Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Происшествия

На деньги убитых стариков изверг справил именины

Наверное, никто из читателей "В" не остался равнодушным к опубликованной в минувшую пятницу информации "Фронтового танкиста убили в год 55-летия Победы". Зверская расправа над 77-летним участником Великой Отечественной войны и его парализованной женой потрясла каждого, кто узнал об этом случившемся во Владивостоке преступлении.

Наверное, никто из читателей "В" не остался равнодушным к опубликованной в минувшую пятницу информации "Фронтового танкиста убили в год 55-летия Победы". Зверская расправа над 77-летним участником Великой Отечественной войны и его парализованной женой потрясла каждого, кто узнал об этом случившемся во Владивостоке преступлении.

Редакцию "В" буквально захлестнул вал телефонных звонков: как идет расследование, есть ли результаты, обязательно сообщите, если будет арестован убийца, расскажите, что это за подонок, поднявший руку на беспомощных стариков. Сегодня мы с удовлетворением извещаем, что преступление раскрыто, подозреваемый в нем задержан правоохранительными органами и в содеянном сознался. А факты, судя по всему, таковы...

В тот вечер в дверь квартиры супругов Костериных на улице Давыдова, 32 позвонил... родственник. Не кровный родственник, а дальний - точнее будет сказать, что с этой родней Костерины были в свойстве. Ну а пришедшего к ним в гости Александра Ивановича В. вообще никогда не видели, но припомнили, что да, есть такой, когда он представился: я, мол, сын известной вам Марии Леонтьевны, оказался вот во Владивостоке и решил вас навестить. Знал бы бедный Петр Петрович, кого он впустил в дом!

Бессовестный пьяница Александр В. давно стал проклятьем своих близких. Когда-то у него были семья, работа, хорошая трехкомнатная квартира в поселке Заводском. Но постепенно Александр Иванович все больше пил и во хмелю становился все более буйным, поэтому измученная жена, хотя у них росли трое детей, разошлась с таким “кормильцем” и разменяла большую квартиру. Впрочем, свое новое жилье алкоголик вскоре продал, пропил. С тех пор жил где попало, водя компанию с подобными себе, потерявшими человеческий облик пропойцами.

Не случайно несчастная Мария Леонтьевна избегала рассказывать посторонним о своем сыне: ничего, кроме горя, он ей не приносил. Каждый раз, появляясь в ее доме в селе Раздольном, подворовывал, тащил у матери что-нибудь на пропой. Когда она лежала с инфарктом, украл и сдал в пункт приема цветного металла даже молочные бидоны - без этих алюминиевых фляг в сельском доме не обойтись.

Вот такой гость в недобрый час возник на пороге квартиры инвалидов Костериных. Пойти к ним, как говорит теперь Александр В., он надумал после того, как не нашел куда приткнуться в краевом центре. В Заводском, Артеме и Раздольном уже и прежние собутыльники гнали его вон, требуя какого-либо вклада в застолье. Не повезло в этот раз пьянице и во Владивостоке. Слоняясь по городу, он и вспомнил о существовании добрых стариков, о которых слышал раньше от матери и сестры. Где живут Петр Петрович с Екатериной Васильевной, узнал в адресном бюро.

Петр Петрович нежданного свойственника встретил приветливо. Он вообще был человеком радушным, сердечным. Когда о его трагической смерти узнали в ОГАТе, где Костерин работал водителем, а на пенсии уже - кочегаром, то директор Анатолий Шевчук, позвонив сыновьям Петра Петровича с искренними соболезнованиями и предложением помощи в похоронах, горестно сказал: “Как жаль, что нет больше нашего родненького танкиста”. Так его любовно называли в коллективе, потому что фронтовой танкист, инвалид войны Костерин, увидев знакомых, всегда улыбался и весело вскрикивал: “Ой, родненькие вы мои!”

Чтобы достойно принять гостя, дед выделил деньги на бутылку и, пока Александр Иванович сходил в магазин, накрыл стол. Выпили, поужинали. Обрадовавшийся собеседнику Петр Петрович говорил о своей жизни, о том, как воевал, потом достал из шкафа и показал Александру боевые награды... Был уже поздний вечер. Хозяева предложили остаться ночевать. Александр В. на это и рассчитывал - идти-то было некуда, но хотелось еще водки, как говорится, “трубы горели”, и гость разбушевался. Сейчас он объясняет: мол, пьяным я нехороший, буйный, и меня выгонять стали. Старуха так и сказала мужу: “Выгони его к чертовой матери, чтоб духу его тут не было”.

Петр Петрович стал провожать хмельного гостя к выходу, в прихожую. Вот там разъяренный алкоголик и схватился за топор... Старик пытался закрыться от ударов руками, но вскоре, истекая кровью, рухнул на пол. А убийца с топором наперевес ринулся в спальню - отомстить парализованной бабке, которая велела прогнать его к чертовой матери.

Увы, прогнать не удалось. Именно в квартире убитых Костериных, рядом с изрубленными телами Петра Петровича и Екатерины Васильевны подонок заночевал и поутру покинул окровавленный дом не с пустыми руками: во-первых, отыскал стариковскую заначку - несколько сотен рублей, что они откладывали с пенсии, а во-вторых, прихватил с кухни маленький черно-белый телевизор (в комнате стоял другой, посолиднее, но хозяин упомянул, что неисправный).

С похищенным телевизором под мышкой Александра В. и остановил милиционер у автовокзала. То есть преступник привлек внимание правоохранительных органов уже наутро после убийства! Но трупы жертв еще не были обнаружены, среди “ориентировок” в милиции не имелось заявлений о краже телевизора, и явно подозрительного субъекта с его ношей отпустили восвояси.

Туда, в Заводской, к своим компаньонам-пьянчужкам Александр В., что называется, прибыл победителем: с деньгами! Загул начался непосредственно по приезде, а через пару дней все местные богодулы собрались уже “по поводу” - Александр Иванович отмечал свой день рождения. Алкоголику и убийце исполнился 51 год. Вскоре после шумных запьянцовских именин он был задержан и водворен в следственный изолятор. По имеющимся у “В” сведениям, Александр В. практически сразу признался в преступлении и теперь ищет себе оправдание в том, что совершил убийство, будучи нетрезвым: “Когда пьяный, я нехороший”.

Эти доводы вряд ли примут во внимание и предстоящий суд, и прежде всего сыновья зверски зарубленных Петра Петровича и Екатерины Васильевны - никогда не простят они убийце, что не дал он их пожилым, много выстрадавшим родителям спокойно умереть своей смертью, прожив столько, сколько им было отпущено богом.

Автор : Светлана ЖУКОВА, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Огурцы подешевели

Первые огурцы из ОПХ “Дальневосточное”, расположенного в артемовском селе Суражевка, появились в Приморье еще к новогоднему столу. Но были они, конечно, недешевы. Почти месяц отпускная цена в опытно-производственном хозяйстве держалась в 40 рублей. А еще торговые накрутки. Тем не менее на сегодняшний день тепличное хозяйство продало уже 105 тонн первой витаминной продукции.

Куда крестьянину податься?

Во Владивостоке в зале публичной библиотеки им. Горького состоялась ежегодная встреча фермеров края, объединенных в ассоциацию крестьянских хозяйств и кооперативов (АККОР) “Приморская”. Открывавший собрание генеральный директор АККОР Николай Михайлец назвал главные проблемы сегодняшнего дня: кредиты для весенних работ, реализация будущего урожая, освоение новых технологий в растениеводстве и переработке продукции.

Утром - деньги, вечером - мазут. Но деньги вперед!

Предприятие тепловых сетей “Дальэнерго” вновь подняло параметры на своих теплоисточниках во Владивостоке до уровня плюс 55-57 градусов С в ночное время. В дневные часы горячая вода будет нагреваться всего до 50-52 градусов.

На деньги убитых стариков изверг справил именины

Наверное, никто из читателей "В" не остался равнодушным к опубликованной в минувшую пятницу информации "Фронтового танкиста убили в год 55-летия Победы". Зверская расправа над 77-летним участником Великой Отечественной войны и его парализованной женой потрясла каждого, кто узнал об этом случившемся во Владивостоке преступлении.

Последние номера