Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Маячника убили за миллион золотых

“Группа Дерсу” - так когда-то, много лет назад, представили мне семью Квашиных: Виктора, Татьяну и двоих их славных детей Володю и Светланку. В их “обретенном” имени не было никакой претенциозности - к тому времени семья путешественников исходила вдоль и поперек все Приморье.

“Группа Дерсу” - так когда-то, много лет назад, представили мне семью Квашиных: Виктора, Татьяну и двоих их славных детей Володю и Светланку. В их “обретенном” имени не было никакой претенциозности - к тому времени семья путешественников исходила вдоль и поперек все Приморье.

Прошла по побережью от м. Золотого до Находки. В ее “календаре движения” значилось 1500 км. Но самым продолжительным и серьезным считался 70-дневный поход “Дерсу” по маршруту В. К. Арсеньева. Квашины тогда отыскали старые стоянки известного путешественника и несколько археологических памятников, описанных им еще много лет тому назад, но до которых, увы, так и не добрались с тех пор ученые.

А вообще в первый свой поход по Приморью эта владивостокская семья отправилась почти 20 лет назад, когда сыну было три с половиной года, а дочурке всего два. И ни разу на маршруте не случилось ни одного ЧП (в добрый час сказать), не считая, конечно, путевых приключений. Просто нужно знать, с какой тщательностью и скрупулезностью готовится к каждому путешествию глава семьи: штудируются книги, досконально изучается карта, вымеряется каждый километр “движения”, составляется оптимальный список рюкзачной “поклажи”.

Что касается рациона питания - здесь надо отдать должное изобретательности и оптимизму хозяйки. Даже во времена тотального дефицита и продуктов, и финансов путешествия никогда не откладывались.

На заветной полке хранятся сегодня десятки и десятки дневников путешествий - с картами, графиками, рисунками, подробными записями находок и наблюдений. Уже много лет Виктор во время своего отпуска занимается поисками археологических памятников, разумеется, имея на то специальное разрешение. Отчеты отправляются в Москву.

Вот и недавний его 260-километровый одиночный переход по труднодоступным таежным районам северного Приморья имел цель - обследовать полуостров Низменный. Но встреча с жителями диких мест, романтика всего увиденного и пережитого, уникальные сведения о старинном маяке - все это заставило его написать путевые заметки, которые будут опубликованы в одном из ближайших номеров “Записок Общества изучения Амурского края”. Именно ОИАК отправило его в эту командировку. Из этой же статьи любопытные читатели могут узнать о восхождении путешественника на гору Облачную (1854 м), о его встрече с тигром, об открытии на полуострове Низменном трех археологических памятников бронзового и железного веков. И еще множество любопытных сведений.

Мы же решили опубликовать лишь небольшую часть дневника, где рассказывается об удивительной судьбе маяка Низменного, который до сих пор оставался для нас terra incognita.

“...Маяк Низменный находится всего в 30 км, если по морю, от пос. Ольга, где есть гидрографическая служба, оснащенная катерами типа ВРД. Но постоянные шторма и отсутствие причала делают маяк недоступным практически круглый год. По единственной дороге через Конские болота, крутой перевал и затем по р. Васильевке до Ольги - так набирается около 80 км. Но даже армейскому вездеходу этот путь не всегда под силу. Когда замерзают болота, крутой подъем на перевал покрывается наледью, тогда вездеход поднимается только с помощью лебедки. И так было во все времена. Вот выписка из формуляра маяка от 12 августа 1953 года: “Ближайший населенный пункт - пос. Тамахедза в 12 км. К нему пешеходная дорога длиной 25 км. Спасательных средств и плавсредств на маяке нет. Имеется гужевой транспорт. Маяк относится к разряду с особо труднодоступными условиями работы”. Давно уже нет пос. Тамахедза, располагавшегося в бухте Маневского, а Низменный по-прежнему считается самым труднодоступным.

...Маяк открылся неожиданно, в клочьях тумана, в шуме прибоя. И сразу повеяло романтикой от строгих очертаний этой старинной постройки в военно-морском стиле. Первым делом меня накормили, потом отправили в баню. Жить определили в кают-компании, прямо под маячной башней. За много лет путешествий так и не могу привыкнуть к простоте и доброте отношений, которые вмиг устанавливаются с людьми, живущими вдали от цивилизации. Из-за плохой погоды пришлось задержаться на маяке на целую неделю, и как оказалось, не зря. Иначе бы мне так и не довелось познакомиться с удивительной историей Низменного, сегодняшней жизнью маячников.

Начальник маяка Сергей Трифонов, техники Елена Трифонова и Владимир Еременок до перестройки работали в Дальнегорске. Когда пришли трудные времена - устроились маячниками и не жалеют. На Низменном живут уже четыре года. Вахту несут суточную. Живут тут же, в маячном городке, построенном еще до революции. Дополнением к пайку, который завозится один раз в год морем, служат огородик, продуваемый вечными ветрами, и рыбалка на близлежащих озерах, где водятся гольяны, красноперка.

Радиоприемник и телевизор транслируют здесь преимущественно японские станции. Почта сюда вообще не доставляется, поэтому плохие новости, как, впрочем, и хорошие, на Низменный если и попадают, то со значительным опозданием. Что особенно удивило меня на маяке - почти стерильная чистота. В помещения запрещается входить в обуви.

Маячники с особым уважением относятся к своему производству. Его судьба достойна такой памяти и заботы. Здание Низменного было построено в 1903 году. Аккуратные блоки, из которых сложены все постройки и стена, огораживающая маячный городок, вытесаны из скального обрыва. Белый цемент придал сооружениям особую прочность.

Оборудование для маяка завезли из Франции. Вот выписка из старого формуляра: “Механизм вращения маяка фирмы ”Сотре-Гарле”. Оптический аппарат вращается на ртути при помощи часового механизма. Год установки 1903... Полная высота башни маяка - 17,4 м.... полная высота башни от уровня моря - 66,2 м... цвет огня маяка белый... сила света маяка 1 080 000 свечей... географическая дальность видимости огня 22,8 миль. Источник света - керосиновая горелка. Расход керосина - 510 г в час. Расход спирта на разогрев - 70 г”.

Начальник маяка рассказал, что огромная линза весом несколько сот килограммов была установлена в чаше, в которую наливалось 150 кг ртути. На таком подшипнике линза начинала вращаться от прикосновения пальца. На керосине маяк работал почти полвека. Составные части линзы - толстые стекла в бронзовых оправах до сих пор хранятся здесь и числятся на балансе. Маячники беспокоятся за их судьбу: “Сдадут на металлолом, а это последняя старинная реликвия. Их бы в музей!” Год назад сняли маячный колокол, отлитый специально для Низменного, и передали новой церкви в пос. Тимофеевка. А сам маяк остался без голоса: наутофон, который подает звуковой сигнал, уже несколько лет не работает из-за отсутствия импортных запчастей.

Сводили меня и на могилу первого начальника маяка Иоиля Викентьевича Давидовича. Рассказывают, что летом 1907 года, когда он вез на маяк плату за установку оборудования - вексель на один миллион рублей золотом, на перевале на него напали хунхузы, рассчитывая на наличные, и зверски расправились с ним. Невеста молодого начальника маяка два года везла из Петербурга сюда, в дальневосточную глухомань, надгробный памятник из белого мрамора. В советское время могила была разрушена. Надгробие увез какой-то офицер. Несколько лет назад маячники сами восстановили захоронение. Могильную плиту сделали из бетона, установили старый памятник, крест, правда, с него давно сбили. Обнесли могилу цепями. На памятнике, который стоит в окружении дубняка, и сегодня еще можно прочесть надписи: “Здесь покоится Иоиль Викентьевич Давидович скон. 15 июля 1907 г. 29 лет”. “От Родины милой далекой нашел ты могилу здесь на скале. Спи же, мой милый, глубоко. Вечная память тебе”. Вот такая трагическая история.

Вернувшись домой, я пытался найти маяк Низменный в своде “Памятников истории и культуры Приморского края”. К сожалению, его там не оказалось, как, впрочем, и некоторых других старинных маяков. А ведь Низменный безусловно представляет и архитектурную, и историческую ценность. Это четвертый по времени постройки маяк на побережье Приморья после Скрыплева, Поворотного, Назимова”.

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА, "Владивосток", снимки Виктора КВАШИНА, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Благими намерениями...

Возмущенная моим издевательством над мужем-инвалидом, пенсионерка требовала принести ей 2 кг макарон на дом. В противном случае грозила подать в суд. “Издевательство” заключалось в том, что в информации, опубликованной в “В”, не указывались ограничения для получения заветных талонов. Поэтому когда ее муж, имеющий пенсию в 609 рублей, вернулся домой ни с чем, женщина обвинила во всем корреспондента.

Новые назначения в природоохране

На днях практически одновременно два природоохранных ведомства сменили своих руководителей.

Хоть на Первой Речке живи!

В течение нескольких лет во Владивостоке не проводилась ежегодная перерегистрация очередников, состоящих на “учете нуждающихся в улучшении жилищных условий”. Прорыв наконец сделала администрация Первореченского района - там до 31 марта пройдет перерегистрация жителей, не потерявших надежду получить новую квартиру.

Дети знают толк в любви

В День святого Валентина в городском центре детского и юношеского творчества пройдет праздник-конкурс “Любовь - волшебная страна”.

Пушкин с нами

Что в имени тебе моем? Оно умрет, как шум печальный Волны, плеснувшей в берег дальний, - грустил поэт бог знает сколько лет назад, наверное, не предполагая, что в имени его для нас будет все: душа, красота, любовь, - и что в день памяти Пушкина, трагической гибели его после дуэли на Черной речке владивостокцы всегда будут читать бессмертные стихи.

Последние номера