Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Мегаполис

Посылки на невидимый фронт

"В одной из воинских частей, дислоцированных на территории Приморского края, состоялась передача партии гуманитарного груза, предназначенного для участников контртеррористической операции в Чечне" - именно так, предельно загадочно, следует писать этот репортаж с точки зрения военной цензуры. Корреспонденты "В", побывавшие в минувшую пятницу в одной из наиболее "закрытых" элитных частей Дальневосточного округа, оказались в сложном положении, поскольку по-настоящему значимые, волнующие свидетельства и подробности приходится оставлять за рамками газетного повествования. Но мы не ропщем: на войне как на войне.

"В одной из воинских частей, дислоцированных на территории Приморского края, состоялась передача партии гуманитарного груза, предназначенного для участников контртеррористической операции в Чечне" - именно так, предельно загадочно, следует писать этот репортаж с точки зрения военной цензуры. Корреспонденты "В", побывавшие в минувшую пятницу в одной из наиболее "закрытых" элитных частей Дальневосточного округа, оказались в сложном положении, поскольку по-настоящему значимые, волнующие свидетельства и подробности приходится оставлять за рамками газетного повествования. Но мы не ропщем: на войне как на войне.

События на Северном Кавказе, называемые с подачи кремлевских имиджмейкеров обтекаемым словом "операция", считают самой настоящей войной те, кто в них участвует. Получившие похоронки на сыновей проклинают чеченскую войну, оставляя словесные игры специалистам по связям с общественностью. И только война - большое общее горе - смогла наполнить новым содержанием старый добрый лозунг "Народ и армия – едины". Все Приморье, от губернатора края до 10-летнего мальчика, пожертвовавшего банку любимого варенья, собирало посылки "на фронт" в ходе акции "Забота", проведенной по призыву совета родителей военнослужащих. Десять тонн гуманитарного груза, который сегодня самолетом отправляется в Чечню с военного аэродрома Воздвиженка, включают в себя не только медикаменты, продовольствие и экипировку. В ящиках и коробках чудесным образом уместились невесомые, но вполне осязаемые надежда и тревога, забота и материнская нежность.

Солдатские матери

Драгоценный во всех смыслах груз полетит в Чечню в сопровождении шести активисток движения солдатских матерей, представляющих Приморский и Хабаровский края, Амурскую и Сахалинскую области. Еще во время первой чеченской войны, в 1995 году, в Приморье была создана общественная организация родителей военнослужащих, совет которой возглавила Валентина Деревова. В тот год Валентина Петровна вместе с группой солдатских матерей Дальневосточного округа тоже летала в Чечню, лично раздавая в солдатские руки собранную в крае гуманитарную помощь. На "вертушках" и бронетранспортерах отчаянные родительницы добирались в самые отдаленные аулы, где служили призывники-дальневосточники, вплоть до горного Шатоя (бывший поселок Советский), в окрестностях которого воевал легендарный 245-й мотострелковый полк.

Уже тогда губернатор Евгений Наздратенко поддержал инициативу солдатских матерей. Совет родителей получил комнату в здании на Алеутской, 16. Именно здесь в течение двух недель января этого года, отведенных на сбор помощи, собирали посылки в Чечню. Получившая губернаторский статус акция "Забота" проводилась советом родителей военнослужащих, имеющим 34 отделения по краю, при самой деятельной поддержке администраций всех уровней.

Военная тайна

Вспоминая советские времена и стилистику газеты “Красная звезда”, назовем место, в котором побывали корреспонденты “В”, по-уставному: “часть, где служит полковник Виталий Тюрин”. Именно Виталий Тюрин позвонил к нам в газету в прошлую среду, вернувшись из командировки в Дальнереченск, где хоронили погибшего в Чечне солдата из его части Сергея Дюндина. Виталий Викторович служит заместителем командира по работе с личным составом, по привычке называет себя замполитом. Именно ему приходится выполнять эмоционально тяжелую работу, включающую объяснения с родителями военнослужащих и скорбные миссии, подобные дальнереченской.

С одной стороны, Виталий Викторович попенял нам за излишнюю информированность: прочитав в “В” о погибших в Чечне, в часть приехали несколько встревоженных матерей, чтобы увезти домой своих детей. С другой стороны, замполит хотел отметить отзывчивость дальнереченской администрации и лично Зинаиды Орещенко при проведении похорон.

Подключившись к контртеррористической операции в ноябре прошлого года, часть полковника Тюрина уже потеряла трех солдат убитыми, тяжело ранены офицер и прапорщик. Напомним, что на сегодняшний день в Чечне погибли девять приморцев, воевавших в Чечне в составе подразделений министерств обороны, юстиции и внутренних дел.

В семье – не без урода, в десанте - не без труса

Объясняя корреспондентам, о чем нельзя писать, Виталий Викторович сказал, что обязательно нужно упомянуть бывшего солдата части по фамилии Камбарьянц. Он был дезертиром, Тюрин лично разыскивал его, ездил к родителям в микрорайон на бухте Тихой во Владивостоке. Беглеца осудили, но президентская амнистия освободила его от ответственности. “С другой стороны, есть и такие, как солдат Иванов. По нашим меркам, он “залетчик”, и в списки на отправку в Чечню его не включили. Но он подходит и просится – возьмите меня”, - говорит замполит. Именно на таких Ивановых, совестливых и мужественных, держится Россия.

Недавно министерство обороны отменило обязательное требование для солдат срочной службы, направляемых в “горячие точки” – не менее года службы за плечами и согласие родителей. Сейчас достаточно полгода “учебки”, а родителям о “командировке” сына лучше бы и вовсе не знать. Тем не менее буквально три дня назад Комитет солдатских матерей России обратился к Путину с требованием отозвать из Чечни солдат срочной службы, мальчишек в возрасте до 20 лет. “Но проблема состоит в том, что в Чечне не хватает войск, – комментирует Тюрин, - у президента сейчас охрана больше, чем число штурмующих Грозный”.

У ворот части можно увидеть две категории гражданских людей. Это родители, прибывшие для встречи с сыновьями, и бывшие военнослужащие срочной службы, желающие отправиться в Чечню по контракту, чтобы получать обещанные Путиным 850 рублей за день боевых действий. В декабре прошлого года военкоматы Приморья отобрали более 500 добровольцев-контрактников, 25 из них сегодня вылетают на передовую. По нашим расчетам, это каждый десятый из отправляемого подразделения.

Командирские часы

“По большому счету никакой гуманитарной помощи нам не надо. Кормят у нас хорошо, и все необходимое у солдат есть”, – говорит Тюрин. И действительно, солдаты, которых мы видели на церемонии в клубе части, не выглядели худыми и тем более изможденными, хотя на полигон для стрельб они добираются своим ходом, а это 40 километров при полной выкладке. Не гиганты, конечно, хотя когда-то в эту часть отбирали призывников не ниже 175 сантиметров ростом и с первым спортивным разрядом как минимум. Крепыши как на подбор, с хорошими русскими лицами, ребята производят благоприятное впечатление.

“Наш опыт боевых действий в Чечне показывает острую необходимость современных средств связи. Нужны не допотопные ящики-радиостанции, а мобильные “моторолы”. Нужен спутниковый определитель координат, который есть, например, у морпехов. Цена ему – полторы тысячи долларов, но от него зависят жизнь и выполнение боевой задачи”, - мечтает Виталий Викторович. “Да что говорить, у большинства сержантов по нашей нищете нет даже наручных часов. Мы обратились в краевую администрацию и в администрацию Владивостока с просьбой помочь в приобретении того, что реально необходимо в первую очередь - часов и спальных мешков. Валентин Нечаев, заместитель Копылова, – молодец. Он сказал: покупайте, деньги мы найдем. Купили сотню спальников и 60 часов, именно таких, какие нужны: “Командирские”, со светящимся циферблатом”. Полковник Тюрин колебался, стоит ли указывать, что деньги выделены из городской казны – не поставят ли эти затраты Юрию Копылову в укор. Не поставят, Виталий Викторович, не волнуйтесь, потому что крайне редко городские деньги – а это сто тысяч рублей - тратились бы с такой явной пользой для всех нас, живущих в мирных условиях.

Враг не дремлет

Опасения военных по поводу излишней огласки имеют в основании соображения реальной безопасности. Офицеры рассказали корреспондентам “В”, что еще в декабре на доме, где проживают их семьи, появились листовки с угрозами. Некий “командир ичкерийского батальона” обещал беспощадную борьбу и теракты, что всерьез обеспокоило офицерских жен и детей. На прошлой неделе кто-то облил бензином и поджег дверь начальника штаба части. Знакомые офицерам охотники, промышляющие в районе полигона, утверждают, что за подготовкой десантников ведется постоянное наблюдение из укрытий, и лица у наблюдателей отнюдь не нашенские. Есть данные, что за списки и анкетные данные офицеров части предлагали деньги - по 500 рублей за каждый адрес.

Патриот – он и в тылу патриот

Эскалация боевых действий в Чечне возвращает россиян к своим корням, к лучшим традициям народа. Конечно, лозунг “Все для фронта, все для победы” звучал бы пока несколько преждевременно, но благородство и порой самопожертвование тысяч людей в Приморье проявились в ходе акции “Забота” в полной мере.

У полковника Тюрина – свой список благотворителей, никогда не отказывающих десантникам в их неотложных нуждах, от экипировки до похоронных услуг. Эти люди и без того хорошо известны в крае, но Виталий Викторович настаивает на их упоминании: депутат краевой думы и предприниматель Юрий Смирнов, Юрий Попов из “Приморской сои”, Юрий Емец (“Уссурийский бальзам”), Александр Хоменко (“Приморский сахар”), Николай Ким (АО “Дружба”), рыбозаводчик Эдуард Блинов, вице-мэр Уссурийска Александр Костенко, его коллега из Владивостока Валентин Нечаев. Невозможно перечислить всех, принявших участие в губернаторской акции “Забота”, к тому же большинству не нужна никакая реклама, а тем более - за счет святого долга каждого россиянина. Но от имени солдат и офицеров, выполняющих боевую задачу в Чечне, – низкий поклон вам.

Пятый тост

В части, где служит полковник Тюрин, накоплен большой и горький опыт службы в горячих точках. Значительная часть офицеров – около полусотни - прошли Афганистан, где нанюхались пороха по самое “не хочу”. Многие приняли участие в чеченских событиях 1994-1996 гг. Они говорят, что по итогам боев и потерь последних месяцев в армии родился новый тост, дополняющий известный “третий тост” – за тех, кто погиб. Он пьется пятым и звучит жутковато: за то, чтобы свои не добили. Это очень актуальное по нынешним временам пожелание хотелось бы адресовать каждому из доброй тысячи приморцев, без рассуждений на политические темы выполняющих в эти дни свою боевую задачу в Чечне.

 

Автор : Александр КАРТАШОВ, Вячеслав ВОЯКИН (фото), "Владивосток"

В этом номере:
Комиссия разберется с приморской энергетикой

В ближайшее время в Приморский край должна прибыть комиссия РАО “ЕЭС России”, чтобы на месте изучить сложную ситуацию, сложившуюся в энергетике края. Это и холод в домах, и постоянное отсутствие топлива, и взаимоотношения между ЗАО “Владэнерго” и ОАО “Дальэнерго”.

“Магадан” обслуживает Русский - Владивосток

Морская администрация порта Владивосток взяла в краткосрочную аренду ледокол “Магадан”. И хотя стоимость 1 часа работы портового ледокола довольно велика - 11 тысяч рублей, без его помощи не обойтись. Ведь судоходство в прибрежных водах залива Петра Великого со второй половины января сведено до минимума, поскольку все забито льдом.

Где тонко, там и рвется

В минувший четверг перед утренним пиком потребления электроэнергии в крае снова был срыв в работе ТЭКа Приморья: из-за остановки седьмого энергоблока в Лучегорске, на этот раз по техническим причинам, был резко сокращен уровень нагрузки.

Люди пили сточные воды

В селе Тимофеевка Ольгинского района зарегистрирована вспышка дизентерии.

Грабители не пожалели ни хозяина, ни попугая

Неизвестно, какие богатства рассчитывали найти грабители в скромной двухкомнатной квартире на владивостокской улице Нейбута, но хозяина они повесили, очевидно, чтобы не мешал искать предполагаемые ценности...

Последние номера