена, так как грузооборот в городе снизился на 36,7 процента, а перевозки грузов на 59.

Зато город испытывает острую потребность в бурых углях, которые выдает на-гора “Амурская.” Это высококалорийное топливо прямо идеально подходит для бытовых нужд, и доля его в общем потреблении угля Артемом достигает 18 процентов. И как говорит глава города Александр Терентьев, если шахту закроют, то администрации муниципального образования придется закупать бурые угли за пределами края. А это значит, что деньги из местного бюджета будут работать на благо других территорий. Да и ритмичность поставок углей со стороны тоже под вопросом, всегда будет присутствовать угроза оставить в наши зимы без топлива школы, детские сады, частный жилой сектор.

- Да, “Амурская” убыточна, - подтверждает Терентьев, - но, наверное, нельзя подходить к последнему угольному предприятию Артема с арифметической линейкой. Ведь экономика - это все-таки не арифметика, это алгебра. Закрытие шахты может принести городу гораздо больше убытков, чем поддержание ее на плаву. Смерть “Амурской” вызовет паралич и шахтерского поселка. А в нем, между прочим, проживает порядка трех тысяч человек. Сотни шахтеров пополнят армию безработных. Нас сейчас уговаривают согласиться с закрытием “Амурской”, говорят, что все будет хорошо. Но мы цену этим увещеваниям уже знаем и видим, во что выливается “реструктуризация” угольных предприятий: не решена ни одна социальная проблема, а “Приморскуголь” по-прежнему должен Артему огромные деньги - практически целый годовой бюджет. И, похоже, гасить долги его руководство не собирается.

Кстати, Артем хотел забрать “Амурскую” в муниципальную собственность, но без миллионных долгов, которые его бюджет просто не потянет. “Приморскуголь” был готов отдать шахту, но с долгами. Конценсуса не нашли, хотя погашение долгов шахты обошлось бы государству гораздо дешевле, чем ее закрытие. Но это государству. “Приморскуголь” - структура коммерческая, и у нее своя логика.

Но Терентьев убежден, что шахту закрывать нельзя ни в коем случае. Она еще может послужить городу. Готового решения, как ее сохранить, нет ни у кого. Его предстоит искать всем вместе: и городским властям, и краевой администрации, и специалистам - угольщикам. Да и самим горнякам нужно активно искать выход из наметившегося тупика, а не ждать покорно, пока их судьбу решат в московских высоких кабинетах.

И еще один нюанс. “Амурская” - последний шахтерский редут города. Так что, сдать его? Но как считает инженер “Амурской” Михаил Гайдайчук: “Нельзя торопиться с закрытием шахт, хотя бы на период энергетического кризиса. В жажду при нехватке воды только безумец может засыпать колодцы”.

P. S. Когда верстался номер, стало известно, что региональная энергетическая комиссия рекомендовала “Дальэнерго” приобретать уголь у других шахт, исключив “Амурскую” из списков поставщиков из-за высокой себестоимости ее продукции. Вот и получается, что подобная рекомендация ТЭКа косвенно подтверждает закрытие последней шахты Артема. И тот из города угольщиков превращается в город... безработных.

Завтра глава Артема Терентьев вылетает в Москву на встречу Владимира Путина с мэрами шахтерских городов. Может, последний редут удастся отстоять...

 

Автор : Андрей ИВАНОВ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Региональные князья ОДУрели

Губернаторы Хабаровского края, Сахалинской, Магаданской и Камчатской областей отправили в адрес и. о. президента России Владимира Путина коллективное письмо, в котором просили правительство немедленно принять меры по изменению уже сложившегося порядка распределения квот на добычу рыбы и морепродуктов в экономической зоне РФ и акватории Тихого океана.

Ну, за удорожание!

Лакмусовой бумажкой для водочного суррогата назвал в телефонном разговоре с корреспондентом “В” председатель комитета по ценообразованию и контролю за ценами краевой администрации Борис Курдюков правительственное решение о повышении минимальной цены на водку. С 25 февраля минимальная стоимость бутылки на оптовой базе должна составлять 30 рублей, а в розничной сети - не менее 31 рубля.

Далекие Фолкленды на пути возрождения ОАО “ВБТРФ”

10 февраля истек срок конкурсного производства на ОАО “Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота”. Команда арбитражного управляющего компании Карима Набиева может смело заявить о возрождении этого некогда одного из самых сильных рыбохозяйственных предприятий Советского Союза. Впервые в истории применения закона РФ “О несостоятельности (банкротстве)” на территории Приморского края предприятие, в отношении которого действовала процедура конкурсного управления, практически полностью восстановило свою платежеспособность. Однако эти услуги могут быть перечеркнуты стараниями иностранных компаний.

На границе непорядок

На днях состоялась поездка группы представителей властных структур Приморья в пункты пропуска “Турий рог”, “Сосновая падь”, “Полтавка” и “Краскино”, которые находятся на границе с Китаем. Делегацию возглавлял заместитель начальника Тихоокеанского регионального управления Федеральной пограничной службы России полковник Виктор Елютин. Помимо пограничников в работе комиссии участвовали представители администрации края, таможенного управления и транспортной инспекции.

Последний редут

В годы войны шахтеры Артема на свои кровные купили фронту танк. Эта “тридцатьчетверка” и по сей день стоит на пьедестале в центре города. Воды с тех пор много утекло, но сегодня в высказываниях шахтеров вновь проскальзывает желание купить грозную боевую машину. Но послать ее не в Чечню, а к крыльцу здания акционерного общества “Росуголь”, которое целенаправленно проводит политику Международного банка развития и реконструкции, направленную на закрытие большинства российских угольных шахт.

Последние номера